Древние монстры Земли и Океана

Бегемот, он же гиппопотам, – животное, знакомое сегодня всем. Этакий грозный, нелепого вида гигант. Но сегодня мы поговорим не о реальном млекопитающем, которое, кажется, изучено зоологами вдоль и поперек, а о Бегемоте мифическом, образ которого издревле пугал и отталкивал.

Библейское толкование

Этот монстр довольно точно описан в десяти стихах ветхозаветной Книги Иова. Это чудовище, во-первых, первобытное, созданное Богом, наряду с человеком. Во-вторых, травоядное – «он ест траву, словно вол», имеет мощные мускулы, кости, «будто железные прутья», а ноги – «словно медные трубы». Существо живет на болоте, спит в тени ив, пьет из реки, а «горы приносят ему еду». В библейской традиции Бегемот является главным и непобедимым монстром на суше. Подобно Левиафану – основному водному чудовищу. Иногда его описывают как нечто похожее на дракона.

По другой легенде, никто не сможет истребить этого земного монстра, за исключением Бога – «Того, кто данное животное создал». Этимология слова «бегемот», как утверждают языковеды, восходит к множественному числу древнееврейского «бехема», что означает «скотина». Луис де Леон, испанский поэт, мистик, переводчик и толкователь библейских текстов в своем «Пояснении…» к Книге Иова говорит так: «Это древнееврейское название, как если сказать бы «скоты»; а по общему разумению оно именует слона, названного таким образом за его огромность, словно одно животное равно многим».

Любопытным фактом является то, что во множественном числе произносится в Библии также и Элохим – имя Бога, хотя и управляемый глагол употреблен в единственном (если дословно: «В начале сотворил Боги небо и землю»).

Есть свидетельства о данном существе и в других мифологиях и религиях. Еврейский монстр Бегемот, по мнению некоторых исследователей, ассоциируется с аналогичным существом у древних персов и считается Царем всех зверей. Немалое внимание уделяется данному персонажу и в христианской демонологии, но уже в другой ипостаси и с иными функциями и характеристиками.

Христианский вариант

Согласно новозаветным источникам и их трактовкам, Бегемот ассоциируется с демоном, что может принять форму любого крупного животного, даже не столь габаритного, как слон или гиппопотам. В топе воплощений: собака, волк, лиса, кот (так вот откуда у булгаковского героя кота Бегемота «ноги растут»). Этот адский персонаж, согласно небезызвестному «Молоту ведьм», провоцирует у людей звериные наклонности. А также нападает на человека, используя сладострастие, что может «ощущаться как зуд в районе чресл». Бегемот, по мнению европейских демонологов Средневековья и Раннего Возрождения, может принять и женский образ, чтоб искусить и ввести в соблазн мужчину.

Также он ответственен за богохульство и сквернословие, а как придворный Сатаны имеет должность хранителя кубка, руководя пирами, которые устраивает властитель ада. А еще, согласно средневековым «свидетельствам очевидцев», монстр – чуть ли не самый жестокий палач, а все грешники трепещут, заслышав его пение и трубу.

В христианской традиции его зачастую изображают чудищем с гиппопотамьей головой, с увесистым животом, слоновьими ногами и когтистыми руками. А по описаниям бестиариев, Бегемот может вызывать землетрясение и имеет еще одно лицо на своей груди. В христианской демонологии он также олицетворяет чревоугодие.

Реальное животное или динозавр?

Многие исследователи интерпретируют Бегемота как мифологическое существо. Однако некоторые пытаются идентифицировать его облик с земными животными.

Так, в Книге Иова Бегемот с Левиафаном перечислены в ряде с реальными представителями фауны: козой, орлом, ястребом, к примеру. Это позволяет ученым предполагать, что властители воды и земли могут быть вполне реальными существами. А на роль библейского Бегемота прочат и индийского буйвола, и носорога, и слона, и, собственно, гиппопотама. В противовес этому криптозоологи предполагают: Бегемот был динозавром. К примеру, зауроподом из группы четвероногих и растительноядных, обитавших вплоть до мелового периода, предположительно, на всех материках. У большого зауропода как раз и был массивный хвост («поворачивает хвостом, словно кедром»), а также некоторые другие схожие по описанию характеристики.

Кто такой Левиафан?

С идентификацией другого монстра – теперь уже морского – у ученых тоже имеются свои трудности. Это мифическое чудовище, яркий образ которого, по всей видимости, перешел из Вавилона и Ханаана – персонификация сил зла. Угаритский Латан, спутник морского бога, повергается верховным Баалом. Причем он был уничтожен еще в доисторическое время.

Его основные характеристики в этом эпосе – множество голов, огромные глаза, позволяющие видеть сквозь толщу вод, двойные ряды острейших зубов, которые сверкают. Длинные тонкие шеи, которые венчают громадные и вытянутые головы. Возможна и отдаленная связь чудовищного Левиафана с Тиамат из Древнего Вавилона. Та олицетворяла морскую стихию, а при делении вод на верхние и нижние была рассечена пополам самим Мардуком.

Нечто подобное в описании видим и в Ветхом Завете. Исследователи насчитали порядка 90 стихов, в которых упоминается Левиафан. Здесь данное морское животное описывается то как крокодил, то как гигантский змий или же чудовищный дракон. В Библии Левиафан упоминается (вместе с уже знакомым нам Бегемотом) как пример божественного творения, которое непостижимо для людей. Или выступает в роли враждебного высшим силам могущественного монстра, над которым Бог периодически одерживает победу.

В Книге Еноха а также и в других манускриптах говорится о первоначальном отделении друг от друга Бегемота и Левиафана как женского и мужского полов, которые в состоянии первобытного хаоса были слиты воедино.

Но наиболее объемное (и весьма поэтическое) описание этого «чудища морского» читаем в Книге Иова: «Не существует отважного смельчака, который бы потревожил Левиафана. Не умолчу и о членах его, и о силе, о прекрасной соразмерности пропорций. Кто сможет открыть верх одежд его, кто приблизится к двойным челюстям зверя? Кто сможет отворить дверь лица? Круг его зубов – ужас; крепкие щиты панциря – само великолепие; они скрепляются, как печатью – накрепко, и один с другим соприкасается столь близко, что воздух не пройдет меж ними; друг с другом сцеплены столь плотно, что не раздвигаются. От чиха зверя зажигается свет; глаза его, как зоряные ресницы; из пасти выходят языки пламени, выскакивают искры огненные; из ноздрей выходит дым, словно из кипящего котла. Дыханье его может раскалять угли, а из пасти вырывается пламя. В шее обитает огромная сила. Мясистые части его тела сплочены меж собой и не дрогнут. Сердце зверя твердо, словно каменное, жестко, как жернов. Когда же он поднимается, то любые силачи повергаются в страх и тотчас теряются от ужаса. Оружие, коснувшееся его, не устоит: меч, копье, дротик – все едино. Бесполезны и латы. Железо монстр считает соломой, медь – гнилым деревом. Стрела, дочь лука, не обратит Левиафана в бегство; а камни из пращи будут для него как плева. Булава считается соломиной для него; свисту дротика – зверь смеется. Он на острых камнях пребывает в грязи. И кипятит пучину, словно котел, а море превращает в кипящую массу, оставляя за собой светящийся путь; бездна тебе покажется сединою. Нет подобного ему; он сотворен бесстрашным, и на все высокое взирает со смелостью, являясь царем над всеми сынами гордости…».