Неделя с Аргументами. Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия редакции

© 2017 Еженедельники "Аргументы недели", "События недели"

Обратная связь:

Самые невероятные казни животных

За преступление должно предусматриваться наказание – эту мысль усваивают люди, что называется, с младых ногтей. Однако, логически мысля, такая взаимосвязь касается только разумных существ, поскольку лишь они в состоянии осознать, что нарушили какие-то правовые нормы. Животные в этом плане неподсудны – у них, как считается, нет понимания концепции добра и зла.

 

Вроде бы вполне обоснованный постулат, доступный даже необразованному. Тем не менее история знает массу случаев, когда бедные звери преследовались человеческим судом и по людским же законам наказывались. В основном обвиняемыми становились домашние животные – их привлечь к ответственности проще, поскольку они всегда под рукой. Но были и инциденты, в которых ответчиками становились дикие представители фауны.

 

Казнь зловещего петуха

 

В 1474 году швейцарцы, обитающие в городе Базель и его окрестностях, дружными толпами направлялись к холму Коленберг, где было назначено сожжение ведьмовского петуха, осмелившегося снести яйцо. Все были прекрасно осведомлены: такое событие могло произойти лишь от сексуальной связи греховной птицы с могущественной ведьмой или даже самим Сатаной. Никто не хотел, чтобы из плода противоестественного сношения вылупился василиск, способный одним взглядом окаменить всю округу. Петух и яйцо сгорели в пламени костра, и честное имя несчастной птицы оставалось очерненным полтысячелетия. Лишь в 1974 году базельский суд оправдал петуха – когда выяснилось, что птичий род может менять пол после перенесенной инфекционной болезни.

 

Кара для свиньи

 

Почти на сто лет раньше, в 1386-м, нормандский суд приговорил к побиению с последующим повешением свиноматки, повинной в смерти ребенка. Чтобы казнь не перепутали с примитивным забоем на мясо, животное обрядили в человеческое платье, а палачу выдали перчатки «с нуля». Площадь, где проводилось воздаяние за свинские грехи, была переполнена, торжественность соблюдалась всеми участниками (кроме ничего не понимающей хрюшки).


И никому не пришло в голову спросить: куда смотрела мать, когда ее отпрыск пополз в загон со свиньями?

 

Добродетельная ослица

 

Иногда бессловесной скотине все же везло, и находились люди, готовые заступиться за доброе имя животного. Под счастливой звездой родилась ослица, судимая в 1750-м. На французских просторах среди сонма городков имелось местечко под названием Ванв. А в нем проживал некто Жак Феррон, которого нежданные гости застали во время акта любви, объектом которого была ослица.

 

Порядочные сограждане были возмущены подобным распутством, и суд приговорил к смерти как неразборчивого любовника, так и предмет его страсти.


Животное было спасено лишь стараниями местных жителей, которые составили и подписали длинную петицию, в которой ослица характеризовалась как послушное, добродетельное и честнейшее существо. Апелляцию подписал даже здешний пастор, так что длинноухая красавица была признана жертвой, и на виселицу отправился только насильник Феррон.

 

Слона – на электрический стул!

 

Казалось бы, подобное мракобесие давно уже должно было кануть в Лету: животное – оно и есть животное. Вряд ли стоит судить тигра за то, что он слопал неосторожного посетителя зоопарка, сунувшегося в клетку. Но и ХХ век отличился в плане казни зверей. Так, в 1902-м администрация луна-парка, расположенного в Кони-Айленде, активно призывала гостей посмотреть на то, как будут казнить слониху Топси, виновную в смерти трех человек. Среди которых, между прочим, числился дрессировщик, добивавшийся послушания прижиганием кожи животного сигаретой.

 

Поначалу предполагалось слониху повесить (интересно, как это должно было выглядеть чисто технически?), но под давлением защитников прав животных виселицу заменили ударом электрического тока. А для пущей гуманизации процесса те же защитники настояли на ограничении числа присутствующих. Топси была накормлена морковкой, нашпигованной цианистым калием, и подсоединена к проводам. Агония слонихи длилась 10 секунд и снималась сотрудниками Edison Manufacturing Co, которая предоставила оборудование для казни.


Кстати, мысль о вине людей, а не животных так и не закрепилась в мозгах многих судей. В Триполи, к примеру, в 1963-м по приговору присяжных были казнены 75 голубей, посредством которых контрабандисты поддерживали связь и получали вознаграждение от подельников в Греции, Италии и Египте. Птички были признаны чересчур опасными и умелыми, чтобы отпустить их на свободу. А их тренеры отделались не слишком крупным штрафом.

 

Мартышка-воришка

 

Впрочем, ХХ век был все же более гуманным по отношению к животным. Большинство процессов носили скорее комический, нежели трагический характер. Взять, к примеру, процесс по делу обезьянки с кличкой Макао, прошедший в Париже в конце января 1962 года. Мартышка удрала из хозяйского жилища, пробралась в соседскую квартиру, где полакомилась губной помадой, поломала какое-то количество недешевых безделушек и стащила коробочку, в которой находилось дорогущее колечко. Во всяком случае, так уверяли пострадавшие.


Владелец мартышки настаивал на том, что коробочка была пуста. И упирал на очевидный факт: открыть ее обезьянка бы не сумела. А футляр он был готов вернуть в любой момент. Судья, судя по всему, обладал креативным умом и здоровой толикой сарказма: он велел доставить в суд мартышку и выставил перед ней целую коллекцию коробочек. Обезьянка ловко и быстро открыла все емкости, так что «отмазка» не прокатила, и за кольцо хозяину Макао пришлось заплатить. Как и за весь прочий нанесенный обезьянкой ущерб.

 

Сиделец или сотрудник?

 

Невнятная история, в которой замешана собака – лабрадор по кличке Пепе – случилась в 1924 году. Тогда о ней повествовали все американские газеты. Пес, как стало известно репортерам, якобы задавил кошку, принадлежавшую жене пенсильванского губернатора Пинчота. Глава штата пришел в ярость и настрочил иск в суд. Адвоката для пса не нашлось, и Пепе отправился отбывать пожизненный срок в тюрьму. Были даже напечатаны фотографии несчастного животного с биркой на ошейнике – собаке, как человеку-заключенному присвоили личный номер. С2559, если интересно.


Честно говоря, за решеткой лабрадор не страдал. Ему предоставили возможность выбирать сокамерников (собственно, пес фактически бродил из одной камеры в другую – и везде его встречал весьма теплый прием), ездил на автобусе с другими сидельцами на стройку. Причем запрыгивал в транспорт только после того, как охранники вызывали его по номеру на ошейнике.


Отсидел Пепе 6 лет и умер от старости в солидном для собаки возрасте. А его доброе имя, как и репутация политика, были реабилитированы задолго до смерти пса. Еще в 1926 году New York Times напечатал интервью с Пинчотом, который объявил, что лабрадор ни в чьей гибели не повинен, он стал участником экспериментальной исправительной программы по воспитанию заключенных. Легенда же была придумана, дабы губернатора не заподозрили в легкой степени помешательства. На наш взгляд, он только дал повод заподозрить психическое нездоровье: нормальный человек вряд ли стал бы судиться с собакой.

 

Пчеловод против медведя

 

В принципе, судебное разбирательство с животным возможно и в XXI столетии. Но теперь звери имеют мощную защиту, которую с наскока не пробьешь. Человек может и проиграть дело – к примеру, медведю! Взять хотя бы инцидент, произошедший в 2008 году. Пасеку Зорана Киселоски в Македонии приблудный косолапый счел бесплатным обедом от благотворителей и начал регулярно наведываться «к столу». Пасечник не был согласен с медвежьей точкой зрения и встречал зверя во всеоружии: хитом сербской певицы Цецы (а она творит в стиле турбо-фолк), прожекторами и всеми другими источниками света.
Битва интересов длилась несколько недель. Проиграл Киселоски, причем по техническим причинам: «сдох» генератор, не стало ни музыки, ни света. Медведь воспользовался моментом и обнес все ульи, на которые хватило его аппетита.


Иск пчеловода суд Битола рассмотрел. Медведь таки был признан вором, однако хозяина-человека у него не оказалось, а само животное относилось к охраняемым видам. Так что откупные выплачивало государство, и обнесенный медведем пасечник получил меньше, чем рассчитывал, примерно 140 тыс. динаров. С другой стороны, мог остаться и вовсе без компенсации – за дикое животное платить кто-либо мог исключительно на добровольных началах.

 

Кто виноват?

 

Дюссельдорф в 2016 году был буквально «разорван» процессом, в котором ответчиком выступала собака с благородной кличкой Леди. Согласно обвинению, дворняжка 5 лет назад умудрилась напугать целую дюжину овец, результатом чего стала смерть 10 животных. А еще две овцы родили мертвых ягнят. Вроде бы осматривавший стадо ветеринар причиной смерти назвал стресс – и хозяин стада выставил владелице Леди счет в 2900 евро.


На минуточку, хозяйка собаки является профессиональным кинологом, так что в воспитании собак точно знает толк. Она категорически отвергла обвинения, заявив, что Леди – псина воспитанная, уравновешенная и не агрессивная. А общем, идеально соответствующая кличке. Внучка владелицы, гулявшая в злополучный день с собакой, утверждала, что пастух, на словах которого базируется обвинение, пытался изгнать дворняжку из стада, размахивая металлической палкой. И ее удары неоднократно приходились на спины пострадавших овец. Кроме того, фермер, обратившийся в суд, делал это не впервые – он и до этого инцидента подавал на собаковладельцев, пытаясь получить с них хоть какие-то деньги.

 

Авторские права на селфи

 

Самым запутанным юридическим случаем, в котором были замешаны животные, является инцидент, приключившийся в 2011 году. Некто Слейтер в Индонезии собирался фотографировать павианов, отвлекся от своей аппаратуры – и ею воспользовались объекты съемки. К счастью, техника разбита не была, павианы просто сделали несколько снимков-селфи.

 

Скандал разразился из-за того, что один из блогеров выложил в Сеть фото. Слейтер, как правообладатель, потребовал удалить снимки, но не тут-то было. Ведь спуск нажимала обезьяна, так что публикатор ничем не был обязан хозяину фотоаппарата. А правозащитники, озабоченные правами животных, и вовсе потребовали закрепления авторских прав за павианом Наруто. Тяжба длилась 6 лет и закончилась вничью: хозяином фото остался Слейтер, но четверть доходов от снимка он обязан отчислять в заповедник, где они были сделаны.

 

 

Share on Facebook
Share on Twitter
Please reload

Please reload

Также вам может быть интересно: