Известные писатели на отдыхе:  курьезы и странные случаи

На отдыхе с любым человеком может случиться смешная, нелепая или странная история. Мы расслабляемся, хуже себя контролируем, начинаем пренебрегать некоторыми правилами поведения, принятыми в обществе. Не являются исключением в этом плане и известные люди. А учитывая богатую фантазии писателей, вполне можно ожидать, что и курьезы с ними происходят весьма неординарные.

Скандал по поводу кофе

В 1867 году уже познавший первый литературный успех Марк Твен почти полгода провел в путешествиях по Европе и Ближнему Востоку. Под конец плавания на лайнере «Квакер-Сити» писатель с неудовольствием заметил, что корабельный кок постоянно готовит ему абсолютно невкусный кофе.

По определению самого Твена, настолько жидкий, что видно дно чашки. За разъяснениями писатель отправился прямиком к капитану. Тот сильно удивился, поскольку в его чашке кофе был выше всяких похвал. Твен разозлился еще больше, решив, что пассажиров потчуют блюдами гораздо худшего качества, чем готовят для капитана.

Путешественник не поленился сходить за своей чашкой и предъявил ее своему оппоненту, предложив снять пробу с предлагаемого «пойла». Капитан и понюхал, и отпил. После чего признал, что как кофе напиток действительно отвратителен. Но для чая, которым он и является, вкус вполне неплох.

Только после этого молодой литератор догадался попробовать содержимое своей чашки. Надо отдать Твену должное: он устыдился поднятого скандала, извинился и вернулся за свой столик.

Азарт и отдых

Странное совпадение, но Федор Достоевский также отличился во время отдыха в уже упомянутом 1867 году. Писатель отправился в свадебное путешествие со своей молодой супругой. Ей на тот момент было 20, ему – 46. Новобрачные остановились в Дрездене, где для них была снята трехкомнатная квартира.

Через три недели тихой жизни Достоевский начал скучать по рулетке. Не удовлетворившись одними разговорами об игре, Федор Михайлович еще через неделю оставил жену одну, а сам помчался в Гамбург, славившийся своим казино, одним из самых крупных в Европе. Об Анне Григорьевне он вспоминал только после очередного проигрыша, отсылая письма с просьбами выслать денег.

Свои задержки в Гамбурге писатель объяснял совершенно безумными причинами. Дескать, «подлец-лакей» не разбудил, «пришлось» идти в казино и просаживать деньги. В конце концов, когда высылать стало нечего, Достоевский все же вернулся к супруге. Однако в Дрездене он задержался ненадолго: едва ему переслали гонорар, как он отправился в Баден-Баден. Правда, теперь вместе с женой.

Вместо пары недель они пробыли там больше месяца. Автор «Преступления и наказания» просадил все наличные деньги и заложил все ценное, что было при семье. В числе прочего – гарнитур с бриллиантами и рубинами, подаренный им невесте на свадьбу.

Предполагалось, что отдых продолжится во Франции либо Италии. Однако из-за постоянных проигрышей главы семьи о дальнейшем путешествии паре пришлось забыть.

Приключения иностранца в России

В путешествие в тот год (1867-й) отправился и Льюис Кэрролл. Он посетил Бельгию, побродил-поездил по Германии, а после отправился в Российскую империю, где хлебнул приключений по полной. Сказались языковой барьер и разница менталитетов.

По дороге из Москвы из-за плохих дорог писателю удалось преодолеть всего 20 километров, после чего он вынужденно остановился на ночевку в забытой богом деревне. Владелец корчмы, ни слова не зная по-английски, пытался поддерживать беседу с литератором, все время лез с дружескими пьяными объятиями. Так что поутру Кэрролл отправился дальше, совершенно не выспавшись.

В Кронштадте курьез случился с приятелем писателя. Он жестами велел горничной принести пальто. Та его неверно поняла и занялась чисткой пиджака. Лиддон предпринял попытку более наглядной демонстрации, чем ввел девушку в еще большее заблуждение: та принялась стелить на диване, решив, что иностранец желает передохнуть. Вызволить пальто сумел только Кэрролл. Он додумался нарисовать его на листочке бумаги.

Но самое большое впечатление на британского писателя произвел поход в ресторан в Петербурге. Не успел Кэрролл приняться за еду, как был выдворен из заведения: в «Дюссо» начался пожар. Не желая остаться без обеда и в то же время посмотреть на действия местных жителей в форс-мажорных обстоятельствах, литератор обосновался в более скромном заведении напротив горящего здания.

Его воображение поразили в первую очередь «пожарные экипажи», в недалеком прошлом бывшие водовозными телегами. А еще заинтересовала реакция обслуживающего персонала. Официанты высыпали на крыльцо и живо обсуждали проблемы конкурента, не предпринимая ни малейшей попытки помочь в борьбе с огнем.

Впрочем, аналогичным образом люди могли бы реагировать и в других странах. Почему Кэрролл счел необходимым указать на этот факт в своих путевых заметках, неизвестно. Может, просто устал от сопутствующего ему в путешествии недопонимания.

Стыдливость испортила отдых

Франц Кафка в 1911 году путешествовал по Европе с Максом Бродом, своим лучшим другом. Швейцария, Франция, Италия оставили после себя только приятные впечатления. Еда в хороших ресторанах, театры и музеи, озерные пляжи – все было безукоризненно. Кроме одного: озеро в Цюрихе. До него приятели добрались после суточного путешествия и хотели освежиться. К их удивлению, такое же намерение было у десятков других туристов, и пляж был переполнен.

Кафка испытал серьезный стресс из-за того, что ему пришлось воспользоваться для переодевания общественной раздевалкой – он с малых лет стеснялся наготы. А тут толпа бесцеремонных подростков! Писатель пытался не показать степень своего ужаса, шутя по поводу цюрихского демократичного стиля, но чувствовал себя очень скованно, постарался побыстрее покинуть пляж и неохотно вспоминал его впоследствии.

Впечатление от посещения озера у друзей было испорчено еще больше тем, что хулиганистые мальчишки облили Брода из шланга, поставив обоих приятелей в неловкое положение. Во всяком случае, в их собственных глазах. Хотя для подростков это наверняка был проходной случай, о котором они забыли через полминуты.

Рекордсмены в отпускных странностях

Фрэнсис Скотт Фицджеральд со своей женой Зельдой, судя по всему, ни один отпуск не могли провести без неординарных происшествий.

Медовый месяц: Фицджеральд в клубе «Коттедж» довольно быстро напился и подрался с присутствующими, а жену представлял всем своей любовницей. Зельда тоже была хороша. Явилась на завтрак уже подшофе, принесла с собой литр бренди и поливала им омлет.

Бал-маскарад, посвященный актрисам-сестрам Талмидж: Фицджеральды пришли без приглашения, у входа опустились на четвереньки и принялись лаять. Перед отъездом из гостиницы передвинули всю мебель в центр номера и оставили сверху счета (неоплаченные). Так они мстили за то, что Голливуд не оценил сценарий, написанный Скоттом.

Ницца: до города не добрались, заснули в своей машине на узкоколейке. Если бы мимо не проходил местный житель, пара не проснулась бы: через некоторое время по ветке должен был двигаться состав!

Ривьера: Скотт слишком долго (по мнению Зельды) обсуждал с Айседорой Дункан обычаи древних римлян. Супруга решила отмстить мужу и прыгнула с лестницы, причем «рыбкой», головой вниз. Выжила чудом.

Мыс Антиб: организатор перфоманса – опять-таки Зельда. Она улеглась в пьяном состоянии под колеса машины и начала умолять Скотта переехать ее. Тот, судя по всему, был тоже нетрезв, поскольку согласился. С большим трудом присутствующие при инциденте знакомые отговорили писателя от этого шага.

Канны: супруги ворвались в ресторан, умудрились связать его хозяина и официантов и отвезли их в относительно безлюдное место. Сами же покинули заведение, забрав с собой столовое серебро.

Шалости во время званых приемов у Фицджеральда были экстравагантными и шокирующими. То отрежет галстук у одного из гостей, то бросит на столик рядом переполненную окурками пепельницу, то ест суп при помощи вилки, то на глазах у изумленной публики полезет под стол.

С другой стороны, порой такие выходки давали ему толчок для творчества. Так, драка с таксистом и полицией в Риме вошла в его роман «Ночь нежна».

Поиски клада

Антуан де Сент-Экзюпери был в общем-то не скандальной и положительной личностью. Однако и с ним на отдыхе приключались курьезы. Во время визита в Штаты летчик, военный корреспондент и писатель снимал жилье у легендарной актрисы Греты Гарбо. Новоселье надо было отметить. Была назначена вечеринка, в гости приехала и хозяйка дома, и Марлен Дитрих, и Жан Габен. Для празднования закупили шампанское.

И его оказалось в избытке – все бутылки в холодильник не влезли. Было выдвинуто предложение охлаждать напитки в снегу, закопав их в саду. Когда шампанское из холодильника было выпито, оказалось, что никто не помнит, где спрятано остальное. Сначала на поиски отправился сам Экзюпери, затем к поискам присоединились остальные гости. Несмотря на то, что времени потрачено было немало, присутствующие позже признали вечеринку самым веселым новосельем.

Объявляю войну!

Эрнест Хемингуэй был довольно резким и порывистым человеком. В конце Второй мировой войны один из многочисленных знакомых литератора подарил ему «сувенир» – два трофейных немецких пистолета, уложенных в красивый футляр, обитый бархатом. Разумеется, с запасом патронов. В то время Хемингуэй искренне ненавидел Ноэля Монкса, мужа Мэри Уэлш (она впоследствии стала последней женой писателя). Монкс отказывал Мэри в разводе.

Поставив фото соперника на камин, литератор собирался расстрелять снимок. Его успели остановить, указывая на опасность рикошета. Хемингуэй нашел оригинальный выход: отправился в уборную, положил изображение ненавистного Монкса на унитаз и выпустил в него всю обойму. Сантехническое оборудование разлетелось вдребезги, трубы были сильно повреждены, в «Ритце» затопило несколько этажей. Зато писателю стало легче на душе!

Неделя с Аргументами. Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия редакции

© 2017 Еженедельники "Аргументы недели", "События недели"

Обратная связь: