Неделя с Аргументами. Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия редакции

© 2017 Еженедельники "Аргументы недели", "События недели"

Обратная связь:

Вплавь из СССР: история девушки в красном бикини

Январь 1979 года ознаменовался громкой и скандальной сенсацией. Ее перепечатывали газеты и журналы по всему капиталистическому миру. А вот в советской прессе о тех событиях не промелькнуло ни слова. Побег юной Лили Гасинской из СССР скрывали, как многие инциденты и до него, и после. Власти не хотели делать достоянием широкой общественности нежелание отдельных граждан мириться с советской действительностью.

 

Начало начал

 

Пожалуй, эта история началась за четыре года до кульминации, ставшей известной всему миру (кроме, наверное, одной шестой части суши). 14-летняя девочка Лиля Гасинская вдруг поняла, что она не в состоянии жить в Советском Союзе. Что именно послужило толчком или последней каплей, история умалчивает. Лиля на тот момент жила в небольшом городе Алчевске, расположенном в Ворошиловградской области. Сейчас она называется Луганской. Семья у нее была среднестатистической, хоть и на ступеньку выше самой обычной: Гасинская училась в престижной спецшколе с языковым уклоном.
 

Девочка оказалась настойчивой. Утвердившись в своем намерении покинуть советские просторы, Лиля не стала заканчивать школу, сумела убедить родителей в необходимости сменить учебное заведение и после восьмого класса поступила в ПТУ, обучавшее обслуживающий персонал для морских круизов и находившееся в Одессе. Выбранная специальность «судовой официант», скажем прямо, считалась абсолютно непрестижной.


Отучившись положенные три года, новоиспеченная официантка вышла в свой первый рейс на теплоходе «Леонид Собинов». Зимой этот лайнер возил туристов в Австралию и Полинезию. Летом его рейсы заканчивались в Западной Европе.

 

Побег, а точнее, заплыв

 

Время для «эмиграции» Гасинская выбрала не самое удачное: за месяц до прибытия «Собинова» австралийские власти существенно ограничили заходы советских судов, в том числе и пассажирских, в свои порты. Поводом для этого послужили военные действия Союза в Афганистане. Впрочем, молодой девушке узнать об этом было неоткуда: партия и правительство не оповещали население о подобных мерах противодействия со стороны капстран.


«Леонид Собинов» бросил якорь недалеко от крупнейшего австралийского города Сиднея, в бухте Пирмонт, 14 января. Дождавшись позднего вечера, 18-летняя официантка переоделась в красный купальник, из иллюминатора спрыгнула в воду и поплыла к берегу. Гасинская специально дожидалась темноты. Во-первых, днем был выше риск, что ее заметят в воде и отправят за ней шлюпку. Во-вторых, до вечера было много работы, и ее отсутствие на рабочем месте могло быстро обнаружиться – даже если бы погружение в океан прошло бы мимо внимания вахтенных. Все вещи Лиля оставила в каюте: она не сумела бы с ними ни выбраться в иллюминатор, ни доплыть до пляжа.


Водное «путешествие» длилось больше получаса. Беглянке приходилось нырять под воду, чтобы на нее не наткнулся луч прожектора, обшаривавший бухту. На берег она вышла сильно замерзшей и напуганной. Девушка обратилась к первому попавшемуся прохожему, который в этот поздний час выгуливал своего пса. Ее не особо богатого английского языка хватило, чтобы попросить у него одежду и сопровождение в полицию.

 

Детективная история

 

Дальнейшее развитие событий напоминало сорвавшуюся лавину. На лайнере обнаружили отсутствие одной из официанток. После тщательного осмотра судна капитан отослал телеграмму с извещением о происшествии в советское посольство. Его сотрудники начали поиски, используя дипломатические каналы.


Однако их опередили журналисты из «Дейли Миррор». Откуда они узнали о Лиле Гасинской, неизвестно. Или в газету сообщил добрый самаритянин, который таки отвел девушку в полицейский участок, или у газетчиков были связи в полиции. Они увели беглянку буквально из-под носа соотечественников, забрав ее из участка. И спрятали на конспиративной квартире на взаимовыгодных условиях: газета получает от нее эксклюзивное интервью с фотографиями в том самом красном купальнике, а Лилю за это прячут до тех пор, пока ее статус не прояснится.


За Гасинской уже на следующий день среди репортеров началась настоящая охота. Она надолго стала главной австралийской сенсацией. Однако редакция «Дейли Миррор» держалась стойко. Конспирация дошла до того, что полученные от «эмигрантки» ответы на вопросы озвучивала сотрудница газеты, чье лицо было скрыто густой вуалью. Долгое время «девушка в красном бикини» была достоянием только этого издания.


В данных интервью Лиля Гасинская говорила, что решение сбежать из СССР созрело у нее с 14 лет, и она ненавидит коммунизм за то, что в его основе лежит лживая пропаганда. Ей жаль было покидать своих родителей, но другого выхода она не видела.


Обосновала бывшая официантка и свой выбор страны для побега: она увидела журнальную фотографию австралийских просторов и поняла, что это самая прекрасная страна в мире.

 

Жизнь после побега

 

Первое, что сделала Гасинская на земле Австралии, – еще в участке обратилась с просьбой о предоставлении ей политического убежища. В конце концов ее прошение удовлетворили. Хотя решение властями принималось со скрипом: для объявления человека беженцем он должен был доказать, что на родине подвергался преследованиям. Недостаточно прибыть в страну и просто сказать: «Мне там плохо, хочу жить здесь». Недаром в том же 1979-м целых 150 тысяч азиатов-нелегалов, достигавших берегов Австралии на лодках, были депортированы обратно.


Многие политики и журналисты подвергли ожесточенной критике решение министра иммиграции в отношении Гасинской. Высказывались язвительные замечания: дескать, для получения статуса беженца теперь достаточно хорошо выглядеть в бикини. Один из журналистов даже выдвинул предположение, что скучные магазины в Союзе – вполне убедительный повод для получения политического убежища.


Как бы то ни было, Лиле Гасинской разрешили остаться в Австралии. Интерес к ее персоне вскоре снова возрос: она подписала с журналом «Пентхауз» контракт на печать ее снимков в предельно откровенном виде. За фотографии в стиле ню ей заплатили 15 тысяч долларов, и Лиля прославилась как первая советская женщина, согласившаяся на обнаженку. Впрочем, тираж этого номера благодаря броскому заголовку «Девушка в красном бикини – без бикини» был раскуплен в рекордные сроки. Сейчас его нет даже в архиве редакции (хотя некоторые личности где-то находят этот раритет).


Довольно быстро Лиля устроила и свое личное счастье. Ее выбор пал на фотографа все того же «Дейли Миррор». Ради украинской красавицы (а Гасинская и впрямь была очень интересной девушкой) он оставил семью, в которой у него было трое детей. Фамилия фотографа забылась, но точно известно, что он активно помогал ей с профессиональной карьерой: благодаря ему она закончила модельную школу, стала успешным диджеем и танцовщицей в стиле диско. Лилиана, как ее стали называть на новой родине, даже снялась в двух сериалах: Arcade и The Young Doctors.


Следующий пик интереса к личности Гасинской относится к 1981 году, когда встал вопрос о пересмотре ее статуса. Об этом с газетных страниц сообщил Ян Макфи, бывший в то время министром по иммиграции. Он получил сведения, что Лилиана отправила на бывшую родину (или в советское посольство) заявление о восстановлении ее в гражданстве СССР. Гасинской стоило больших трудов опровергнуть эти слухи.


Семейная жизнь Лили с фотографом продолжалась не очень долго. Несколько лет спустя после побега Гасинская развелась с ним и стала законной супругой миллионера и бизнесмена по имени Ян Хайсон. Он специализировался на девелопменте – создании крупных объектов недвижимости. Будучи замужем за Хайсоном, Гасинская пыталась организовать собственный бизнес; ее интересовала косметическая индустрия. Судя по имеющимся сведениям, особого успеха беженка в своих начинаниях не добилась.


Через шесть лет после свадьбы, в 1990-м пара разошлась. К этому времени историю побега Гасинсккой затмили другие сенсации. Исчезла она и из поля зрения светских хроникеров. Так что ее след, можно сказать, затерялся. В конце ХХ века журналистам удалось лишь узнать, что она переехала в Великобританию и, кажется, так и живет там.


Последний раз интерес к девушке в красном купальнике возник уже в этом десятилетии. Откуда-то появился слух, что Лиля вернулась на Украину и вроде бы даже с детьми. Однако в 2013-м он был опровергнут. Удалось установить, что Лилиана так и живет в Лондоне, свой побег вспоминать не очень-то любит. Да и внимание журналистов категорически не приветствует – в свое время усилиями газетчиков вокруг ее имени было нагромождено, по ее мнению, слишком много домыслов и искажений.

 

Последствия заплыва

 

У Гасинской все сложилось благополучно: она покинула ненавидимый ею Советский Союз, а дальнейшая ее судьба смело может быть названа вполне успешной.


А вот другие люди от ее поступка пострадали. Молодой капитан Николай Сопильняк, командовавший лайнером «Леонид Собинов» был списан на берег. Ему вменили в вину низкий уровень воспитательных процессов на судне. Дескать, раз официантка предала страну, виноват в этом капитан корабля. Как в дальнейшем сложилась судьба Сопильняка, установить не получилось: после развала Союза отследить жизненный путь его граждан стало затруднительно.

 


Впрочем, в порту приписки «Леонид Собинов» считался несчастливым судном. За четыре года до побега девушки в красном купальнике на его борту совершил самоубийство один из матросов. Толкнула его на этот шаг неразделенная любовь, которую он питал к одной из стюардесс. По странной случайности, этот инцидент тоже произошел в австралийских территориальных водах.


Кстати, это был не единственный морской побег. За пять лет до скандала с девушкой в красном бикини, в 1974-м, с океанского теплохода спрыгнул известный океанолог Станислав Курилов. Ему пришлось куда тяжелее, чем Гасинской: он проплыл целых 100 км, и путь к филиппинскому острову у него занял трое суток.

 

Share on Facebook
Share on Twitter
Please reload

Please reload

Также вам может быть интересно: