Страшная сила

Небывалая сила эта женская красота. Чего только не делали ради нее! На какие жертвы шли! Какие только подвиги не совершали! Но вот в чем заковыка: от любви сильный пол сходил одинаково, а вот красота прекрасной половины была на протяжении эпох разной. И пухлая грация Рубенса с удивлением взирала бы на бледных красоток средневековья.

Вердикт Париса

Естественно, что во все времена ценителями женской красоты были мужчины. Одним из первых был сын троянского царя Парис. Именно ему выпала нелегкая доля  рассудить: кто же из трех богинь - Афины, Афродиты и Геры - самая красивая? Парис выбрал богиню любви - Афродиту (в римском варианте - Венеру). И вручил ей яблоко с надписью «Прекраснейшей».

 

Красота Афродиты стала каноном. Скульпторы стремились воплощать этот образ в камне. Самая известная статуя тех дней - Венера Милосская. Хотя кроме нее были и Венера Медичи, и Отдыхающая Афродита, и Афродита Родосская. Всех их объединяла удивительная гармония лица и тела. Эта красота выражалась в цифрах: рост 164 см, окружность груди 86 см, талии – 69 см, бедер – 93 см. Прекрасным считалось лицо, которое можно было разделить на несколько равных частей (три или четыре).

В моде была красота строгая и благородная. Прежде всего ценились голубые глаза, златокудрые волосы и светлая, блестящая кожа. Но первое место занимали... волосы. Даже Апулей, знаменитый писатель древности, считал, что вряд ли Вулкан женился бы на Венере, а Марс влюбился в нее, если бы она не была златокудрой. Поэтому модницы стремились превратиться в блондинок и высветлить волосы, пользуясь для этого всеми доступными на тот момент средствами.

Женщины, как правило, волосы не обрезали. Они укладывали их узлом или перевязывали на затылке лентой. «Античный узел» вошел в историю прически и до сих пор находит себе почитательниц.

 

Это интересно!

Вообще, первыми произведениями искусства были именно женские фигурки. Археологи прозвали их "палеолитическим Венерами". Разумеется, с изрядной долей шутки, ибо выглядят эти "Венеры" по нашим меркам крайне непривлекательно. Лицо, руки и ноги, как правило, даже не намечались, зато первобытный художник богато наделил фигурки гипертрофированными женскими признаками — обвисшими грудями, резко выделенным, свисающим до колен животом и большими бедрами.

Однако, вряд ли эти фигурки были канонами красоты. При изготовлении "Венер" художником двигали не столько эротические, сколько культовые мотивы: здесь проявлялось уважительное отношение к зрелой женщине, этакому "сосуду" для беременности. Учитывая, что жизнь людей эпохи палеолита была тяжела и опасна, такие "плодородные" женщины, дожившие до зрелости, были в большой цене.
 

По образу Девы Марии

Все резко изменилось в Средние века. Идеал женщины стала олицетворять Дева Мария – удлиненный овал лица, подчеркнуто высокий лоб, огромные глаза и маленький рот. Плюс к этому - весьма поощрялось следование правилам аскетизма. Потому как земная красота стала считаться греховной, а наслаждение ею – недозволенным. Тело  старательно прятали под широкими платьями, волосы скрывали под чепчиками.Также был предан забвению весь арсенал средств для улучшения внешности, которые были так популярны в античные времена.

Кстати, архиепископ кентерберийский Ансельм публично провозгласил блондирование волос нечестивым занятием.

Средневековое тело должно было быть худым, стройным, изящно изогнутым, без слишком «вульгарных» выпуклостей. Эта стройность подчеркивалась очень узким и, естественно, наглухо закрытым платьем. Позже в моду вошел лиф, который туго шнуровался. А чуть позже - „беременный“ S-образный силуэт, который создавался специальным кроем платья. Под платье подкладывали специальный валик, имитирующий увеличенный живот.

 

Это интересно!

Как ни странно, но при суровом аскетизме Средних веков именно в них возник культ Прекрасной Дамы, которой поклонялись бесстрашные рыцари. Вообще, без Дамы сердца рыцарь был немного «ущербным». Но вот что любопытно: Прекрасная Дама обязательно должна была быть замужней. Именно это создавало те мучительные и непреодолимые преграды, через которые влюбленные не могли соединиться. 

Но несмотря на ореол романтики, окруживший отношение рыцарей к прекрасному полу, реальность не всегда соответствовала идеалу. В семейных отношениях рыцари нередко были грубыми. Сломанные носы жен - довольно обычное явление того времени. Да и вообще, относиться к жене так же почтительно, как к возлюбленной, считалось дурным тоном. 

 

 

Буйство плоти

Так можно охарактеризовать красоту, которая ценилась в эпоху Возрождения.

Ее девизом можно считать фразу: «Что естественно – то не безобразно». Красоту перестали считать дьявольским искушением, теперь она дар.

Люди с увлечением и без стеснения стали предаваться разнообразным страстям, в том числе и гастрономическим. И тело начинает цениться большое, с пышными формами, откровенно пышущее здоровьем.

Женская красота не миновала этих изменений в обществе. Мужчины четко и конкретно стали формулировать свои предпочтения. Так, в популярной свадебной песне перечисляются «тридцать пять достоинств красивой девушки». Она «должна быть высокого роста и полного сложения, должна иметь голову, как уроженка Праги, ноги - как уроженка Рейна, грудь - как венка, живот - как француженка, спину - как уроженка Брабанта, руки - как жительница Кёльна».

А писатель П. Бранд с восторгом сравнивал полных женщин с высоким боевым конем, от которого для всадника больше удовольствия, чем от старой клячи, и восклицал, что подобные женщины заслуживают предпочтения ради их красоты и величия.

Волосы были реабилитированы и вознесены на пьедестал. За ними нужно было ухаживать особо. Самыми красивыми считались золотистые волосы, который любил изображать Тициан.

 

Факт

У многих оттенков волос сегодня есть поэтические названия: бургунди, махаон, сандал, слоновая кость. Но интересно, что в честь человека назван лишь один – тициан. Да, в честь знаменитого итальянского живописца Тициана Вечеллио. На своих картинах, которые часто были воплощением мифических и библейских сюжетов, он следовал трендам эпохи и изображал женщин с самым модным тогда цветом волос – венецианским блондом.

Этот красивый светлый рыжий оттенок не натуральной природы. Женщины добивались его, нанося на пряди смесь из шафрана и лимона, а затем долго оставаясь на солнце. К счастью, за сотни лет появились более продвинутые методы достижения подобного результата. 

 

Мода с риском

В начале 18 века французская балерина Сале выступила в легкой прозрачной юбке, присборенной по античному образцу, парижская публика ее освистала. А вот в Англии ее одеяние было оценено по достоинству. Дело в том, что пока во Франции буйствовало рококо, в Туманном Альбионе вновь занялись первоткрытием «греческого вкуса и римского духа», как декларировало Лондонское Общество любителей античности.

В моду снова стала входит естественность. Ярко краситься считалось дурным тоном, поэтому в декоративной косметике использовали только естественные тона.

 

Факт

Иногда косметического эффекта пытались достичь еще более естественными способами: если требовалась бледность - дамы пили уксус, если румянец - ели землянику.

 

Основной одеждой модниц в эпоху ампира стал белоснежный шмиз — полотняная рубашка с большим декольте, короткими рукавами, зауженная спереди и свободно обволакивающая фигуру внизу. Пояс переместился под самую грудь.
 В подобных платьях женщины приобретали стройный и воздушный облик, чем-то напоминающий древнегреческих богинь. Подражая белизне античных статуй, открытые части тела обильно пудрили. С целью ещё больше подчеркнуть красоту шеи и плеч, причёски стали делать высокими — по тому же античному образцу.

Но вот беда: шмизы шились в основном из тонкого полупрозрачного муслина и носились круглый год, поэтому среди модниц резко увеличился риск подхватить простуду. Французский «Журнал де Мод» в 1802 г. даже рекомендовал своим читательницам посетить Монмартское кладбище, чтобы посмотреть, сколько юных девушек стали жертвой «нагой» моды. А писатель Коцебу в 1804 г. писал, что туалеты, которые сейчас считаются в Париже сдержанными и элегантными, сто лет тому назад позволялись лишь женщинам легкого поведения.

 

Это интересно!

Первой модницей Европы в начале XIX века считалась жена императора Наполеона — Жозефина . Ее день проходил в неустанных «заботах» о своей внешности.

Утром императрица принимала ванну из миндального молока. Затем ею занимался так называемый мозольный оператор и полировщик ногтей. После уроков изящных манер Жозефина совершала конную прогулку. Далее начиналась примерка новых нарядов с портными и создание новой прически под новый наряд. Вечером во всем этом убранстве она отправлялась в театр, на бал или в другие светские места. Нагулявшись, императрица опочивала в кровати под балдахином, не забыв при этом надеть на ночь перчатки, - белизна и нежность рук во времена ампира весьма ценились.

 

Так что, как видим, страшная сила это - красота. Конечно, она может быть чем дальше, тем страшнее. А может просто укладываться в рамки современности или хотя бы здравого смысла!

Share on Facebook
Share on Twitter
Please reload

Please reload

Также вам может быть интересно:

Неделя с Аргументами. Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия редакции

© 2017 Еженедельники "Аргументы недели", "События недели"

Обратная связь: