Неделя с Аргументами. Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия редакции

© 2017 Еженедельники "Аргументы недели", "События недели"

Обратная связь:

«Добрый» доктор Генрих Шпатц: Кем он был: серийным убийцей или вампиром?

Суть этого кровавого убийцы до конца так и осталась не проясненной. Мы расскажем вам о страшных событиях в баварском городке Вюрцбурге, произошедших в первой половине XIX века.

 

 

Идиллическое начало

 

В 1818-м в это местечко переселился состоятельный врач Генрих Шпатц вместе с молодой и очаровательной женой. Доктор гармонично вписался в жизнь городка: он был знающим специалистом, активно участвовал в благотворительных начинаниях магистрата, имел безупречные манеры и широкую душу – у него всегда можно было перехватить на какое-то время денег, с ним было, о чем поговорить, и приемы он порой организовывал весьма занимательные.

 

Знакомые Шпатца с его слов знали, что он окончил Пражский университет, был военврачом во время наполеоновских войн, выйдя в отставку, выбрал Германию и Вюрцбург, чтобы наслаждаться оседлой и спокойной жизнью. Горожане были крайне довольны выбором доктора: будучи автором нескольких опубликованных работ по инфекционным заболеваниям и военно-полевой практике, он оставался доброжелательным и не заносчивым человеком.

 

Единственная странность, отмеченная любопытными горожанами – нежелание Шпатца оставлять кого бы то ни было на ночь. При всем своем хлебосольстве, доктор вежливо, но непреклонно, выставлял гостей за порог, едва приближалась ночь. Вплоть до того, что за свой счет нанимал коляску отвести домой того, кто сам передвигаться мог уже с трудом. Даже прислуга в особняке была приходящей. Впрочем, у всех свои причуды. Может быть, доктор очень любил свою молодую супругу и желал почаще оставаться с ней наедине.

 

Идиллия продолжалась 13 лет. В 1831-м Шпатц неожиданно для всех быстро распродал свое имущество и покинул Вюрцбург. На расспросы знакомых доктор сказал, что получил от своей альма-матер интересное и выгодное предложение, так что переселяется в Прагу – читать лекции в университете. Люди пожелали ему успехов на преподавательском поприще, посожалели, что лишаются интересного собеседника, и вернулись к своей собственной жизни.

 

Шокирующее продолжение

 

Мнение о докторе изменилось буквально через несколько дней, после визита в полицию двух молодых врачей, которые ассистировали Шпатцу. Они обвинили семейную пару в вампиризме и рассказали ужасные истории о бездомных, которым давали приют в особняке, а после нищие пропадали неизвестно куда.

 

Шпатц уверял ассистентов, что нашел пристанище бедолагам в другом городе, и они верили доктору до исчезновения ветерана войны Иохима Фабера. Он был одноруким одиноким инвалидом, служившим при особняке привратником. Идти ему было некуда, средств на путешествие Фабер не имел, да и на другую, лучшую работу устроиться у него шансов не было.

 

К врачам прислушались, и дом Шпатца обыскали. К ужасу властей, в подвале особняка были обнаружены останки 18 человек. Все тела несли следы каких-то хирургических вмешательств; по свежим, не скелетированным, трупам было видно, что они обескровлены. Среди останков нашли и однорукого человека, то есть Иохима Фабера. Остальные жертвы опознаны не были.

 

Власти немедленно связались с пражской полицией, затребовав возврата преступного доктора. Однако выяснилось, что тамошний университет никакого приглашения Шпатцу не посылал, а сам врач в городе не появлялся. Доктор-вампир, взмахнув черным плащом, бесследно растворился на просторах Европы.

 

Трагическая развязка

 

Казалось бы, история закончилась, пусть даже преступник остался не покаранным. Однако, как выяснилось, она имела продолжение.

Через полгода повесился один из доносителей, молодой доктор Фридрих Бауэр. Чуть ли не сразу после побега Шпатца он бросил семью, переехал в пригород и снял квартирку в полуподвальном помещении. Врач избегал солнца, отказался от нормальной пищи и перешел на свежую кровь, которую покупал у местного мясника.

 

От такой «диеты» он страшно исхудал, от отсутствия солнечных лучей стал бледен, как смерть. Мужчина страдал страшными болями в желудке, что не удивительно, учитывая его рацион. Но ни лечиться, ни нормально питаться он не соглашался. Квартирный хозяин Бауэра признался, что не удивлен печальной развязкой. Перед смертью самоубийца написал прощальную записку, путаную и бессвязную, заканчивающуюся проклятиями, адресованными Шпатцу. Официальная версия: самоубийство от тяжелейших желудочных болей.

 

Чуть позже покончил с собой и второй доносчик, Иоганн Риггерт. По заявлению властей, он застрелился, тяжело переживая преждевременную смерть своего племянника, сына сестры Марты Гаусс. Сама Марта тоже долго не продержалась и умерла два года спустя. Вокруг этих смертей ходило много темных слухов, но правда вылезла на свет божий только полвека спустя, в 1884-м, когда умер Рупрехт Гаусс и наследники прочитали его дневник.

 

Оказалось, что сын Марты умер вовсе не от того, что упал с пони: его убил дядя Иоганн. Няня мальчика застала обезумевшего доктора за сцеживанием крови ребенка, испугалась и забила «вампира» каминной кочергой. Рупрехт Гаусс сильно потратился на взятки: он не хотел дискредитировать собственную семью и не желал отсидки для женщины, которая пыталась спасти его сына, не понимая, что тот уже мертв.

 

Версии старые и новые

 

Вюрцбург затопил ужас. Предположения по поводу доктора Шпатца выдвигались разные. Самой популярной была гипотеза, гласящая, что врач был вампиром, совмещая оригинальность в питании с возглавлением секты сатанинского толка. Смерти молодых ассистентов объяснялись проклятием, наложенным Шпатцем на предателей, раскрывших его тайну общественности.

 

На этом фоне теряются вполне здравые предположения, согласно которым доктор занимался научными опытами. Препарирование трупов в те времена считалось богохульством, и было запрещено, потому, наверняка, Шпатц и скрывал свои занятия от посторонних. Ассистенты же просто сошли с ума от увиденного.

 

С другой стороны, вскрывал-то он не трупы. Во всяком случае, при попадании к доктору люди еще были живы. То есть Шпатц в лучших традициях серийников сначала убивал «лабораторный материал». А что он с ним делал дальше, уже не так и важно – мертвым все равно. Препарированием трудно объяснить и отсутствие в телах крови. Разве что она нужна была доктору для исследований. Но в XIX столетии гематологии как таковой еще не существовало, равно как и оборудования для изучения крови.

 

Современная медицина предлагает к рассмотрению две версии сути Генриха Шпатца. Согласно первой, он страдал порфирией – редким наследственным заболеванием, при котором у человека организмом не вырабатывается ряд жизненно важных веществ. Проще всего их получить именно из крови. Порфирия сопровождается чисто «вампирскими» симптомами: плохой переносимостью солнца, обостренным восприятием запахов (отсюда легенда о защите чесноком), бледностью кожи.

 

По второй версии, Шпатц страдал синдромом Ренфилда (он же – так называемый клинический вампиризм). Это уже психическое отклонение, получившее название по фамилии слуги Дракулы, который питался насекомыми в ожидании разрешения на кровопитие. Кстати, этот синдром характерен для мужчин, женщины им страдают гораздо реже. Организм больного синдромом Ренфилда не нуждается ни в каких веществах, получаемых из крови. Он изображает из себя вампира исключительно для получения удовольствия.

 

Синдром Ренфилда был подробно описан Ричардом Ноллом в 1992-м. По мнению автора, «спусковым крючком» для развития заболевания является некий «главный случай», произошедший в детские годы. И это может быть сущий пустяк. К примеру, кровь, слизанная ребенком с пораненного пальца – если вкус ее совпал с возбуждением. В дальнейшем кровь ассоциируется с сексом, и больной начинает искать ее, чтобы вновь получить удовольствие. Некоторые прибегают к собственному травмированию, другие начинают воровать кровь на донорских пунктах, третьи становятся убийцами. Причем больным, в принципе, безразлично: человеческая это кровь или она взята от животного. Так что зачастую они ловят кошек, птиц или собак, убивают добычу и пьют ее кровь, пока она еще теплая.

 

Клинических вампиров, безусловно, можно и нужно лечить. Проблема в том, что, как все сумасшедшие, страдающие синдромом Ренфилда хитры и весьма изобретательны. Свои пристрастия они держат в глубочайшей тайне, и вычислить их крайне трудно – пока они не становятся серийниками и не начинают оставлять следы.

 

Возможно, современные психиатры и криминалисты могли бы лучше разобраться в событиях двухвековой давности. Однако утеряны все улики: дневники злосчастного Гаусса были уничтожены вместе со всем архивом Вюрцбурга во время второй мировой войны: в здание мэрии угодила бомба. Единственное, что об этом деле осталось потомкам – труд германского историка Пауля Ханыке, занимавшегося «вюрцбургскими вампирами» в 30-х годах прошлого века.

 

По его мнению, ассистенты Риггерт и Бауэр пали жертвами неосознанного внушения со стороны общественности. А может быть, и со стороны самих себя. Все, включая и молодых докторов, были настолько уверены в вампиризме Шпатца и в его способности заражать им других людей, что врачи сошли с ума и начали вести себя в соответствии с представлениями о поведении вампиров.

 

Официально Генрих Шпатц был признан маньяком и серийным убийцей. Однако горожане втайне продолжают считать его вампиром, бессмертным и чуть ли не всемогущим. На всякий случай баварцы в этих местах стараются не упоминать имени доктора, чтобы не навлечь на себя его проклятие.

 

Впрочем, эта история очень способствует привлечению туристов и процветанию Вюрцбурга. Ведь туристы тоже допускают, что некогда в этом городке жил не примитивный серийник, а настоящий вампир.

Вадим Курлат

Share on Facebook
Share on Twitter
Please reload

Please reload

Также вам может быть интересно: