Месье Боттино и тонкости наускопии

Остров Маврикий широкой публике известен своими роскошными джунглями, чистейшими лагунами и удивительными песчаными дюнами у деревни Шамарель, похожими на раскрашенные художником холмы. Многие в курсе, что на этом острове когда-то жила птица додо, уничтоженная задолго до того, как человечество додумалось до создания Красной книги. Остров привлекателен для этнографов: только здесь наблюдается причудливое слияние индийской, африканской и китайской культур. А еще здесь когда-то жил Этьен Боттино, «человек-радар», умевший предсказывать появление в бухте корабля за несколько суток до его прибытия.

Разработка методики

О начале жизни Боттино известно крайне мало. В архивах сохранились сведения, что родился Этьен в 1739 году во Франции, в небольшом городке Шантосо. Вроде бы мальчик демонстрировал отменные способности к математике, успешно окончил Политехническую школу, после чего пошел служить во французский военно-морской флот.

Как-то, наблюдая океанские окрестности, Боттино предположил, что корабли, направляющиеся в порт, должны оказывать определенное воздействие на атмосферу. И если вычислить, как именно они ее меняют, можно будет предугадывать приход судов заранее.

Гипотеза нуждалась в практическом подтверждении. Однако для наблюдений и анализа Боттино требовалось стабильно чистое небо. Поэтому, изучив климатические условия в колониях Франции, Этьен попросил о переводе на Маврикий, который тогда звался Иль-де-Франс. Рапорт подающего надежды офицера был удовлетворен, и в 1763 году он прибыл в Порт-Луи, столицу острова, где скоро занял должность инженера.

Все время, свободное от выполнения непосредственных обязанностей, Этьен проводил на побережье, ведя свои наблюдения и делая какие-то загадочные выводы. Судя по всему, они были верными, поскольку вскоре он начал спорить с сослуживцами на деньги о том, сколько кораблей вскоре проявятся на горизонте. И чаще всего выигрывал. Отработанное искусство получило даже собственное наименование: его изобретатель назвал систему наускопией.

Некрасивая история

Поначалу, судя по всему, у Боттино имелось стремление поделиться своим открытием. Он со своими выкладками отправился к губернатору Маврикия, которым тогда был некто Ле Бриллен. Однако чиновник отнесся к его идеям весьма пренебрежительно, чуть ли не в открытую называя инженера шарлатаном. Мало того, с его подачи была организована ситуация, когда Боттино обвинили в преступлении, которого тот не совершал, и отправили в ссылку на Мадагаскар.

На этом история «человека-радара» могла бы и закончиться: в ссылке ему пришлось очень несладко, и Боттино едва не умер от банального голода. Его спасла смена власти – губернатором стал Суйяк, наслышанный об изысканиях инженера и поспособствовавший его возвращению на Иль-де-Франс.

Попытки добиться признания

Несмотря на неприятности с властями, Боттино рвался доказать, что его система работает. Он отослал личное письмо французскому министру флота, и Суйяк получил распоряжение организовать фиксирование предсказаний настойчивого инженера. Они оказались предельно точными: за пару лет Боттино спрогнозировал приход к Маврикию почти 6 тысяч судов!

Великолепный результат раскрывал перед мореходами перспективы (если бы, конечно, они сумели внедрить опыт). Однако ссылка на Мадагаскар подорвала веру Этьена в справедливость. За свою систему и все ее секреты он затребовал огромную сумму единовременно и 1200 ливров ежегодно в качестве ренты. Суйяк не имел права распоряжаться такими средствами. Он выправил Боттино рекомендательное письмо и отправил инженера на родину – лично договариваться с министром.

Захватывающее путешествие

Этьен Боттино не стал отказываться от предложения: он сел на судно и отправился во Францию. Путешествие было длинным, и инженер неоднократно удивлял всех присутствующих на борту своими талантами. Он предсказал появление на пути целых 27 кораблей. И дважды фактически спас «Фиер», на котором плыл, от неминуемой гибели.

Первым инцидентом было указание Этьеном на то, что корабль вошел в опасную зону: впереди рифы. Поначалу капитан его словам не поверил. Однако и пренебрегать ими не стал, отправившись перепроверять расчеты навигатора. И убедился, что дальнейшее следование выбранным курсом приведет к крушению.

Кстати, инженер еще дважды указывал расположение земли, причем один раз – когда до нее оставалось еще полторы сотни миль. Второй раз был еще более впечатляющ: Боттино предупредил, что навстречу их кораблю движется британская военная эскадра. Наученный опытом капитан немедленно изменил курс, и вражеские суда они лишь мельком увидели на горизонте.

События во Франции

Вопреки надеждам Боттино, визит на родину не удался. Министр раз за разом отказывал инженеру в аудиенции, вероятно, разочаровавшись в потенциале Этьена, который так поддерживал, когда тот был на Маврикии. Чтобы как-то убить время, «человек-радар» ежедневно приходил в порт и предсказывал прибытие кораблей, их количество и национальную принадлежность. Для местной публики его пророчества стали любимым развлечением: зеваки старательно их записывали и приходили проверять, сбылось предсказание или нет.

Боттино попробовал привлечь внимание к своему искусству при помощи прессы, опубликовав в «Меркюр де Франс» выдержки из своих воспоминаний, касающиеся наускопии. Однако ими заинтересовался только Жан Поль Марат, писавший для того же вестника труд по физике. Будущий революционер сообщил об уникуме в Британию, надеясь, что Боттино в Туманном Альбионе предоставят условия для отработки системы и развития таланта. Но Этьен в Англию так и не попал. В начале лета 1793-го он вернулся на Маврикий, откуда больше путешествий не совершал.

Единственный ученик

Оказавшись на Иль-де-Франс, инженер продолжил свои исследования. На острове его подзабыли и встретили шквалом насмешек, усилившихся после того, как Боттино предсказал появление на рейде 20 кораблей – а горизонт остался пуст. Однако юмористам пришлось извиняться перед Этьеном, когда выяснилось, что эскадра таки проходила мимо Маврикия, но адмирал в последний момент передумал посещать остров и велел продолжить плавание к берегам Индии.

Если верить Пьеру де Сорнэ, маврикийскому историку, у непризнанного гения все же был верный последователь, которому Боттини открыл свои секреты. Им оказался житель округа Панплемус по фамилии (или прозвищу?) Фейяфе. Он идеально освоил предлагаемые учителем знания, и 22 ноября 1810 года объявил о приближающемся к Иль-де-Франс британском флоте, ко