Неделя с Аргументами. Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия редакции

© 2017 Еженедельники "Аргументы недели", "События недели"

Обратная связь:

Кровавый рассвет Варфоломеевской ночи

В ночь на 24 августа 1572 года, 445 лет назад, во Франции произошло событие, навсегда оставившие свой кровавый след в истории – массовая резня, в результате которой было убито почти 30 тысяч человек. Что за причины побудили жителей Парижа выйти на расправу? И кто были те свирепые убийцы, что пустили под нож такое огромное количество людей? 

 

Религиозные войны 

 

Католический праздник День святого Варфоломея, отмечаемый много сотен лет 24 августа, стал нарицательным после одной кровавой ночи 445 лет назад. Католики Франции под влиянием определенных событий решились на массовое убийство гугенотов-протестантов. Эта резня на религиозной почве имела вполне светское происхождение. 

 

Если бы несколько сотен лет назад существовал суд по правам человека, то, возможно, сегодня мы имели бы более ясную картину происшедшего. Но по тем записям, что сохранились, можно сделать неутешительные выводы: бойня была политической расправой, своего рода казнью над инакомыслящими. К сожалению, церковь послужила опытным инструментом, задачей которого было поддерживать градус ненависти в народе.


Церковь никогда не была едина. Во Франции деление на протестантов и католиков обозначало два враждующий лагеря под одним Богом. Незначительные с точки зрения здравого смысла детали в жизнеописании быта Христа, разные трактовки одного текста и прочие нестыковки разделили верующих. 


Гугеноты утверждали: «Блажен, кто верует», то есть веры достаточно для спасения. Католики заявляли: «Вера без добрых дел мертва». Протестанты ставили превыше всего Священное Писание; они считали Христа единственным посредником между верующими и Богом, отказывая в этом статусе Деве Марии и святым. У католиков культ святых и святых мощей был подтвержден Тридентским собором.

 

В отличие от католических священников, протестантские могли вступать в брак. Гугеноты признавали только два таинства: крещение и причастие – в память о Тайной вечере. Принимающего крещение не обливали водой, а окропляли; причащающимся раздавали хлеб и вино (у католиков миряне причащались только хлебом).

 

Для католиков таинств было семь: крещение, евхаристия (причастие), покаяние (исповедь), конфирмация, священство, брак и соборование. Протестанты праздновали Рождество, Пасху, Вознесение, Троицу и праздник Реформации и не соблюдали постов. Католических праздников в год выходило 50, и верующие были обязаны соблюдать Рождественский и Великий посты.

 

Гугеноты придерживались простоты в обрядах: «Короткая молитва поднимается прямо к небу»; они одевались в черное и осуждали ненужную роскошь. Католики устраивали пышные процессии и наряжали статуи святых; порой приходилось «раздевать святого Петра, чтобы одеть святого Павла».

 

Борьба за власть 

 

Но на самом деле проблема взаимоотношений между протестантами и католиками во Франции того времени была не идеологической, а носила политический характер. Все дело было в борьбе за власть, за души прихожан и их имущество. Раскол в церкви означал лишь одно – борьбу за влияние, как на королевский двор, так и на все население в целом.

 

И совершенно не секрет, какая тонкая грань между человеком верующим и человеком верующим фанатично. Религиозный фанатик – это наиболее опасный член общества, который ради Бога способен на многое. Ради веры были убиты тысячи людей, во имя Господа вырезались племена и уничтожались народы.

 

Сегодня, когда уровень просвещения достаточен, чтобы люди понимали суть засухи или затяжных дождей, мало кто будет молиться об улучшении погодных условий, а полтысячи лет назад все имело исключительно божественное объяснение. Хотя и сегодня хватает религиозных сект, члены которых готовы пожертвовать не только имуществом, но даже собственной жизнью ради веры. Но давайте вернемся в Париж, к событиям 1572 года. 

 

Екатерина Медичи 

 

Традиционно считается, что Варфоломеевская ночь была спровоцирована Екатериной Медичи, матерью французского короля Карла IX, под давлением итальянских советников, таких как Альбер де Гонди и Лодовико Гонзага. Резня произошла спустя шесть дней после свадьбы королевской дочери Маргариты де Валуа с протестантом Генрихом Наваррским, в связи с которой многие из самых богатых и видных гугенотов собрались в преимущественно католическом Париже.

 

Королева Марго 

 

Маргарита де Валуа, вошедшая в историю как Королева Марго, была непосредственной причиной произошедшей трагедии. Красивая, образованная, она слишком много понимала и была костью в горле даже для своей матери, Екатерины Медичи. Той нужна была послушная марионетка, а Марго обладала слишком высоким интеллектом, чтобы участвовать в интригах матери. Но, понимая свою ценность на политической шахматной доске, Маргарита умела контролировать эмоции.

 

Ей было всего 19 лет, когда мать решила объединить род Валуа с королем Наварры – Генрихом Наваррским. Это был политический ход, ловушка для лидера гугенотов Генриха и его сподвижников. С виду это выглядело как акт примирения между враждующими сторонами, но на самом деле Медичи не планировала устанавливать мир. Она хотела показать, что Валуа способны править жесткой рукой.

 

Свадьба Марго и Генриха 

 

18 августа 1572 года состоялась королевская свадьба Маргариты и Генриха. Париж гулял, но среди населения зрело недовольство, подпитываемое «лидерами мнений». Дело в том, что в Париж на свадьбу приехало невиданное количество протестантской знати, сопровождающей Генриха. Парижане, преимущественно католики, были крайне недовольны. 


Существовал немаловажный фактор, который то ли не учли, то ли, наоборот, рассчитывали на него – сильная социальная напряженность в стране, вызванная неурожаем, поднятием налогов, отсутствием пропитания. На фоне тотального обнищания королевская свадьба, проводимая с невероятной роскошью, выглядела неуместно. По сути, Варфоломеевская ночь – это социальный бунт, спусковым механизмом которого послужили религиозные разногласия. 

 

Варфоломеевская ночь 

 

Итак, через шесть дней после дня венчания, когда гости-гугеноты почувствовали себя в Париже как дома, возмущение народа было на пике. Тот повод, что нужен был как ключевое событие, та малейшая искра, из которой должно было возгореться пламя, нашлась – свадьба католички и гугенота.

 

Напряжение было столь высоким, что губернатор Парижа, Франсуа де Монморанси, чувствуя свою неспособность поддерживать в городе порядок и видя взрывоопасную ситуацию, покинул город за несколько дней до свадьбы. Он понимал, что брак, на который папа римский не дал своего разрешения, может стать тем самым толчком, и он не ошибся. Почему ждали шесть дней? Скорее всего, чтобы ослабленные алкоголем и роскошным застольем гости не смогли оказать сопротивления. 


Все началось с убийства прямо в королевском дворце. По приказу Медичи был убит Гаспар де Колиньи, а его труп выброшен в окно, что и послужило сигналом для убийства остальных. Пытавшиеся сбежать гости попадали на улицы Парижа, где их поджидали солдаты. Полилась первая кровь, от запаха которой у горожан «вскружило голову». Начались убийства, грабеж, насилие. 

 


Есть ли доказательства, что заговор был продуман Екатериной Медичи? Да, она этого и не скрывала. В ее планы входило убийство Гаспара де Колиньи, который был идейным лидером гугенотов. Гаспар был очень влиятельным человеком и, будучи вхожим в королевский двор, оказывал все большее влияние на ее сына Карла IX.

 

Она хотела убрать с пути его и еще десяток влиятельных дворян, она легко избавилась бы и от Генриха, мужа своей дочери, если бы не волевой характер Маргариты. Сама свадьба была задумана регентшей лишь для того, чтобы выманить всех протестантских лидеров, в том числе и зятя, из своих имений. Знала ли об этом Марго? Судя по ее мемуарам, нет. Коварство матери было столь цинично, что она готова была пожертвовать даже собственными детьми ради удержания власти. 


По мнению историков и беллетристов, в планы королевы-матери не входила массовая резня гугенотов. Первоначально планировалось устранение Колиньи и еще примерно десятка основных военных предводителей гугенотов, а также захват номинальных лидеров гугенотской партии: принцев Бурбонского дома – Генриха Наваррского и его двоюродного брата, принца де Конде.

 

Но ненависть парижан оказалась такой огромной, что запланированный переворот превратился в массовую бойню, в которой погибло почти 30 тысяч человек. То, что задумывалось как небольшая стычка, превратилось в резню, в которой через час уже не имело значения, гугенот или католик, все сводили счеты: мужья убивали неугодных жен, сосед резал соседа из-за долгов, банкиры лишались жизни от рук своих кредиторов. Это была ночь сведения счетов, когда никто из выживших не понес никакой ответственности. 


Медичи своей цели достигла – все лидеры гугенотов были уничтожены, кроме ненавистного Генриха, которого спасла непокорная Марго. Во Франции вновь началась война, где не было более страшного врага, чем протестанты и католики. Париж пылал еще неделю – озверевшая чернь оказалась ненасытной. Для подавления бунта король ввел в Париж войска, но то, что они увидели, было ужасным: трупы на улицах, сожженные дома, мародерство… 

 


Екатерина наслаждалась последствиями своего решения. Ей льстило, что род Валуа проявил себя с такой «сильной» стороны. Католическая Европа была в восторге и восславляла Екатерину как сильную правительницу. Но что бы ни делала Екатерина Медичи после этой ночи, ее имя навсегда будет связано с одним из самых кровавых событий в истории Франции – кровавой резней в праздник Святого Варфоломея. 



 

Share on Facebook
Share on Twitter
Please reload

Please reload

Также вам может быть интересно: