Гарик Кричевский: Я пишу о том, что чувствую и вижу

Он поет о том, что видит и чувствует и до сих пор не знает, как объяснить народную любовь к его песням. В нем нет пафоса и желания быть любимым всеми, от мала до велика. Ему аплодировали на всех континентах, а 23 февраля он выйдет на свою любимую сцену в Национальном Дворце искусств «Украина», чтобы сказать «Поехали…» и подарить своему зрителю немного тепла где-то в районе сердца. В гостях у «Недели с Аргументами» - певец, автор-исполнитель Гарик Кричевский.

- Для многих людей вы любимый артист, но все-таки за что вас ругают?

- Бывает, семья ругает за то, что я иногда играю дома на бас-гитаре. Хотя игрой это назвать трудно. И поэтому моим родным, а также соседям в эти моменты приходится особенно тяжело. Единственный, кто не имеет претензий к игре – мой пудель по кличке Блюз. Он слушает очень внимательно, даже глаза прикрывает от удовольствия.

Еще мной недовольны журналисты старой формации. Они до сих пор с недовольством спрашивают: «Почему у вас так много блатной романтики? Что вас связывает с криминальным миром?» Мне кажется, это все равно что спрашивать у режиссера Мартина Скорсезе: «Почему у вас так много фильмов о «Коза Ностре?» Что вас связывает с миром мафии?»

- Понимаю, что надоело за столько лет, но давайте еще раз ответим на эти вопросы…

- Я пишу свои песни (а с недавнего времени и прозу) обо всем, что чувствую и вижу. Мы живем в таком мире, где есть все – и любовь, и криминал, и бизнес, и политика, и вообще все что угодно.

- Вы чувствуете и видите – а потом как? Какая сила заставляет идти и выражать увиденное в музыке?

- Ну как…Бывает наигрываешь какую-то мелодию, и вдруг нащупываешь нечто, какую-то секвенцию, которая тебе начинает нравиться. В груди начинает играть драйв, ты теряешь контроль над временем, тебя начинает раздражать все, кроме этого процесса, и ты погружаешься в него. На следующий день можно послушать, что получилось, и подумать: «И как ЭТО могло меня зацепить? Это же полное г...!» Но ощущение от самого процесса – непередаваемо шикарные!

- То есть результат не так важен как процесс?

- Все важно. Но я стараюсь получать удовольствие от процесса, которые многие называют творчеством. Пытаюсь быть эклектичным - это единственный способ жить нескучной жизнью.

- В чем вы видите свою миссию? Она же выше, чем просто развлекать? Или все упирается в нескучность жизни?

- Моя миссия – войти в историю как самый нестабильный эклектичный человек, занимающийся всем, что ему нравится, и ничего не доводящий до конца (Смеется.). Хочу быть первым среди таких! Быть самым большим раздолбаем среди раздолбаев! Я мастер делать много разного, но не достигать вершин.

- Как думаете, почему именно ваши песни пришлись народу по душе? Многие пишут о том, что видят и чувствуют, но лишь единицам уготован такой успех…

- Не могу этого понять и объяснить тоже не могу. Если бы был какой-то рецепт популярности, тогда вокруг звучали бы одни хиты. Интересно то, что самые популярные в народе песни не являются моими личными фаворитами. Вот это тоже удивительно. Мне нравится одна песня – а «выстреливает» другая. Например, «О любви не говорят», «Обман»… Они популярные, но не так, как, к примеру, «Киевлянка».

- А правда, что песня «Киевлянка» должна была быть изначально вообще о другом?

- Вообще, эта песня появилась случайно, когда я был, скажем так, в состоянии «сильного творческого вдохновения». Я жил в номере гостиницы «Славутич» – и его обворовали, и песню я хотел написать именно об этом. Случайно получилась «Киевлянка»... Мне казалось, что я написал пародию на городской романс, это был чистый стеб, но все вышло иначе. Песню восприняли серьезно, и уже третье поколение - внуки тех, кто услышал ее тогда, - просят спеть эту песню на концертах. Не могу объяснить этот феномен.

- Не обижались ли на вас цыганочки за эту песню (в куплете есть слова «Киевляночка, не путана, не воровка не цыганочка». – Авт.)?

- Было такое, и не раз. Однажды я был на гастролях в Киеве и на сборном концерте ко мне подошли артисты цыганского происхождения. И спросили, мол, почему если цыганка, то сразу воровка, что за расизм? Я объяснил, что уж меня-то обвинять в расизме – это полный бред. Мой народ уничтожали во время войны так же как и цыган. Как я могу быть против них, если я рос с цыганами в одном районе, у меня лучший друг был Валерик-Цыган... Объяснил, что в этих строках заложен совсем другой смысл. Песня – это сублимация информации, которую ты собираешь в окружающем мире. А теперь представьте: я приехал из Германии в начале 90-х и попал на Киевский вокзал. Надо было видеть тогда Киевский вокзал: это был сплошной хаос, стояли какие-то будки, киоски, по вокзалу постоянно сновали цыгане, челоночники с тележками-«кравчучками», какие-то подозрительные личности… Я был шокирован, я же в Германии отвык от этого! И в песню встала эта фраза как символ увиденного и почувствованного. В общем, цыгане меня тогда поняли и с тех пор у нас мир и дружба.

- Сейчас многие артисты стараются быть понятными для молодежи, записывают совместные песни со «звездами», в клипах у них снимаются…

- Честно говоря, больно видеть, как мои ровесники – извес