Леонид Пантелеев:  Беспризорник родом из ШКИД

Будучи «знаменем соцреализма» и пребывая в рядах популярных детских литераторов, Леонид Пантелеев выделяется среди них своей нестандартной биографией. По официальным данным он считался выходцем из гущи пролетарского народа, беспризорной сиротой, которую вырастила и воспитала советская власть. В действительности он был совсем не таким.

Сын «врага народа»

Алексей Еремеев (а именно таковы истинные имя и фамилия знаменитого писателя) был сыном казачьего офицера, участника русско-японской войны, отмеченного за заслуги перед Отечеством орденом Святого Владимира с мечами и бантом и благодаря этому автоматически получившему статус дворянина. Вместе с тем чуть позже унаследовавший семейный бизнес Еремеев-старший успешно торговал лесом.

В дальнейшем, рассказывая о детстве, Пантелеев признавался, что между ним и отцом никогда не было душевного родства и необходимого взаимопонимания. Он обращался к родителю на «Вы» и побаивался в разговоре сказать что-нибудь лишнее. Но, несмотря на это, его образ, не светлый и теплый, а по-настоящему рыцарский, образ человека чести и достоинства, автор пронес через всю жизнь.

Более сильное влияние на будущего писателя в детские годы оказала его мать, Александра Васильевна, происходившая из зажиточной купеческой среды. Она, как признавался позднее литератор, стала для своих детей не только самым добрым и задушевным другом, но и первым наставником в вере. Благодаря ей Алексей с раннего возраста пристрастился к чтению, а начиная с 9 лет вообще увлекся сочинительством приключенческих рассказов и волшебных сказок, за что среди домашних заработал прозвище «Книжный шкаф».

Налаженная и достаточно обеспеченная жизнь была разрушена с началом Первой мировой войны. Сначала из семьи ушел отец, оставив на произвол судьбы жену с тремя детьми. Затем грянула революция, перевернувшая прежнее существование с ног на голову. В 1919 году отец был арестован и расстрелян чекистами.

По этой причине Алеша, учившийся во 2-м Петроградском реальном училище, так и не смог закончить образование, будучи отчисленным как сын «врага народа». После этого матери, чтобы уберечь жизнь и здоровье детей, пришлось постоянно менять места жительства, переезжая то в Ярославль, то в Мензелинск, то в деревню Чельцово.

«Рождение» Леньки Пантелеева

Голод и безденежье заставили юношу скитаться в поисках быстрого заработка. Однако это в большинстве случаев ничем хорошим не заканчивалось. Он работал носильщиком на вокзале, выращивал овощи на близлежащей ферме, пробовал торговать на рынке. Но поначалу его обокрали, а затем и самого научили воровать. Разумеется, подобное времяпрепровождение не могло не закончиться знакомством с представителями уголовного розыска и милицией.

Собственно, в те годы ровесники и прозвали Алексея за безрассудный норов и отчаянные выходки Ленькой Пантелеевым, сопоставляя его с известным вором в законе того времени. Юноша не протестовал, так как по тем временам попасть в разряд бандитов было куда спокойнее, нежели обнародовать «буржуйские» корни.

Правда, в конечном итоге лихое и разгульное поведение привело к тому, что новоявленный Леонид Пантелеев угодил в петроградскую комиссию по делам несовершеннолетних, а уже из нее был направлен в Школу социально-индивидуального воспитания имени Достоевского. Это необычное учреждение через некоторое время превратится в легендарную «Республику ШКиД».

Попавшие сюда со всей страны беспризорники или оставшиеся без родительской опеки ребята, склонные к разбою или грабежу, изучали различные учебные предметы и иностранные языки, писали стихи, организовывали песенные конкурсы и ставили спектакли, осваивали журналистское и редакторское дело.

Любопытно, что практически каждый учащийся издавал собственный журнал или стенгазету с индивидуальным оформлением. «Кто поверит теперь, – было написано позднее в одной из глав «Республики ШКиД», – что в годы войны, голодовки и бумажного кризиса в шкидской республике с населением в 60 человек выходило 60 периодических изданий – всех сортов, типов и направлений».

Необычная республика

И хотя Еремеев-Пантелеев провел в ШКиДе всего пару лет, спустя время он признавался, что в этих стенах он и обрел небывалый запас жизненных сил и повстречал людей, дружба с которыми скрасила не один печальный год его жизни. Самым же верным и преданным, без сомнения, был Григорий Белых – предстоящий соавтор ставшей знаменитой повести.

Он так же рано остался без отца, а мать, постоянно занятую на нескольких работах, Гриша видел крайне редко. Похожие житейские истории сблизили двух беспризорных мальчишек, которые окончив школу, сбежали в Харьков и там поступили на актерские курсы. Впрочем, их оседлая жизнь продлилась недолго.

Спустя несколько месяцев неугомонные ребята снова отправились бродяжничать.

Проскитавшись несколько лет, друзья в 1926 году возвратились в Ленинград, где у них и возникла идея написать сборник историй о дорогой сердцу школе. Всего было задумано 32 истории с интересными и забавными сюжетами. При этом первые 16 глав писал Белых, а оставшиеся – пришедший в школу немного позднее Пантелеев.

В результате появился литературный труд, в полной мере вобравший в себя неповторимый колорит, царивший в этой необычной школе и представлявший собой смесь взрывного, безудержного и нескончаемого веселья. На страницах книги ее герои, молодое поколение мальчишек, на которых государство поставило крест и списало со счетов, демонстрировали себя активными, творческими, жаждущими знаний и требующими к себе уважения как к равным.

Но самое интересное было то, что каждый из действующих персонажей существовал в реальной жизни. Максим Горький, прочитав «Республику ШКиД», восторженно рекомендовал ее к прочтению коллегам-литераторам. Особенно ему понравился образ директора школы Виктора Николаевича Сороки-Росинского, Викниксора, который был назван им «новым типом педагога» и «монументальной и героической фигурой».

И даже в одном из писем к лидеру советской педагогики того времени Горький отметил, что Викни