Мистика по-одесски

В 1817 году Одесса получила статус вольного порта (порто-франко). Знаменитая «жемчужина у моря» – самобытный город, непохожий ни на один другой в мире. Здесь все смешалось: история, современность, революционный дух, криминал, юмор… И, конечно же, мистика!

Дом с привидениями возле Таировского кладбища

Самой жуткой репутацией в Одессе десятилетиями обладали именно эти развалины. Дом горел не меньше десяти раз, со стороны он похож на унылые руины. Тем не менее периодически поздние прохожие и набирающиеся мужества экстремалы видели горящие в оконных проемах огни, слышали стоны и крики, заставляющие замирать сердце, замечали смутные тени, перемещающиеся между обломками стен.

По легенде, призраки появились в доме на Таирово очень давно. Когда-то он принадлежал семье священника и считался одним из самым мирных мест в Одессе. Но в один ужасный вечер во время ужина в дверь постучали. Впущенные в дом гости убили всех членов семьи настолько зверским образом, что среди прихожан распространились слухи о визите к священнику чертей и самого дьявола.

Слухи слухами, но после дом надолго ни у кого во владениях не задерживался. Да и постоянные необъяснимые пожары популярности ему не прибавляли. Ситуация изменилась уже в новом тысячелетии: землю купили люди со стороны, снесли развалины и отстроились заново. Говорят, призраки после такого решительного шага на этой земле больше не показывались.

Ведьмина усадьба

Не менее загадочным местом одесситы считают дом, расположенный в Усатово. Теорий о его происхождении несколько. Одна гласит, что усадьбу построил вышедший в отставку моряк. И так «влюбился» в нее, что не захотел расстаться с домом даже после своей смерти. Наследники, согласно воле основателя, замуровали тело покойного в подвале. Очевидно, такой шаг не пошел на пользу умершему – с тех пор его стенания регулярно слышны по ночам.

По другой легенде, первой владелицей зловещего дома была ведьма, которую не позволили хоронить на кладбище, так что она закопана где-то рядом со своим жилищем и по сей день не может найти покоя. Третья группа одесситов предпочитает рассказывать о том, что на этом месте лет 100 назад стояла гильотина, и духи умерщвленных ею остаются рядом с местом своей гибели.

В любом случае, долго жить в этом доме не смог никто из новых хозяев. Самые умные просто сбегали из него; кому бежать было некуда, заканчивали свою жизнь в петле (и таковых вроде бы не меньше десятка). Уже после распада Союза дом облюбовал милиционер. Якобы, не выдержав давления потустороннего, он свихнулся и перестрелял из табельного оружия всю семью.

Дом продавался очень часто, дешевея с каждым разом. Последние хозяева купили его (по слухам) и вовсе за копейки. Но заселять стали не сразу – затеяли глобальную перепланировку с ремонтом. Флер ужаса исчез, дом теперь окружает уютный сад. Но окна в нем почему-то и сейчас оказываются разбитыми.

И вампиры тоже имеются…

Большим количеством «кровососущих» Одесса похвастаться не может. Однако один в этом городе точно есть (или существовал), хотя в полном понимании этого слова вампиром он не был. Скорее, похороненным заживо. До своего возрождения в новом статусе вампир был очень красивым молодым человеком из богатой, хоть и не особо знатной семьи, и считался завидным женихом. Скончался предмет девичьих грез скоропостижно и внезапно, похоронен был на Первом кладбище, которое в советские времена стало парком Ильича, а позже – Преображенским парком. Слухи о том, что парень вовсе не умер, как говорят, распустили потенциальные его невесты, надеявшиеся, что все не так плохо, и будущий муж их насовсем не покинул.

Как бы то ни было, долгое время на одесском кладбище сохранялась традиция оставлять умершего в часовне с навязанными на конечностях ниточками. Поутру покойного обследовали: если нитка оказывалась порванной, это значило, что человек не умер, а находится в летаргическом сне.

Дух знаменитой воровки

Соньку Золотую Ручку в Одессе очень уважают – все же своя, местная преступница. Истинные одесситы уверяют, что дух знаменитой воровки не покинул любимый город. И даже иногда пользуется такси. Одна из любимейших историй повествует о таксисте, который подобрал пассажирку поблизости от парка им. Шевченко и довез ее до Французского бульвара. Экстравагантно-старинный наряд дамы его не смутил – чего только не увидишь на улицах Одессы! Озадачил таксиста способ расплаты: женщина, поразительно похожая на Золотую Ручку, достала из-под ногтя маленький бриллиант и отдала его водителю, сказав, что ей не по душе «современные деньги».

Кстати, живущие возле упомянутого парка одесситы уверяют, что призрак угрюмой, но аккуратно и старомодно одетой Соньки они регулярно видят на аллее, которая ведет к порту. Именно таким маршрутом Софья Блювштейн направлялась в гавань, где ее ждал корабль, следующий на Сахалин.

Дух «короля Одессы»

Еще одна легендарная одесская личность, Мишка Япончик, тоже призраком порой гуляет по Одессе. Правда, он предпочитает другой район, а именно улицу Тихую, в одном из двориков которой появился на свет и провел свое детство. Дальше, как говорят, он не заходит – может быть, потому, что его жизненный путь закончился не в Одессе. Одна из официанток бара, находящегося на Тихой, как-то чуть не оказалась на свидании с Япончиком.

По ее словам, она возвращалась с работы, когда какой-то симпатичный молодой человек позвал девушку на чашку кофе. Вероятно, ее смутил странный костюм ухажера, или же барменша просто устала. Во всяком случае, приглашение она отклонила. А оглянувшись через пару шагов, потенциального кавалера просто не обнаружила, хотя улица была прямой и пустынной.

Оперная мистика

Одесский оперный театр тоже преисполнен загадочности. Премьера в нем состоялась в 1810 году, но уже само строительство неоднократно прерывалось странными случайностями. Да и впоследствии здание пришлось неоднократно перестраивать. Очередные ремонтные работы закончились в предновогодний день 1872-го, а уже через сутки, в ночь на 2 января 1873-го, театр сгорел дотла. Через 11 лет его реставрировали, но восстановления хватило только на полвека: в 1925-м в театре снова случился пожар. Говорят, возгорания преследуют Одесскую оперу потому, что проект театра был 13 из тех, что задумал и построил архитекторский тандем Фельнер – Гельмер.

Во время оккупации нацисты планировали взорвать театр. Его спасла балерина, у которой был в разгаре роман с высокопоставленным германским офицером.