Свидетели под защитой. Как это работает в США

Об американской программе защиты свидетелей ходит много слухов и легенд. Инсценировка гибели, пластические операции, «пенсия» свидетелям… Конечно, все далеко не так радужно, ведь программа создавалась разумными людьми, умеющими считать деньги и не желающими плодить нахлебников, тем не менее она работает и стимулирует людей, причастных к серьезным преступлениям (или просто осведомленных о них) сотрудничать со следствием.

Как все начиналось

Датой рождения программы защиты свидетелей можно считать осень 1963 году, когда Джо Валаки, сидевший в тюрьме Атланты, публично сдал членов преступных группировок Нью-Йорка и Нью-Джерси. Его показания транслировались по радио и TV, от него американцы узнали о существовании мафии по имени Cosa Nostra.

Но публичность Валаки была отнюдь не бескорыстной. Он знал, что один из крупных мафиози, Вито Дженовезе, обещал за голову «крысы» вознаграждение в 100 «штук» баксов. И за свою откровенность запросил не только замену смертной казни пожизненными нарами, но и защиту на тех самых нарах. Валаки обоснованно опасался, что выданные подельники его достанут и за решеткой.

За процессом пристально следил прокурор отдела по борьбе с организованной преступностью Джеральд Шур. Он понял: люди станут давать показания, если будут уверены в своей безопасности. И начал создавать знаменитую программу. В 1970 году она принята законодательно.

Как это происходит

Во-первых, об исполнителях. Те, кто на свободе – в юрисдикции Службы федеральных маршалов. За тех, кто сидит, берутся сотрудники Федерального бюро тюрем. За их родственниками отправляются опять же маршалы.

Во-вторых, кто берется под опеку. Сам свидетель, его жена или муж, их дети. В отдельных случаях – любовницы. Родители, братья, сестры и прочие родственники в зону ответственности защищающих органов, как правило, не попадают.

В-третьих, эвакуация. Собранная компания втайне и очень быстро отвозится в место промежуточного пребывания. На первых порах это были арендованные дома, квартиры и гостиничные номера. С конца 80-х «беженцев» принимает ориентационный центр, выстроенный специально под программу защиты свидетелей – так проще их оберегать от жаждущих крови мафиози. Рассчитан центр на одновременное размещение шестерых одиночек и такого же количества семей.

Все свидетели доставляются в авто с тонированными наглухо стеклами, расселяются так, что никогда не сталкиваются с «соседями», маршалы, курирующие одного подзащитного, не имеют никаких данных о прочих. Охрана центра оформлена по высшему разряду: видеокамеры, ограда, способная выдержать прямой танковый залп, на подъездах – барьеры, сквозь которые не пробиться машинам, набитым бомбами.

Промежуточный этап длится в среднем две недели. За это время маршалы по особой методике устанавливают готовность к сотрудничеству, оформляют новые документы, выясняют предпочтения подзащитных в отношении их будущего, а свидетели успевают заучить подробности своей новой биографии.

Надо сказать, что новая жизнь для свидетеля и его семьи полностью подтверждена документально, причем со всех сторон. Подзащитные получают не только водительские удостоверения и свидетельства о рождении, у них появляются «свежие» социальные страховки и безупречная кредитная история. Сейчас все это легально выдается маршалам особыми органами, а на заре программы защиты эти герои доставали удостоверения личности своими силами. Разумеется, фальшивые, так что на их легализацию позже приходилось тратить дополнительные силы, время и нервы.

И, наконец, о будущем месте жительства. Куратор обязательно интересуется, где хотел бы жить его подопечный. И названные им места немедленно вычеркиваются из списка возможных: есть вероятность, что он о своих мечтах кому-то рассказывал. А значит, его могут там искать.

Когда подготовка закончена, свидетеля с семьей вывозят тем же образом, каким доставили, усаживают в самолет и отправляют в новую жизнь.

С заключенными работают несколько по другой схеме: из тюрьмы их нужно вывезти срочно, поэтому порой маршалы прибегают к радикальным методам. Так, Быка Салли (он же Сальваторе Гравано), сидевшего за 19 убийств, после подписания договора вывозили под охраной на вертолете. Кстати, Голливуд прав только в этом единственном моменте: дальнейшая отсидка в тюрьме вывезенному из нее преступнику не грозит. Но только до тех пор, пока свидетель ведет законопослушный образ жизни и не нарушает условия программы.

Маршалы умудряются уведомить о его криминальных наклонностях местных правоохранителей, не вдаваясь в детали и избегая прямого обращения. Так что один шаг в сторону – и пожалуйте на нары по новому обвинению.

Развенчивая мифы

«Фабрика грез» вокруг программы защиты свидетелей создала массу легенд. Большинство из них действительности не соответствует.

* Контингент. Люди убеждены, что за защитой может обратиться любой, кто что-то где-то слышал и опасается за свою жизнь. Вовсе нет: убежище предоставляется лишь за невероятно ценные сведения. Явки, пароли, доказательства, публичные свидетельства. Нет? Справляйся сам.

* Охрана. Вопреки сложившемуся мнению, никто всю жизнь семейство свидетеля не оберегает. Круглосуточная охрана положена фактически только до дачи показаний в суде. Тут и перевозить могут много раз, и профессиональные телохранители круглосуточно начеку. На слушание могут привезти в рыбацкой моторке, в качестве почтового груза, на вертолете. Как-то раз маршалы организовали целое представление с прибытием к залу суда броневика, в то время как свидетель скромно приехал на такси и спокойно зашел в боковую дверь.

В дальнейшем спрятанное семейство справляется самостоятельно. Впрочем, в самостоятельности нет ничего угрожающего: если не нарушать условия программы, ни один киллер до слишком откровенного свидетеля добраться не сможет.

* Инсценировки. Согласно версиям Голливуда, свидетели не просто исчезают – их показательно «убивают», чтобы врагам и в голову не приходило искать объекты мести. Ничего подобного: люди просто переезжают куда-то – и все. Они больше не имеют права связываться с оставшимися в той жизни родственниками, знакомыми и друзьями. Известен случай, когда Роуз Кливленд, встревоженная пропажей сына и его детей, написала Рейгану о своей беде. Тот связался с маршалами, и они устроили матери-бабушке свидание с родней на целых два дня. Как выяснилось, парень дал показания на свое