Роковые картины и их тайны

Великая сила искусства возвышает душу, облагораживает человека и подвигает его на бескорыстные (а иногда и невыгодные лично ему) поступки. Но порой эффект от талантливой картины может быть прямо противоположный. И тогда результаты ее воздействия на зрителя просто пугают…

Человек без головы

В прошлом веке художница по имени Лаура написала картину «Почтовый дилижанс». На ней изображен одноименный транспорт, спереди закрытый старой телегой. Побудила к написанию фотография, сделанная Джеймсом Киддом. И все бы ничего, но под определенным углом зрения рядом с телегой виден силуэт безголового человека.

Фотограф утверждает, что странный абрис на «натуре» отсутствовал и появился при проявлении пленки. Художница не может вразумительно объяснить, чем ее привлекла композиция. Захотелось – и все, причем стремление было почти болезненным.

В процессе сотворения картины девушку неоднократно накрывало волнами ужаса.

Но бросить кисть у нее не получалось, как будто кто-то водил ее рукой.

Дописав полотно, Лаура повесила его в своем офисе, слишком уж неприятными у нее были ассоциации с картиной. Однако не прошло и трех дней, как ее вежливо попросили унести «Дилижанс». В помещении будто полтергейст завелся: падали предметы, исчезали какие-то вещи, а полотно само собой перекашивалось.

Лаура принесла картину домой – и события заставили ее пожалеть об этом. В квартире слышались странные звуки, ее собаки то отчаянно лаяли, то скулили из убежища, начала протекать крыша – и мастер не сумел найти место протечки, вещи оказывались не на своих местах. После того, как утренний стакан с соком разлетелся, а его осколки, кроме донышка, исчезли, художница сожгла картину в своем дворе. Тогда странные происшествия оставили ее дом.

Бруно Амадио и его дети

Итальянский художник, известный также под псевдонимом Джованни Браголин, после второй мировой войны выживал за счет портретов заплаканных детей, которые он продавал богатым туристам. Всего серия насчитывает 65 подобных изображений, но самым известным считается «Плачущий мальчик». Картина признана проклятой в нескольких графствах Британии. Говорят, для того, чтобы у натурщика из глаз текли слезы, художник держал перед ним горящую свечу. Репродукции «Плачущего мальчика» обвиняются минимум в полусотне пожарах: на пепелищах были обнаружены литографии, не пострадавшие от огня и лежащие изображением вниз.

Люди считают, что Амадио так сочувствовал детям, погибшим во время войны, что их души поселились в портретах, пусть списанных и не с них. «Мальчик» же сжигает свои пристанища не со зла, а потому что душа, занявшая портрет, принадлежит ребенку, умершему в огне.

Газета Sun, проанализировав статистику, полученную у пожарных, предложила всем владельцам репродукций сжечь их, обещая возместить их другими, сделанными позже и пожаробезопасными. По заявлениям тех, кто последовал призыву, литографии не горели, а если их все же удавалось поджечь, они горели плохо и не до конца.

Тайны «Венеры с зеркалом»

Эта картина – единственное полотно кисти Веласкеса с изображением обнаженной натуры. Во всяком случае, сохранившееся до наших дней. Однако «Венера с зеркалом» полна загадок. И главная из них – несоответствие достаточно старого лица отражения юному телу богини. С перспективой на картине тоже не все ладно…

Да и репутация этой картины довольно зловещая. Каждого из ее владельцев просто преследовали несчастья. В основном без смертельных исходов, но неприятные: среди них числятся и пожары, и разорения, и грабежи. На заре XX века полотно осело в лондонской Национальной галерее – и вскоре дела у нее существенно ухудшились. Как ни странно, ситуацию исправила, сама того не зная, суфражистка, изрезавшая картину острым предметом. После ее реставрации всякая мистика из судьбы «Венеры с зеркалом» исчезла. Хотя искусствоведческие загадки остались.

«Руки противятся ему»

Американский художник Стоунхэм в 1972-м получил заказ на две картины. Сюжет одной был определен заказчиком, а вторую он решил написать со своей детской фотографии. На полотне у стеклянной двери стоит мальчик лет 5-6; рядом с ним – кукла, выглядящая жутковато. Но больше всего притягивают взгляд руки, мельтешащие за стеклом и не имеющие тела.

Художник считает картину очень символичной: то, что за дверью – воображаемый мир, мир снов; она сама – это граница между двумя реальностями, а кукла – проводница за грань. От объяснения значения кистей рук творец уклонился, сказав, что они могут иметь разные толкования. Должно быть, Стоунхэму снятся страшноватые видения.