Неделя с Аргументами. Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия редакции

© 2017 Еженедельники "Аргументы недели", "События недели"

Обратная связь:

Маори VS Британская империя

Когда-то коренные народы Америки не смогли выстоять против вооруженных огнестрельным оружием и более развитых «пришельцев» из Старого Света. А вот маори, жители Новой Зеландии, были вооружены ничуть не лучше индейцев, но при этом дали отпор агрессивным европейцам. Как им это удалось?

 

С момента первого посещения Новой Зеландии европейцами (первый контакт случился в 1642-м) между ними и маори произошло три с лишним тысячи боев разной степени масштабности. Наиболее значимые известны историкам под определением Мушкетных и Земельных войн. А итогом всех стычек стал беспрецедентный в практике колонизации договор, по которому коренное население имело одинаковые права с подданными английской короны. И поспособствовали такому результату несколько факторов.

 

Важность дисциплины

 

Маори отнюдь не являлись новозеландскими аборигенами. Они поселились на островах в I тысячелетии нашей эры, эмигрировав из Восточной Полинезии. Океан переселенцы переплывали на лодках «вака», имевших длину в 30 метров и весельный «привод». Чтобы скоординировать действия сотни человек, противостоять непогоде, да еще и добывать в дороге пропитание, требуется поистине железная дисциплина. Прошли века, путешествие осталось лишь в легендах, а соблюдение субординации и беспрекословное подчинение у маори остались.

 

Прирожденные воины

 

Все стороны жизни дисциплинированных воинов-новозеландцев определялись понятием «мана». Под ней подразумевались и сила духа, и военная слава, и социальное положение. Чтобы мальчик стал считаться мужчиной, он должен был пережить весьма болезненную инициацию. Она заключалась в татуировании лица.

 

Причем узоры наносились не иглой и краской, а обрядовым зубилом. То есть фактически это были искусно вырезанные шрамы. Эта татуировка заменяла маори удостоверение личности, повествуя о его ремесленных умениях, семейном положении, поведении в бою и прочем. Потерять ману значило потерять себя. И трусость для маори стала неизвестным понятием.

 


Обитатели Новой Зеландии воевали непрерывно. Их обычаи европейцам могли показаться (и показались) варварскими. Среди маори процветал ритуальный каннибализм – они верили, что таким образом наследуют силу духа поверженного противника. За смерть близкого родственники мстили годами, и очень кроваво. Убитым врагам отрубали головы и особым образом обрабатывали. Такие трофеи назывались «мокомокаи», они хранились в святых местах, ими обменивались, заключая мир, они же нередко провоцировали новую вспышку военных действий.

 


Привычка воевать, причем безжалостно, сослужила маори хорошую службу при «общении» с колонизаторами.

 

Картошка как залог победы

 

До появления на новозеландских землях европейцев меню маори состояло из моллюсков, водорослей, тюленей, рыбы. Дары земли ограничивались папоротниковыми корневищами, корнеплодами кумара довольно мелкого размера. Все эти продукты требовали времени и многих усилий для добычи.


Когда же в эти края был проложен стабильный морской путь, в Новую Зеландию зачастили китобои, охотники за тюленями и купцы. Им были нужны вода, зелень, дерево для ремонтных работ – и они их получали в обмен на продукты из трюмных запасов и оружие. Довольно быстро плантации картошки с бататом, возделываемые женщинами и рабами, заняли обширные территории.

 

А климатические условия позволяли получать с огородов до трех урожаев в год. Кроме того, у маори появились продукты, которые можно было хранить долго. Как результат, детская смертность пошла на спад, появилась возможность выполнять большее количество работ, а воинское вооружение уже не исчерпывалось примитивными копьями, ножами и дротиками. Плюс сильно возросла внутриплеменная конкуренция среди молодых мужчин, а численность боевых отрядов увеличилась до 3000 человек. Все это стало предпосылками большой войны.

 

Ленд-лиз XIX века

 

Доступ к европейским товарам сильно разделил островные племена. Одни, преимущественно прибрежные, невероятно усилились, другие, те, что не имели выхода к океану, практически остались без шансов на выживание. Хотя и среди них нашлись маори, сумевшие обернуть географическое положение племени себе на пользу: к 1800-му Северный остров архипелага представлял собой сплошное картофельное поле вперемешку со свиными загонами.


Маори использовали не только британские товары, но и знания «пришельцев». Нередко европейские авантюристы становились при вождях военными советниками и оружейниками. С порохом у новозеландцев постоянно возникали перебои. Тем не менее они успешно освоили и залповый, и заградительный огонь. Мало того, воины маори научились зажимать пальцами заряды, что давало возможность выпускать три заряда почти с пулеметной скоростью.


Конфликты между племенами участились и ожесточились – сказывалась взрывоопасная смесь классических агрессивных традиций и нового вооружения. Поводом для стычки могло стать что угодно. Например, в 1830-м разгорелось настоящее сражение с участием почти полутора тысяч бойцов. А причина была в белокожем капитане, за внимание которого поспорили девушки из недружественных племен. Потери составили больше сотни воинов.

 

Армия должна быть профессиональной

 

Эта мысль осенила вождя нгапухи по имени Хонги Хике после поездки в Британию, куда его отвез один из миссионеров и где он удостоился королевской аудиенции. Домой он привез пять сотен мушкетов, личные доспехи, порох и холодное оружие. Укрепляя свои позиции, Хонги Хике уничтожил 6 племен-конкурентов. Сам он наводил на противника ужас: его броня отражала не только дубины, но и мушкетные пули, правда, уже на излете, а не в упор.

 


Те Раупараха, вождь племени нгати тоа, в ходе истребительной войны уничтожил или угнал в рабство 4 тысячи человек. Ведомую им армию сопровождали рабы с запасами картошки и человечины – последняя была запасена для пира после победы.
Мушкетные и Земельные войны унесли жизни больше 20 тыс. маори. И это притом, что их численность в самые лучшие годы едва достигала 100 тысяч.


Кардинально менялся и быт. Пленные безостановочно валили лес и работали на полях; головы убитых посмертно снабжались татуировками вождей и менялись у европейцев на оружие. Больше мушкетов – больше рабов: война стала конвейером, взращивая профессиональных военных.


Локальные войны, каннибализм, отсталость маори должны были бы отпугнуть колонизаторов. Но они по-прежнему рвались в Новую Зеландию, хотя и опасались ожесточенных нападений вооруженных мушкетами аборигенов. И в 1840-м Британия была вынуждена подписать с вождями маорийских племен не очень выгодный для себя договор. Коренное население получало равенство с англичанами в суде и документы на свои земли, а маори взамен признавали власть британской королевы.


Впрочем, договор соблюдался слабо. Земельные войны длились до 1870-х, и в них участвовали и британские солдаты, и поселенцы. Маори сочли себя обманутыми и подняли мятеж. Неукротимость новозеландцев в бою привела к тому, что англичане снова пошли на вынужденный шаг, выведя войска. «Дикари» одержали окончательную победу.


Победы в суде

 

Колонизаторы не были бы таковыми, если бы не попробовали и проигрыш обернуть в свою пользу. Вывод войск сопровождался конфискацией у маори 1600 гектаров земли. Причем наиболее плодородных.


Но маори хорошо научились пользоваться благами цивилизации. Они апеллировали в суды, настаивая на соблюдении договора от 1840 года. В результате большая часть территории была возвращена племенам. А в тех случаях, когда это было по каким-то объективным причинам невозможно, суды принуждали Британию платить законным владельцам существенную компенсацию. Процесс занял несколько десятилетий, но маори и в этот раз победили.


Любопытно, что одно из судебных разбирательств закончилось только 15 марта этого года. 160 лет племя маори, обживающее берега Уонгануи, требовало закрепить за рекой статус живого существа с наделением ее всеми положенными юридическими правами. Коренные новозеландцы аргументировали свое требование тем, что Уонгануи – их предок, которого следует почитать.

 

Полтора столетия разборок закончились удовлетворением иска: теперь река – юридическое лицо, а маори могут защищать ее интересы. Попечителей у Уонгануи два – представитель племени и представитель государства.

 

Вулкан под защитой

 

Весна этого года ознаменовалась еще одним инцидентом, связанным с географическим объектом. Новозеландская модель, подписавшая контракт с «Плейбоем», забралась с фотографом на вулкан Таранаки и снялась на его фоне в стиле ню: из одежды на девушке присутствовали лишь кроссовки, перчатки и спортивная шапка. Для маори гора священна: они считают вулкан местом упокоения родоначальника племени. Мало того, по легенде Таранаки – предок маори. Даже обычный подъем на вулкан не одобряется, его посещают лишь в ритуальных целях. Поэтому обнаженка на фоне горы сочтена маори оскорбительной.
Сама Джейлин Кук считает, что ее фото является не оскорблением, а знаком уважения по отношению к вулкану.

 

Причина агрессии

 

Безжалостность и агрессивность маори когда-то пугали колонизаторов, а теперь живо интересуют ученых. Новозеландские исследователи изучили геном мужчин из разных племен и обнаружили, что 60% добровольцев являются носителями «гена воина». Он формируется веками, и на его образование влияют самые разные обстоятельства. Естественно, такие, при которых выживаемость напрямую зависит от агрессии защитника. А таких обстоятельств в истории воинственных маори было предостаточно. И кстати, воинственный и агрессивный танец хака – также «изобретение» маори! 

 

 

Share on Facebook
Share on Twitter
Please reload

Please reload

Также вам может быть интересно: