Чужие. Животные-переселенцы на новых территориях

Бездумность человеческих действий часто приводит к экологическим катастрофам – их последствия затем сказываются на окружающей среде десятилетиями. И далеко не всегда, даже если исправлением ситуации занялись ученые-специалисты, у людей получается свести нанесенный Природе вред к минимуму.

Принцип Гаузе

Опасность бесконтрольного расселения фауны по планете выяснил, сформулировал и обосновал еще в начале 30-х годов прошлого века советский ученый Георгий Гаузе. Биолог ставил опыты с различными видами инфузорий-туфелек (наверное, многие помнят это название со школьной скамьи). По отдельности разновидности размножались и процветали, ведя традиционный для них образ жизни.

Но когда «хвостатые» и «золотистые» одноклеточные были помещены в общую емкость, первые быстро вытеснили (читай – истребили) вторых. Ученый сделал вывод: два вида не в состоянии мирно делить одну экологическую нишу. Постулат в научной среде стал известен как принцип конкурентного вытеснения. В короткой формулировке – принцип Гаузе.

Тезис был подтвержден экспериментами, причем неоднократно – и до его формулировки, и после. Но печальный опыт: даже научно обоснованный и доказанный, принцип Гаузе человечество ничему не учит.

Австралийский инцидент

Самый известный случай нанесения вреда Природе путем бездумного завоза животных – заселение кроликами Австралии. Первые особи оказались на свободе примерно в 1787 году. К концу XIX столетия ушастые грызуны стали настоящим национальным бедствием. Кролики начисто выедали травяной покров, способствовали ускорению эрозии грунтов, поставили под угрозу овцеводство.

С ними боролись всеми доступными средствами. Однако ни массовые истребления, ни ловушки, ни разброс отравы, ни искусственно направленные пожары особого воздействия на популяцию не оказали. В начале прошлого века была предпринята попытка ограничить территорию обитания кроликов. Ставились проволочные изгороди; самая длинная из них протянулась на две с лишним тысячи километров. Всего же было обустроено 11 тыс. км заборов. Но, как оказалось, кролики прекрасно умеют копать, так что изгороди как препятствие не сработали.

Нормализовать ситуацию удалось лишь в 1950-е годы. Против «агрессоров» использовали бактериологическое оружие – спровоцировали вспышку эпидемии миксоматоза. Три года – и численность грызунов сократилась в пять раз. Впоследствии миксоматоз перестал быть смертельным для зверьков. Но сильно уменьшившуюся популяцию стало возможно контролировать и регулировать.

Британское бедствие

С какими целями в Англию завозились американские серые белки, нам выяснить не удалось. Но в 1876 году какое-то их количество было отпущено на волю в графстве Чешир. Этого показалось мало, и за пару следующих десятков лет серые белки были завезены и в другие районы.

«Эмигрантам» Туманный Альбион пришелся по вкусу. Они начали активно расселяться и размножаться, вытесняя из ареалов обитания коренных рыжих белок. Атаки серых переселенцев были признаны бедствием. В 1931 году им была объявлена война на уничтожение. Как и в Австралии, она результатов не дала. К 1952 году каролинские белки завладели почти всеми лесами Англии и сумели проникнуть в Ирландию и Шотландию.

Надежда на спасение рыжих европейских белок появилась только в середине 90-х. Биологи выяснили, что рацион питания у них и у захватчиков несколько отличается. Чужаки не едят семян хвойников. В Уэльсе провели масштабный эксперимент: начали в массовом порядке высаживать хвойные леса.

Результат признан положительным – популяция рыжих грызунов перестала сокращаться, а рост численности серых приостановился. Теперь лесничества всей Британии высаживают сосны с елями везде, где каролинцы не успели закрепиться. Возводится, так сказать, хвойный барьер. У исконных рыжих обитателей лесов появился шанс на выживание.

Советский энтузиазм

В молодом государстве в 1923 году решили больше уделить внимания заработку на пушнине. И «постановили» акклиматизировать американскую норку. Сначала животных держали на зверофермах, но с 1928 года начали запускать в дикую природу. «Американок» отправили в сибирские и дальневосточные леса.

Четырьмя годами позже зверьки начали осваивать и европейские регионы страны. В общей сложности вы пущено было 19 тысяч норок, не считая тех, что сумели сбежать со звероферм. Киргизские горы и сибирские болота американским норкам пришлись не по вкусу. Но во многих местах они прижились, немедленно потеснив европейских сородичей.

Пришельцы оказались более приспособленными: они были крупнее и сильнее, легче соседствовали с человеческими поселениями. А еще чужаки «вооружились» тайным «арсеналом», обеспечивавшим им преимущество перед коренными обитателями. Самцы американского вида могли вступать в связь с самками европейского. Причем в результате происходило оплодотворение, но эмбрионы спустя какое-то время рассасывались. При этом размножение «европейцев» откладывалось до следующего сезона, в то время как «американцы» успешно пополняли свои ряды потомством.

Исчезновение европейских норок продолжается и по сей день. Американские конкуренты вытесняют их с еще не захваченных территорий, а экологи не могут придумать, как остановить этот процесс.

Аргентинская трагедия

Начало южноамериканской экологической катастрофы относится к 1946 году. О принципе Гаузе уже было известно, однако всерьез его, судя по всему, не принимали. Или же отсутствовал контроль над происходящим со стороны властей. Как бы то ни было, аргентинские моряки завезли в Патагонию бобров.

Руководствовались они исключительно благими намерениями: бобрам полагалось слегка проредить джунгли, заодно послужив источником пушнины для местных охотников. Куда ведут благие намерения, известно давно.

Всего несколько десятков лет – и бобры заселили все поймы рек. В естественной среде обитания у этих зверьков предостаточно природных врагов. Они не дают строителям водных хаток чрезмерно