Собаки и дети Павлова, или О чем кричит история

Иван Петрович Павлов – ученый с мировым именем, первый русский нобелевский лауреат, физиолог, создатель науки о высшей нервной деятельности. Он не подвергся репрессиям и успешно работал на благо советской науки, развивая ее и делая сенсационные открытия. Павлову были бы рады мировые медицинские академии, но он предпочел остаться на родине и всю свою работу посвятить ей.

Его имя и репутация никогда не подвергались критике в Союзе, ему были открыты любые двери, и он делал абсолютно все, что считал нужным. Все знали, что он проводит жестокие опыты с животными, и считали, что во имя науки можно. Многие знали о его опытах над детьми, но не смели возражать, ибо это же был сам Павлов! Почему советская власть так много разрешала этому человеку? Почему, в отличие от его коллег, ему удалось избежать лагерей? А ведь быть ученным в молодом государстве, где власть принадлежала советам, было делом весьма опасным. Давайте же узнаем, о чем идет речь и о чем именно так долго кричала нам история…

Иван Петрович

Павлов родился в Рязани, в сентябре 1849 года. Будущий ученный рос в религиозной семье – его предки были священнослужителями, да и сам он окончил рязанскую духовную семинарию. Он бы так и пошел по стопам родителей, но в юности попалась Ивану Петровичу забавная книжица – «Рефлексы головного мозга» профессора И. М. Сеченова. И всё, он увлекся естественными науками, хотя получить соответствующее образование семинаристу было делом трудным.

В 1870 году Павлов поступил на юридический факультет Петербургского университета и уже через две недели перевелся на естественное отделение физико-математического факультета. По причине ограничений для выпускников духовной семинарии, Павлову удалось закрепиться только на специальности физиологии животных. Но и это было огромным достижением, чем он воспользовался без колебаний.

Через пять лет, в 1875 году, Павлов поступает на 3-й курс Медико-хирургической академии. Теперь он имеет все возможности стать квалифицированным медиком, его обучают лучшие преподаватели Петербурга и слава о молодом таланте быстро распространяется по медицинским заведениям.

Нам не все известно о Павлове, по крайней мере о том времени, когда он учился и перенимал медицинский опыт. Например, считается, что Иван Петрович не смог ужиться в Петербурге на одной кафедре со своим учителем Ильей Фаддеевичем Ционом и был вынужден уехать в Одессу. Причем в Одесский университет Павлов приехал, уже будучи медиком с превосходной хирургической техникой, которую он преподавал в южном городе.

О том, что этот человек ставил науку на первое место, говорит тот факт, что он совершенно не заботился о материальных благах. Женился он вопреки воле семьи, которая мечтала о выгодном браке для него с дочерью богатого чиновника. Но сын выбрал в жены бедную девушку Серафиму Карчевскую из Ростова. Вместе с этим браком в 1881 году Павлов узнал, что такое нищета: со стремительно растущей семьей (у них было четверо детей), он скитался между Ростовом, Петербургом и Лейпцигом. В конечном итоге Павловы осели в Петербурге, где они и прожили всю свою жизнь.

Никто не может объяснить, почему, будучи ученым с мировым именем, имея возможность навсегда уехать в Швецию, где его ждала современная лаборатория, он остался в стране, разрываемой войнами и экономическими проблемами. Ведь после Нобелевской премии в 1904 году за исследование функций главных пищеварительных желез он мог уехать куда угодно. Как никто не может толком объяснить, почему советская власть построила специально для него в 20-х годах прошлого столетия институт в Колтушах, под Ленинградом, где он проработал до самой своей смерти.

Павлову позволялось очень многое, хотя он часто критиковал власть. В 1929 году ученый выступал в первом Медицинском институте с речью: «Введен в Устав Академии наук параграф, что вся работа должна вестись на платформе учения Маркса и Энгельса. Что это, как не насилие над научной мыслью? Чем это отличается от средневековой инквизиции?» В те годы людей расстреливали и за меньшее, а он фактически одной фразой мог подписать себе приговор.

Собаки Павлова

Прежде чем перейти к собакам, стоит отметить, что характер у Павлова был под стать его здоровью. Современники отмечали, что Иван Петрович обладал удивительной крепостью и энергетикой, а сам ученый говорил, что до 70 лет практически не чувствовал усталости. Интересным было и его отношение к религии: «Я сын священника, семинарист. И, как большинство семинаристов, уже со школьной скамьи стал безбожником, атеистом. Мне Бога не нужно», – писал Павлов.

О его непростом характере говорили часто, поскольку Павлов нередко позволял себе критические высказывания. Он был беспощаден, безжалостен и невероятно прямолинеен. От него доставалось каждой власти, тем не менее он всегда находил возможности работать. Боялись ли его, уважали или что-то еще было в этом особенном человеке – сегодня мы уже вряд ли узнаем…

Но вернемся к собакам. Они, в изобилии обитавшие в предместьях Ленинграда, стали несчастными жертвами не только науки, но и всей системы. Их, конечно, потом канонизировали, как и самого Павлова, сделав их единым символом советской науки. Но этот образ – всего лишь пропаганда, сделка, на которую Иван Петрович согласился. Сколько же потом появилось памятников, как самому Павлову, так и его несчастным жертвам! Единственное, чего не хватает рядом с четвероногими друзьями человека, погибшими под внимательным взором научного светила, это маленьких детей, ленинградских беспризорников, коих в городе было как собак…