Неделя с Аргументами. Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия редакции

© 2017 Еженедельники "Аргументы недели", "События недели"

Обратная связь:

Предшественники Распутина

30 декабря группа заговорщиков совершила убийство Григория Распутина - личности странной и демонической, имевшей огромное влияние на царскую семью. Хотя некоторые называют влияние «царского друга» преувеличенным. В любом случае Распутин был вовсе не первым (а тем более единственным) чудотворцем, чьи слова влияли на мировоззрение последнего российского императора. А может быть, и на его политический курс. Просто остальные мало известны.

 

Прорицатели и юродивые

 

Распутин попал в фавор к Николаю II благодаря помощи в борьбе с гемофилией цесаревича. Насколько она была существенной и действенной – вопрос отдельный. Предшественники же «старца» интересовали императора совсем по другой причине.


Практически все историки сходятся во мнении, что царская семья была дружная, а отношения монаршей пары – гармоничные, исполненные взаимопонимания и поддержки. Единственным огорчительным моментом для них было отсутствие наследника престола. Правда, поначалу их этот факт особенно не тревожил: впереди была масса времени и возможностей обзавестись сыном. Кстати, в эти годы царская чета была абсолютно равнодушна к «божьим людям».


Беспокойство охватило Николая и Александру, когда родилась уже четвертая дочь, Анастасия. Перед царственной парой во весь рост встала вероятность остаться и вовсе без наследника. А это грозило смутами, интригами и ухудшением экономической обстановки. Отчаявшись обзавестись ребенком мужского пола самостоятельно, император с женой обратились к высшим силам. С 1900-го Царское Село начало принимать массу «странных людей».


Первой ласточкой стала слабоумная старушка-крестьянка Матронушка Босоножка. Неизвестно, откуда Николай II узнал о ее репутации пророчицы, но он велел ее разыскать и доставить в имение. Нашли 80-летнюю Босоножку в трущобах Петербурга, и царская чета долгими часами выслушивала речи Матронушки, которые остальными домочадцами были признаны «безумным бредом». Вероятно, обещания скорого рождения наследника весьма утешали обоих супругов.

 


Следующей в списке стала Паша Саровская. По неподтвержденным данным, ей на тот момент «стукнул» столетний юбилей. Паша была монахиней, и на императорское гостеприимство не согласилась. Так что в середине 1901-го Николай и Александра посетили ее в монастыре. Речи монахини остались не понятыми царем, так что визит его разочаровал. Перед уходом четы Саровская вручила им узелок с сахаром и крашеными яйцами. Что значил этот жест, посетители не поняли, но Александра хранила этот дар долгие годы как святую реликвию.


После Саровской надеждой императорской семьи стал неграмотный крестьянин-служивый, который, несмотря на необразованность, оказался неплохим дипломатом. В ближний круг царя он вошел при посредничестве великого князя Михаила Николаевича. Тот был жаден до оккультных наук и интересовался всем сверхъестественным. Впрочем, кубанец Василий Ткаченко долго в Царском Селе не задержался.


Подобных персонажей через загородную царскую резиденцию прошло множество. Они были мимолетны и в хрониках не сохранились. Людям запомнился лишь Мирон, странник и вроде бы монах монастыря на Ладоге. Выделился он своей добротой, его любили животные и дети, а сам странник ничего Николаю не обещал – только неустанно молился за царскую семью.


В числе прочих в Царском Селе гостила и некая Дарья Осипова. Судя по многочисленным признакам, она была не только слабоумной, но и эпилептичкой. Впрочем, в родной деревне она считалась пророчицей и чудотворицей. В фавор ее ввел один из генералов, которого царь уважал. Императрица Осипову боялась: та имела обыкновение, впав в некое подобие транса, сыпать проклятиями. А вот царь относился к селянке довольно благосклонно: во время ее гостин в резиденции наконец-то в семье появился наследник.


Из большого ассортимента юродивых и подозрительных личностей особенно выделился Митька Коляба. Это был настоящий гротеск: глухой, хромой, почти слепой, практически немой, слабоумный и имеющий культи вместо полноценных рук. Общаться с окружающими он мог только животными звуками и жалким подобием жестикуляции. Но оптинские монахи (а Коляба жил возле их пустыни) уважали его как пророка. Они и доставили Митьку к царскому двору в сопровождении толмача. «Сеансы» были не особо удачными: Коляба сумел довести довольно-таки выдержанную императрицу до истерики, не «сказав» ничего внятного. Впрочем, в истории он отметился и позже: Распутина считал своим злейшим врагом, так что в заговоре принял самое активное (со скидкой на физическое состояние) участие.

 

Доктор Филипп

 

Одними блаженными император не ограничивался. Несмотря на некоторую простодушность Николай II был человеком очень образованным и просвещенным. Так что отдавал должное и практикующим эзотерические учения.

 


К французам в Российской империи относились уважительно чуть ли не по определению. Поэтому «доктору Филиппу» не составило труда приблизиться к царской чете. По происхождению он был крестьянином, настоящее имя – Низье Антельм Филипп. Пытался получить образование в Лионской школе медицины, но был отчислен за торговлю сомнительными снадобьями. Далее Низье начал предлагать желающим «оккультную медицину» с привлечением сил астрала и психических токов. Штрафы за нелегальное медицинское пользование его не пугали, и клиентура у него была обширная. В ее числе оказались две дворянки из России.

 

Они рекомендовали «доктора» императорской чете. Поначалу, сумев поразить воображение царя и его супруги, Низье вел себя довольно сдержанно. Он упражнялся в гипнозе, занимался предсказаниями, разрабатывал какие-то направления в некромантии и рассказывал о реинкарнации. Вроде бы Николай через него беседовал с отцом; бродили слухи и о том, что француз может ходить невидимкой и управлять погодой.


Впрочем, в главном направлении – обеспечении царской семьи сыном – «доктор Филипп» не преуспел, хотя и обещал узнать пол ребенка еще до его рождения. Мало того, он довел Александру до ложной беременности, и императрице после пришлось лечиться от нервного срыва.


Рейтинг француза немедленно упал. Однако «вылетел» он из фавора не сразу. Только в 1903-м, на основании заграничных агентурных данных, Низье был обвинен в шарлатанстве. А вскоре и император получил сведения об использовании «доктора Филиппа» как агента влияния. Так что псевдомаг был вынужден покинуть пределы России. Справедливости ради отметим, что император перед отъездом весьма щедро оделил француза.

 

По следам учителя

 

На боевом посту «доктора Филиппа» сменил его ученик, выступавшие под кличкой Папюс, а в рельности имевший длинное имя Жерар Анаклет Венсан Анкосс. Он наследил в истории Российского императорского дома меньше, чем его наставник, зато был куда больше него известен в Европе.
Изначальной целью приезда Папюса было создание в России некой психофизиологической школы. Была ли она основана, данных нет. А вот орден Мартинистов в Питере он организовал. И его членами стал как император, так и многие его приближенные.


Пробиться ко двору Папюс сумел при протекции еще одного великого князя, Николая Михайловича. На царскую чету он произвел неизгладимое впечатление, однако не воспользовался возможностью и покинул Россию. Вернулся он уже в 1905-м; при встрече с монархом оккультист вызвал дух его отца, который настойчиво рекомендовал без всякой жалости подавлять революционные бурления в народе. Приезжал Папюс и в 1906-м, а переписку поддерживал как минимум до 1915-го. Интересный факт: каббалист активно предостерегал императрицу от Распутина, называя его ящиком Пандоры и предрекая отравление его содержимым всей Российской империи.

 

Никакого ущерба для православия!

 

Примечательно, что крайний интерес к мистицизму и оккультизму не ущемлял в царской чете истовую веру и не делал их менее ревностными христианами. Посты соблюдались строго, воскресные службы были обязательными для посещения. В принципе, император был фаталистом: дневниковые записи содержат упоминания о смирении перед потрясениями и указания, что царь во всем полагается на Божью волю. Царская семья, судя по всему, следовала принципу «котлеты отдельно, мухи отдельно».

 

Активное использование неодобряемых церковью ритуалов вовсе не мешало ее членам оставаться почти фанатичными христианами. 
Подобное сочетание несочетаемого – православия и оккультных практик – могло бы показаться странным, если не знать подоплеку. Крещеная Русь перенесла древние верования и обряды в новую религию. И органично совместила их. Это не могло не отразиться и на правящем монархе. Николай II всю жизнь верил в образ Святой Руси и в то, что у нее особое, неисполнимое никем другим предназначение.

 

В какой-то степени это было анахроничное мышление: последний российский император так и не смог смириться с промышленным капитализмом, непонятными технологиями, выдвижением вперед национальных меньшинств и прочими новыми веяниями ХХ века. Так что вызов духа предков, общение со странными людьми, Распутин (разумеется, вкупе с предшественниками) являлись якорями, призванными удержать разум царя от разрыва шаблона. А заодно удовлетворением его ностальгии по «старым временам», когда все было понятно, оправданно и согласованно с общим фоном мировоззрения.


И все же, вполне вероятно, столь частое обращение к странным и не всегда нормальным людям оказало свое воздействие на царскую семью. Так что предположения, что «пророки» с «кудесниками» повернули историю Российской империи в совершенно новое русло, могут оказаться справедливыми.

 

Share on Facebook
Share on Twitter
Please reload

Please reload

Также вам может быть интересно: