Эмиль Кио: Великий обманщик

Об этом удивительном артисте еще при жизни ходило столько легенд и сплетен, что сегодня уже довольно сложно определить, где правда, а где вымысел. Великий иллюзионист Эмиль Кио был настолько непревзойденным мастером своего дела, что в его неограниченное могущество верили все – от кухарки до членов правительства. А он, получив титул «волшебник ХХ века», так и не сумел превратить свою жизнь в сказку.

Человек-легенда

По официальным данным, основоположник легендарной династии иллюзионистов, автор и конструктор уникальной цирковой аппаратуры Эмиль Теодорович Кио родился 11 апреля 1894 года в Москве. Однако, по утверждению его близких, еще в юношеском возрасте будущий цирковой гений вместе со своим приятелем «основательно нахимичили с паспортами и в дальнейшем сами уже не смогли вспомнить точных дат своего рождения».

Неудивительно, что на его могильном камне в дате рождения указан 1900 год, а в реестре захороненных на Новодевичьем кладбище – 1894-й. Кроме этого, до сих пор существует множество версий о происхождении его псевдонима, не известно точное число его жен и детей, не понятна путаница с дядями и братьями. Достоверно установлен лишь единственный факт – отец Эмиля был коммивояжером.

Сам же мальчик с детства мечтал стать не циркачом, а актером, играющим на сцене серьезные роли. Его мечта сбылась: в 1917 году юношу приняли в труппу Московского театра миниатюр. Облаченный в восточный халат и чалму молодой человек, игравший мага, выходил на сцену и самозабвенно фокусничал перед удивленной публикой. Эмиль настолько увлекся своей новой ролью, что, недолго думая, оставил театр.

В цирке он подрабатывал сначала администратором, затем униформистом и берейтором. А через какое-то время начал показывать на арене фокусы. Дебют же в качестве иллюзиониста состоялся немного позже, в варшавском цирке Александра Чинизелли, где начинающему фокуснику пришлось заменить на манеже ушедшего в запой факира. Именно тут у него и возникла идея создать необыкновенный и загадочный иллюзион и выйти к публике с не менее ярким и незабываемым именем.

Знак свыше

Что касается псевдонима, то ни биографы легендарного иллюзиониста, ни его близкие так и не пришли к единому мнению по вопросу о его возникновении. Дело в том, что настоящая фамилия Эмиля Теодоровича – Гиршфельд-Ренард – абсолютно не подходила для работы на манеже. Поэтому он долгое время искал эффектный и запоминающийся псевдоним.

Если верить легенде, рассказанной самим фокусником, то прогуливаясь как-то раз возле кинотеатра «Художественный», его внимание привлекла неоновая надпись «Кино», в которой перегорела буква «н». Возникшее в результате слово «Кио» показалось ему настолько таинственным и благозвучным, что артист, посчитав этот случай знаком свыше, взял себе такой оригинальный псевдоним.

Через некоторое время, оказавшись на гастролях в Киеве, Эмиль Теодорович, на вопрос одного из поклонников о значении его псевдонима, шутя, представил его как аббревиатуру и расшифровал ее как «Киевский Известный Обманщик». Однако, по мнению сына Эмиля Кио Игоря, происхождение их новой фамилии имеет совсем другие корни.

Так, будучи наполовину немцем и наполовину евреем, его отец, работая в варшавском цирке, жил поблизости с синагогой. И начиная каждое субботнее утро с молитвы, он с удовольствием внимал раздававшемуся на всю округу мелодичному рефрену: ТКИО, ТКИО. Этот своеобразный сладкозвучный припев до такой степени врезался фокуснику в сознание, что он решил не расставаться с ним всю жизнь. Любопытно, что признанный цирковой волшебник, не отрицая ни одну из легенд, возникших вокруг его имени, так и не признался, которая из них была близка к истине.

Пионер советской рекламы

Придумав звучный псевдоним и освоив азы профессии, Кио буквально совершил переворот среди иллюзионистов. Во-первых, он начал использовать во время выступлений серьезную аппаратуру, перенеся при этом все действо со сцены на цирковую арену. В результате возросла не только сложность иллюзионных трюков, но и публика получила возможность обозревать предлагаемую программу со всех сторон.

Во-вторых, Эмиль Теодорович в отличие от своих коллег сменил восточный халат и чалму на элегантный черный фрак. И кроме того, загадывая зрителям интеллектуальные загадки и головоломки, «жертвой» своих фокусов неизменно выбирал клоунов. Со временем усложняя трюки и усовершенствуя аппаратуру, Кио ввел в свою программу сначала лилипутов, а затем и красоток в ярких эротичных костюмах.

В-третьих, его фееричные программы неизменно сопровождались музыкой, броскими декорациями и энергичными диалогами. Кио был точен, импозантен, сдержан и весьма остроумен. Примечательно, что принципами многих придуманных и показанных им фокусов и сегодня пользуются многие иллюзионисты. Неординарный фокусник стал к тому же первым советским рекламщиком и продюсером собственного шоу.

Интрига начиналась задолго до приезда иллюзиона Кио в какой-либо город. На концертных тумбах развешивались афиши, на которых информация проявлялась спустя какое-то время: сначала К-И-О, и лишь через несколько дней возникало само красочное объявление с шокирующими фразами. Например, знаменитому дрессировщику и другу Кио Михаилу Багдасарову наиболее запомнилась афиша «Сегодня сжигаем 575-ю девушку! У нас их целый вагон!».

И хотя газеты наперебой возмущались самодовольством наглого фокусника, расчет Эмиля Теодоровича оказывался точным: такая реклама только усиливала желаемый эффект. Если же аншлаг в силу каких-то причин не случался, у иллюзиониста в запасе был другой надежный прием. Не увидев в кассовом зале объявления «Все билеты проданы», он отдавал кассирше свои деньги с указанием незамедлительно вывесить табличку.

Волшебник по призванию

На протяжении 33 лет великий артист поражал публику своими красочными и увлекательными номерами. Поэтому вполне закономерным стало его признание в 1960 году лучшим фокусником мира. А спустя год Эмилю Кио в Дании была вручена золотая медаль Международной артистической ложи. К слову, он стал четвертым в мире циркачом, заслужившим столь высокую награду.

По словам современников, Эмиль Теодорович настолько профессионально владел своим мастерством, что многие люди искренне считали его