Что там пишет Нептун?

Бутылочная почта практиковалась в самых разных целях: научных, шпионских, романтических, как способ сказать последнее «прощай». Даже в век развитых технологий она все еще не забыта и периодически используется.

Научные изыскания

Легенда гласит, что первым отправил по волнам сосуд с посланием естествоиспытатель и философ из Древней Греции Теофраст. Якобы он задался целью доказать, что Средиземное море пополняется водой из Атлантики. Примерно в 310 году до н. э. ученый бросил в Гибралтар несколько хорошо запечатанных амфор. Одну из них через какое-то время выловили на Сицилийском побережье.

Той же методикой воспользовался столетиями позже Бенджамин Франклин. Он был не только дипломатом, но и изобретателем. Находясь в должности главного почтмейстера Штатов, он заметил, что пакетботы из Англии добираются в Америку на пару недель быстрее, чем в противоположном направлении. Франклин не был лишен креативности мышления: он пустил в свободное плавание десятки бутылок – и обнаружил Гольфстрим, течение, впервые нанесенное на карту как раз Франклином.

Аналогичным образом поступил гидрограф Михаил Жданко в начале ХХ века. Он призвал моряков с судов, бороздивших Охотское и Японское моря, поучаствовать в исследованиях и бросать бутылки с соответствующими записками по ходу своего курса. В 1907–1912 гг. в морское плавание отправились 10 тысяч сосудов, из которых были найдены 219. Может, и больше, но об остальных сообщено в океанографический институт не было.

Полученные данные были проанализированы, и на картах появились новые схемы течений. Кстати, последняя из бутылок, брошенная в 1910-м, была обнаружена уже в 1988 году на пляже Сахалина. В исследованиях она, разумеется, не участвовала: пути течений к этому году уже были хорошо изучены.

Английские традиции

В Британии ранее за откупоривание бутылки, выловленной в морских водах, казнили. В течение всего этого времени при королевском дворе существовала должность лорда-откупорщика. Только ему и было позволительно распечатывать найденные бутылки.

Предыстория может быть смело названа трагикомической. Весной 1560-го вместо улова сети принесли рыбаку, «охотившемуся» в Ла-Манше, посудину с посланием.

Любопытный парень почитал письмо, которое оказалось докладом шпиона насчет высадки голландцев на Новой Земле. Адресовано оно было тогдашней королеве, которая, мягко говоря, была раздосадована.

«Во избежание» рыбака повесили, обнародовали указ с запретом на распечатывание бутылок и ввели должность откупорщика. Первым из служителей стал лорд Тонфилд, к которому свозились бутылки с бумажками со всех уголков Британии. Только за первый год службы он прочел 52 письма. Есть сведения, что приход откупорщика с докладом встречался королевой стандартным вопросом: «Что там пишет Нептун?». И эта традиция была отменена только под конец XVIII столетия.

Проповедь из бутылки

Старинная морская почта вполне годится и для того, чтобы нести слово Божье в массы. Во всяком случае, так считает пастор из Америки Джордж Филлипс. Он живет в штате Вашингтон, прямо на берегу залива, и собирает бутылки, остающиеся от пристрастия односельчан к «зеленому змию». В них священник упаковывает проповеди, убеждающие завязать с пагубной привычкой, и оставляет тару на волю волн.

Надо сказать, Бог (или природа) весьма способствует несению в массы доброго и вечного: залив Пьюджет известен сильными течениями, порой разгоняющимися до 19 км/ч. И уносят они благочестивые послания весьма далеко: «бутылочный пастор», как прозвали Филипса в деревне, получает отзывы из Мексики, с Аляски и Гавайев, даже из Новой Гвинеи. Святой отец отослал уже больше 20 тысяч увещеваний и останавливаться на достигнутом не собирается.

Орудие возмездия

Океанские волны нередко служат надежным сейфом для неприглядных и мрачных тайн. Но иногда они же способствуют торжеству справедливости.

В Первую мировую войну, зимой 1916-го, при ночном германском налете на Лондон зенитчики сбили дирижабль L-19. Цеппелин рухнул в воды Северного моря, но затонул не сразу. Экипаж непрерывно запускал сигнальные ракеты, на которые к месту крушения прибыл британский тральщик «Король Георг V», находившийся в патруле. По морским законам, он должен был принять на борт потерпевших, даже если они на текущий момент являлись врагами.

Но капитан судна не решился на этот шаг: его команда включала в себя всего семерых членов, и легко могла оказаться заложниками спасенных. Фергюссон пообещал командиру цеппелина прислать помощь – и корабль отплыл восвояси. Отто Луве, судя по всему, англичанам не поверил, поскольку изложил обстоятельства происходящего на бумаге, закупорил послание в бутылке и бросил в море. В скором времени L-19 утонул.