Неделя с Аргументами. Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия редакции

© 2017 Еженедельники "Аргументы недели", "События недели"

Обратная связь:

Бархатная Железная Маска

Днем 18 сентября 1698 года в Бастилию привезли необычного узника, о чем была сделана соответствующая запись. Привез таинственного заключенного комендант крепости Пинероль Сен-Мар, который получил новое назначение в Бастилию. На лице заключенного была черная бархатная маска с металлическими застежками. Разговаривать с ним запрещалось, но в отдельной камере был накрыт ужин, как для знатного человека. Кем был заключенный в маске? Этот вопрос до сих пор остается без ответа. Существуют различные версии, с которыми мы предлагаем вам ознакомиться. 

 

Версия Вольтера

 

Тему Железной Маски пытался раскрыть Вольтер, которого этот вопрос очень волновал. Таинственность, окружавшая Маску, не могла остаться незамеченной, и, несмотря на строжайшую секретность, слухи просачивались из всех тюрем, где Железная Маска коротал свой век. 


Именно Вольтер систематизировал все легенды и вписал в свою книгу «Век Людовика XIV» главу, в которой уделил Маске особое внимание. Писатель провел колоссальную исследовательскую работу, собирая факты, слухи, легенды. У него даже были определенные доказательства каждой из версий, поэтому именно на основе его изложений можно делать определенные догадки, кто же был Железная Маска.


Итак, в 1751 году Вольтер опубликовал вышеупомянутую книгу «Век Людовика XIV», содержащую следующую историю.
«Через несколько месяцев после смерти министра Мазарини произошло беспрецедентное событие, и что весьма странно – оно было обойдено вниманием историков.

 

В замок на острове Святой Маргариты, расположенном близ Прованса, был отправлен неизвестный узник, ростом выше среднего, молодой, обладающий благороднейшей осанкой. В пути он носил маску со стальными задвижками на нижней ее части, которые позволяли ему есть, не снимая маски. Был отдан приказ убить его в случае, если он снимет маску.


Он оставался на острове до того момента, пока доверенный офицер по имени Сен-Мар, губернатор Пинероля, приняв командование Бастилией, не отправился на остров Святой Маргариты и, было это в 1690 году, отвез узника в маске в Бастилию. Перед этим перемещением на остров приезжал маркиз де Лувуа. Неизвестный был доставлен в Бастилию, где был устроен настолько хорошо, насколько это вообще было возможно в таком месте. Ему не отказывали ни в чем, что бы он ни попросил. Узник имел пристрастие к чрезвычайно тонкому белью и кружевам и получал их.

 

Играл часами на гитаре. Ему готовили самые изысканные блюда, и старый врач Бастилии, который лечил этого человека, имевшего своеобразные болезни, говорил, что никогда не видел его лица, хотя часто осматривал его тело и язык. По словам врача, узник был замечательно сложен, его кожа была немного смуглая; голос поражал уже только одними своими интонациями. Этот человек никогда не жаловался на свое состояние, ни разу и ничем не выдал своего происхождения.


Неизвестный умер в 1703 году и был похоронен около приходской церкви Сен-Поль. Что вдвойне удивительно – когда его привезли на остров Святой Маргариты, в Европе не было зафиксировано ни одного исчезновения из известных людей». 


Эта история вызвала интерес, ведь слухи ходили давно. Будучи не только амбициозным, но и первоклассным историком, Вольтер решил разобраться в этой теме. Вот что он писал: «Многие спрашивают меня, кто же был этот неизвестный и в то же время столь знаменитый пленник? Я всего лишь историк и никоим образом не колдун.

 

Это, безусловно, не был граф де Вермандуа; это также не был герцог де Бофор, который пропал только при осаде Канди и которого не смогли опознать в обезглавленном турками теле. Г-н де Шамияр бросил как-то, чтобы отделаться от настойчивых вопросов последнего маршала де Ла Фейяда и г-на де Комартена, фразу, что это был человек, владеющий всеми тайнами г-на Фуке. Он сознался, правда, в том, что узник был доставлен в Бастилию после смерти Мазарини. Однако к чему такие меры предосторожности по отношению к всего лишь доверенному лицу Фуке – персоне, в таком случае, второстепенной?

 

Прежде всего надо поразмышлять над тем фактом, что в это время не исчез ни один значительный человек. В то же время ясно, что узник был личностью исключительно важной, и все, что было с ним связано, всегда хранилось в тайне. Это все, что можно предположить».


Главные версии основаны на исследованиях Вольтера, но существуют и «независимые», которые всегда возникают вокруг основной интриги. Любимая теория самого историка заключалась в том, что таинственная Маска – родной брат Людовика XIV, а из-за невероятного сходства король приказал закрыть навечно лицо брата от посторонних глаз.

 

Он пишет: «Ясно, что если его не выпускали во двор Бастилии и позволяли говорить даже с его врачом только с лицом, покрытым маской, то делалось это из страха, что в его чертах может быть замечено какое-то удивительное с кем-то сходство». Идею о подозрительной схожести быстро подхватили и запустили в народ чуть ли не как основную версию: «Железная Маска, без сомнения, был братом – старшим братом – Людовика XIV, мать которого обладала тем особо тонким вкусом, о котором говорит Вольтер, по отношению к тонкому белью...» 


Почти 20 лет Вольтер доказывал эту теорию, почивая на лаврах разоблачителя дворцовых тайн. Но, как ни странно, версия Вольтера по-прежнему остается лишь догадкой, не имеющей доказательств. 

 

Историческая справка

Кроме бесконечных домыслов, существую реальные исторические факты, оспаривать которые невозможно. Один из главных действующих лиц этой драмы – мушкетер королевской гвардии Сен-Мар. В историю он вошел как безупречный и надежный тюремщик. Да, он хотел быть мушкетером и мечтал о сражениях. Но судьба отвела ему совершенно другую роль.

 

Он был слишком исполнительным и надежным, тогда как многие мушкетеры отличались безрассудством и независимостью. Исполнительность сыграла тщеславному Сен-Мару на руку – в 1960 году он становится сержантом, а затем небезызвестный д'Артаньян поручил ему арестовать Поля Пелиссона, опального французского литератора, в то время как сам он задерживал Фуке. В этом деле Сен-Мар проявил себя с лучшей стороны. Когда начали искать человека для управления Пинерольским донжоном, который подходил для надзора за Фуке, выбор государя (и это вполне естественно) пал именно на Сен-Мара. Его карьера тюремщика длилась 40 лет, и самым важным заключенным в его жизни был Железная Маска. 


Однажды в Пинероле Сен-Мару поручили очень важного арестованного. К тому времени честолюбивый сержант уже имел славу особо надежного человека, способного выполнять самые пикантные поручения. Поэтому никаких вопросов, что за человека в маске ему привели, тот не задавал. Понимал, что эта история еще наделает много шума, поэтому охранял тщательно.

 

Из записи, сделанной по его распоряжению, мы знаем, когда именно Маска оказался в Бастилии: «Сентября 18-го числа, в четверг, в три часа пополудни г-н де Сен-Map, комендант крепости Бастилия, прибыл для вступления в должность с острова Святой Маргариты, привезя с собой своего давнего узника, содержавшегося под его надзором еще в Пинероле, который должен все время носить маску, и имя его не должно называться; его поместили сразу по прибытии в первую камеру Базиньерской башни до ночи, а в девять часов вечера я сам вместе с г-ном де Розаржем, одним из сержантов, привезенных с собой господином комендантом, перевел узника в третью камеру Бертольерской башни, приготовленную мною по приказу господина де Сен-Мара за несколько дней до прибытия заключенного, которого вверили заботам г-на де Розаржа, находящегося на содержании господина коменданта».

 

К слову сказать, каждая башня Бастилии, в частности Бертольерская, состояла из шести этажей. На каждом этаже находилась восьмиугольная камера с камином, шириной, длиной и высотой в 12 шагов, с потолком, покрытым штукатуркой, и с цементным полом. В каждой камере имелись камни с вытяжным колпаком и маленькая ниша в толще стены для «личного пользования».


Следующая запись, которая вошла в историю как неоспоримый факт, это свидетельство о смерти узника в маске: «В тот же день, 1703 года, ноября 19-го числа, в понедельник, этот неизвестный узник в маске из черного бархата, привезенный г-ном де Сен-Маром с острова Святой Маргариты и охраняемый им в течение долгого времени, скончался около десяти часов вечера после того, как накануне после мессы почувствовал небольшое недомогание, но в то же время он не был серьезно болен.

 

Г-н Жиро, наш священник, исповедовал его. По причине внезапности смерти наш духовник совершил таинство исповеди буквально в последний момент его жизни; этот столь долго охранявшийся узник был похоронен на приходском кладбище Сен-Поль; при регистрации смерти г-н Розарж, врач, и г-н Рей, хирург, обозначили его неким именем, также неизвестным». В регистрационном журнале Сен-Поля в действительности было обозначено имя Маршиали.


Итак, мы имеем две записи – время прибытия в Бастилию и дата смерти заключенного в маске. Все остальное в этом вопросе – вымыслы и догадки. Кем еще мог быть этот знатный господин, чье лицо и имя так тщательно скрывалось? Кроме версии о родстве с королем, в которой Маску называют братом-близнецом, сводным братом, а также внебрачным сыном Анны Австрийской, существуют и совершенно безумные: он был итальянцем по имени Маттиоли, который слишком много знал государственных тайн.

 

Также поговаривали, что узников в бархатных масках было три – Маттиоли, опальный министр Фуке и некий священник Эсташ Доже, который знал слишком много об интимной жизни Людовика. В любом случае, доподлинно известно лишь то, что такой узник существовал, что умер он в Бастилии в 1703 году и что даже после смерти с него не сняли маску. А вот кем был этот таинственный незнакомец и за что король так жестко с ним поступил – доподлинно не известно… 

Юлия Шемякова

Share on Facebook
Share on Twitter
Please reload

Please reload

Также вам может быть интересно: