Будто грянули ангелы с небес: «закулисье» церковного хора

Наступает Пасха. В нынешнем году для многих православных она будет «самоизоляционной» – на службы приходить не рекомендуется, а традиционные куличи с яйцами из-за коронавирусного форс-мажора разрешили освящать дома. Но интернет никто не отменял, а по нему можно будет и услышать, и увидеть все пасхальное богослужение. Слово «услышать» первым в этом ряду поставлено не случайно – именно пение играет решающую роль в восприятии церковной службы уже многие века. И секретами церковного «закулисья» с нами поделился непосредственный участник процесса.

Издавна секрет церкви заключался в музыкальном сопровождении Источник: fastly.net

Во все времена священнослужители уделяли много внимания созданию атмосферы внутри Дома Божьего, ведь человек, (постоянный прихожанин или просто прохожий, заглянувший в храм из любопытства) должен был ощутить себя в совершенно ином мире, далеком от суеты и рутинных будней. И едва ли не главный вклад для погружения в такую атмосферу привносит церковный хор. Часто он располагается на втором этаже, самих поющих из основной части храма не видно и создается впечатление, будто музыка звучит прямо с небес. Неудивительно, что о певцах сложилось немало стереотипов и заблуждений. Наш корреспондент побеседовал Артуром Дубравским, уже много лет работающим в церковных хорах, о «закулисье» богослужебной музыки и популярных мифах о ней.

– Начнем с «базы». Какое образование необходимо для участия в церковном хоре, и какое получили вы?

– Для церковно-хоровой деятельности вовсе не обязательно иметь диплом. Главное – чтобы ваши навыки соответствовали уровню коллектива, в который вы пришли. Если вы оказались в деревенском храме, хор которого состоит из трех бабушек, то достаточно будет иметь какой-никакой слух, немножко голоса и хоть чуть-чуть координации между ними. А если вы претендуете на место в коллективе посерьезнее, без академического образования долго вы там не продержитесь. И дело не в дипломе, разумеется, а в сложности репертуара и в том, что профессиональные музыканты общаются между собой на сленге, дилетанту не всегда понятном. Впрочем, если по каким-то причинам среди профи «завис» человек без соответствующего образования, у него, при желании, есть шанс немного подтянуться. Разумеется, на один уровень с асами он стать не сможет, но выучить программу-минимум – вещи, которые поются из раза в раз – ему будет под силу.

Я сам тому яркий пример. Много лет назад я закончил музыкальное училище по классу хорового дирижирования, но продвигаться дальше по музыкальной линии (следующая ступень – консерватория, обучение 5 лет, слишком долго) не стал, а занялся тем, чем проще прокормить семью – менеджментом в недвижимости. Сейчас я подрабатываю в церковном хоре с профессионалами из оперного и драматического театров. Это – мужской хор, один из лучших в епархии (церковная территориальная единица – прим. ред.). Разумеется, эти ребята более компетентны, чем я, и те ноты, что они могут легко прочитать с листа, мне приходится брать домой и учить.

– Вы упомянули хор из «трех бабушек». И во многих храмах вместо ангельского пения звучат старческие голоса?

– Тут я, похоже, слишком смело выразился. «Три бабушки» – это стереотип, сложившийся еще в советское время, когда в храмы находились на полулегальном положении, а ходить в них (и уж тем более, петь там) решалось, в основном, старшее поколение, пенсионеры. Разумеется, результат был не особо впечатляющ, но выбирать тогда не приходилось. Да и пели эти люди от чистого сердца, а не за вознаграждение, что уже само по себе похвально.

Сегодня Церковь не испытывает на себе такого давления, и есть возможность набирать кадры покомпетентнее, и их сейчас хватает, например – студенты-музыканты с радостью готовы и подработать, и попрактиковаться.

Внимание качеству пения уделяется не зря. Помните, как князь Владимир веру выбирал? Он отправил своих старейшин в разные страны исследовать местные религии. А когда те вернулись, больше всего позитивных отзывов досталось именно Православию. Потому что оказавшись во время службы в знаменитом храме святой Софии они «не знали, где находятся: на небе или на земле». А ведь во многом такое ощущение у прихожан достигается благодаря хорошему хору, расположенному на балконе.

Хотя, конечно, в маленьких деревенских храмах, до сих пор актуален формат «три бабушки». Но там и атмосфера совсем другая, домашняя: все друг друга знают, а правящий архиерей туда приезжает, разве что, раз в год – в день памяти святого, которому посвящен храм. Нередко, что и профессиональный хор он привозит с собой.

– Получается, как в советские годы, так и сейчас, в отдаленных храмах ощущается нехватка певческих кадров. Не могу не спросить, а почему бы хористов не заменить, каким-нибудь техническим устройством, магнитофоном, например, воспроизводящим ранее записанные песнопения?

– Это невозможно по нескольким причинам. И самая главная – этическая: в храм люди приходят попросить что-то у Бога, или показать ему свою любовь. А когда хочешь любовь продемонстрировать – искусственные цветы не даришь. Только живые. Вот и в церкви звучит живая музыка, каким бы низким не был уровень исполнения.

Еще одна причина – это то, что в процессе службы именно хор должен подстраиваться под священника, а не наоборот. Например, во время пения Херувимской песни (помните, в фильме «Иван Васильевич меняет профессию» один из героев произносит «Иже Херувимы», а это, между прочим, один из самых главных моментов в Литургии), священник должен совершить целый ряд действий, во время которых должны звучать соответствующие части песнопения. Живой хор с этим легко справится, а «фанера», конечно же, нет. Кроме того, некоторые песнопения меняются практически каждый день. Замучаешься их все записывать.

– А как вы оказались в церковном хоре, тоже подрабатывали, обучаясь в музучилище?

– Нет, у меня все наоборот. Не музыка меня привела в церковный хор, а церковный хор – в музыку.

Моя история началась, когда мне было около десяти лет, а музыкой я не интересовался вообще. Тогда в один из храмов нашего города привезли чудотворную икону Божией Матери – Бояновскую. Она стала известной благодаря тому, что на лике Богородицы вокруг глаз выступали капли жидкости – она будто плакала.