Каннибализм в истории человечества

Поедание людьми себе подобных в современном обществе порицается, даже приводит в ужас. Однако такая точка зрения сложилась не так давно, причем существует исключительно в цивилизованных странах. Столетиями люди ели друг друга, а кое-где эта традиция сохранилась и по сей день.

«Ну почему аборигены съели Кука?»

Этимология этого слова связана с обитателями Гаити, которые во времена оны, еще до Колумба, были жестокими людоедами. Соседи с Багам называли их «каниба» и боялись до смерти. Со временем слово «каннибал» стало идентичным антропофагу, как в Греции называли поглотителей человечины.

В допотопные времена людоедство было делом обыденным. Порой было проще убить и съесть соседа, чем загнать дикого зверя или найти съедобные плоды и корни. По мере развития человечества, когда разнообразие пищи и способов ее получения росло, вынужденный каннибализм почти исчез и вспыхивал лишь в экстремальных обстоятельствах: при неурожае, падеже ската, кочевания дичи в другие края и т.д.

А вот ритуальное людоедство процветало значительно дольше. Многие племена считали, что съеденная печень храброго врага прибавляет обедающему мужества, мозг мудреца – ума, а тестикулы многодетного отца – мужской силы. Разделывали на отрубы и убитых противников, и собственных родственников, если те отличались какими-нибудь выдающимися качествами.

Правда, иногда подобные традиции оборачивались боком. Так, у племени форе из Новой Гвинеи распространилась куру – болезнь тяжелая, неизлечимая и свойственная только членам племени. А все из-за привычки лакомиться чужим мозгом, через который и передавался вирус.

Если брать только относительно новые времена, с XVI века, людоедством страдали преимущественно дикие племена, причем по всему миру. На внутренних территориях Черного континента оно было характерно чуть ли не для всех народностей, практиковалось на многих островах Малайзии и Полинезии, не брезговали каннибализмом и коренные бразильцы. Доказанных примеров этого – огромное множество.

К примеру, на одном из островов Океании в котел попала вся команда известного пирата Дейвиса-младшего. Моряки спасались на острове после кораблекрушения; самому капитану избежать такой участи удалось лишь чудом. А случилось это уже в XVII столетии.

Марион-Дюфрен, путешественник и исследователь из Франции, в 1772-м вместе с 14 соотечественниками попался в руки маори в Новой Зеландии. Каннибалы сожрали всех.

История Кука известна даже школьникам. Однако не все знают, что мореплаватель пытался избежать печальной кончины. О каннибалах Кук уже знал – встречался с ними в предыдущем плавании. Чтобы отвратить аборигенов от дикарского меню, он оставил им домашний скот для разведения. Однако туземцы идею не восприняли, быстро забили и съели животных, после чего вернулись к прежнему образу жизни. Среди врагов, случайных путешественников и миссионеров на стол попал и Кук.

Антропологи объясняют тягу к людоедству недостатком животной пищи. Дескать, там, где дичи достаточно, он отсутствует; там, где в рационе превалирует растительная пища, людоедство процветает. Впрочем, не только дикарям был свойственен каннибализм.

Борцы за веру, крестоносцы тоже баловались людоедством, скорее всего, в ритуальных целях. Имеются сведения, что после захвата Маарат Ан-Нумана в Аравии богобоязненные христиане массово поедали горожан. Историки утверждают, что множество случаев каннибализма среди крестоносцев были зафиксированы и на пути к Иерусалиму. Ватикан пытался замолчать столь неприглядную страницу борьбы за веру, но попытки успехом не увенчались.

И европейцы туда же…

На просторах Европы случаи каннибализма бывали только вынужденными. Так, при осаде в 1612-м литовцы и поляки, лишенные продовольствия, начали есть попавших к ним в плен. Когда чужаки закончились, перешли на своих, причем не только умерших – ослабевшие и больные забивались, как скот.

Из-за людоедства у солдат деформировались все понятия: они ссорились и дрались за тела мертвых и пытались доказать свои имущественные права на них. Так, целый полк пришел за «справедливым судом» к командиру, чтобы тот рассудил, кому принадлежит труп. Один солдат утверждал, что есть умершего должен в одиночку, поскольку тот является его родственником, остальные же считали, что обедают все, поскольку мертвец приходился им однополчанином. Начальство не приняло ничью сторону, опасаясь, что и само попадет в суп.

В начале XIX века китобои по общему согласию съели товарища по команде: их судно «Эссекс» затонуло, а припасы закончились. В 20–30-е годы прошлого столетия каннибализм из-за масштабного голода пышным цветом расцвел на территориях союзных республик.

Вспышки людоедства случались и во время Второй мировой войны. Причем особенно часты они были в японских войсках, чему имеются множественные подтверждения. Когда в части заканчивались продукты, солдаты убивали захваченных военнопленных и пускали их на котлеты (фигурально выражаясь, разумеется).

Самым скандальным стал случай в 1945 году. Тогда японский отряд употребил в пищу восьмерых американцев, оказавшихся в их руках. Уже после войны, в 1947-м, по этому делу под судом оказались три десятка японцев, среди которых было пять человек из высшего офицерского состава. Командиры, кстати, были приговорены к смертной казни.

Процветал каннибализм и в осажденном Ленинграде. Это, кстати, отдельный случай: несмотря на тяжелые условия, с людоедами пытались бороться и оставшиеся правоохранители, и рядовые горожане. В большинстве случаев пойманных на поедании человеческой плоти просто расстреливали – на следствие, доказательство вины и суд у ленинградцев сил не было, а оградить соотечественников от нападений каннибалов как-то нужно было.

Следует отметить, что большинство людей даже в самые тяжелые времена сохраняли человеческий облик