Лидия Вертинская:  Княжна советского кинематографа

Роковая красавица с испепеляющим взглядом, резкими хищноватыми чертами лица, царственной осанкой и необыкновенной энергетикой, сквозь ледяную надменность которой прорывалась пламя. Такой запомнили современники Лидию Вертинскую, актрису и художницу, жену великого шансонье Александра Вертинского и одну из самых красивых женщин советского кинематографа. Она родилась 105 лет назад.

 

 

Потомственная княжна

 

Биография Лидии Владимировны, а точнее, жизнеописание ее предков могло бы послужить сюжетом для авантюрного романа. Прадед, будучи зажиточным хозяином, жил в Забайкалье. А его дочь Агриппина, будущая бабушка актрисы по материнской линии, выйдя замуж за донского казака, последовала за ним на заработки в Манчжурию.


Именно на китайской земле мама Вертинской, этническая россиянка, и встретила свою судьбу – потомка древнейшего грузинского княжеского рода Владимира Циргваву, служившего на тот момент в управлении Китайско-Восточной железной дороги. И что интересно, все родственники проживавшей на тот момент в Харбине семьи Циргвава имели советское гражданство и поддерживали тесный контакт с родиной. 


Кроме того, в 1920-е годы в этом городе осело значительное количество эмигрантов из бывшей Российской империи, и по этой причине здесь открывались русские школы, выходили газеты, а в ресторанах, где преобладала русская кухня, выступали русские артисты. 


Счастливое детство девятилетней девочки с крещенскими катаниями в санях по замерзшей Сунгари, веселыми семейными праздниками в кругу многочисленной родни, закончилось в 1933 году на день Святой Нины, покровительницы Грузии, вместе с известием о смерти отца Владимира Циргвавы. Чтобы дать Лидочке достойное образование, вдова переехала вместе с дочерью из Харбина в Шанхай, где девочка была определена частную английскую школу.

 

В сладком плену

 

Окончив после школы курсы стенографии, Лидочка устроилась секретарем в пароходную контору. При этом 17-летняя красавица с огромными раскосыми глазами, высокими изогнутыми бровями, темными волнистыми волосами и тоненькой точеной фигуркой довольно быстро обзавелась массой поклонников среди сослуживцев и русских эмигрантов. 


Правда, ее мать все-таки надеялась на то, что дочь проявит благоразумие, примет ухаживания одного из английских капитанов и, выйдя замуж, уедет с ним в Англию. Однако судьба распорядилась иначе. Будучи поклонницей популярного шансонье Вертинского и узнав о выступлениях певца в одном из ночных клубов города, девушка напросилась в компанию к знакомым, шедшим на его концерт.


Мужчина всей ее жизни впервые предстал перед Лидой как истинный Мефистофель: затуманенный клубами сигаретного дыма, в изысканном черном смокинге, с гладко зачесанными назад волосами. «Его странный, говоряще-поющий голос пронзал мне душу сладкой болью. Слова его песен, где каждое слово и фраза, произнесенные им, звучали так красиво и изысканно. Я была очарована и захвачена в сладкий плен», – призналась она в тот день подруге.


И хотя Александр Николаевич, которому на тот момент был 51 год, мог показаться девушке стариком, она влюбилась в него с первого взгляда, так как на его фоне все остальные поклонники показались ей совершенно неинтересными. Певец же, присевший после концерта за столик, где сидела юная княжна, так же был пленен ее удивительной красотой. Как он потом сам говорил: «Сел – и навсегда».


Узнав, что его новая знакомая – грузинка, знаменитый шансонье, придя в полный восторг и назвав себя «кавказским пленником» стал красиво ухаживать за Лидией. А уезжая на гастроли, присылал возлюбленной длинные, полные нежности и любви письма: «Я вас обожаю, моя маленькая грузинка!», «Обожаю, несмотря на запреты Грузинского общества и ваших родных!»

 

Шансонье и Шамаханская царица

 

Однако мать категорически не одобрила увлечение дочери. Мало того, что жених был на 34 года старше, он еще имел и репутацию «прожженого» донжуана. И когда Александр Николаевич сделал предложение, она настояла, чтобы дочь ответила отказом. Но после начала Второй мировой войны женщина растерялась и дала согласие на этот брак, решив, что с мужчиной, да еще и с мировой знаменитостью, им легче будет пережить трудные времена.

 


26 апреля 1942 года в православном соборе Шанхая состоялось венчание великого шансонье и его обожаемой грузинки. Официальный же брак Александра Вертинского и Лидии Циргвава был зарегистрирован чуть позднее в советском посольстве в Токио, так как в Шанхае находилось только консульство.


А еще год спустя певец наконец-то после многочисленных обращений получил разрешение от советских властей вернуться на родину и вместе с женой и трехмесячной дочерью Марианной пересек границу СССР. Приехав в Москву, Вертинские сначала поселились в гостинице «Метрополь», а через какое-то время перебрались в квартиру на улице Горького, где и появилась на свет их младшая дочь Настя.


Они были довольно эффектной и красивой парой, появление которой вызывало всеобщий интерес. И что любопытно, большинство взглядов было обращено не на знаменитого исполнителя, а на его красавицу супругу, о которой по столице ходили самые неимоверные сплетни. Поговаривали, что она чуть ли не Шамаханская царица, выкраденная из султанского гарема. При этом Лидия, не желая разочаровать публику, надевала что-либо диковинное и по-восточному роскошное.


Но главное, что рядом с ней Вертинский чувствовал себя молодым и бодрым. Он всячески баловал супругу и дочерей, осыпая их подарками и прощая любые причуды и прихоти. При этом уже довольно немолодой знаменитый певец соглашался на любые, даже самые отдаленные гастроли, чтобы иметь возможность покупать своим любимым девочкам только самое лучшее.

 

Превратности судьбы

 

Казалось бы, настал момент полностью посвятить себя семье и домашним хлопотам. Однако, будучи намного старше и опытнее своей жены, Александр Николаевич отлично осознавал, что после его ухода, любимой Лидочке будет очень тяжело. Поэтому, используя любой удобный случай, певец скупал антиквариат и драгоценности – на черный день. А кроме того, практически заставил обожаемую супругу поступить учиться в Суриковский художественный институт.

 

Безусловно, внутренне он всячески противился необходимости ее выхода в одно из советских учреждений, считая себя основным добытчиком в семье. По его мнению, жена, находясь дома, должна была заниматься детьми, придумывать себе наряды и радовать его нежностью и любовью.
 

Тогда никто из супругов даже представить себе не мог, насколько мудрыми были поступки Вертинского. Ведь после смерти всемирно известного шансонье вдове так и не был выплачен полагавшийся ему гонорар за последние 20 ленинградских концертов. Дети же певца вообще получили от государства ежемесячную пенсию по потере кормильца в размере 20 рублей и объяснение о том, что стаж работы их отца в Советском Союзе был всего лишь 14 лет.
 

А в те времена, получив диплом, жена великого шансонье устроилась в качестве профессионального художника на один из советских полиграфических комбинатов. И параллельно с этим начала выставляла свои работы на всевозможных московских выставках, на одной из которых необычную грузинскую красавицу и приметил известный советский режиссер Александр Птушко, начавший на тот момент работать над сказкой «Садко».


Он предложил ей роль магической птицы Феникс, ставшую ее дебютной работой. Александр Николаевич, просмотрев картину, был приятно удивлен, насколько гармонично и сказочно вписалась в предложенный образ его супруга. Да и сама Лидия отмечала: «Я по многу часов была на маленьком железном сиденье на верху высокой искусственной ветки, крепко стянутая в три погибели жестким корсетом. Мои коленки были как бы грудью птицы, ноги – лапами, а руки вдеты в крылья. Движения очень ограниченные – только повороты головы, руками я поднимала крылья. А как ослепляли осветительные приборы!»


Второй работой непрофессиональной актрисы, и тоже совершенно случайно, стала роль испанской герцогини в кинофильме «Дон Кихот». Во время гастролей Вертинского в Ленинграде, на его супругу обратил внимание помощник режиссера. Ее истинно княжеская осанка и непривычная красота идеально подходили к образу испанской аристократки – героини готовящегося к съемкам фильма «Дон Кихот».


В дальнейшем Лидия Владимировна еще несколько раз появилась на киноэкране. И в обоих случаях это были роли героинь, наделенных магической силой: молодой колдуньи в «Новых похождения Кота в сапогах» и красавицы Анидаг, в конце киноленты превращающейся в змею-гадину, в сказке «Королевство кривых зеркал». 

 

Полвека без любимого

 

Когда на гастролях скоропостижно скончался ее супруг, Лидии Вертинской исполнилось всего лишь 34 года. Молодой, красивой, ей еще не раз предлагали руку и сердце. Однако гордая княжна отказывала всем поклонникам, так как для нее в жизни существовал только один мужчина, который, как ей казалось, даже после смерти присматривал за ней и помогал в сложных ситуациях.


Она постоянно видела его во сне, где они снова были вместе, муж смотрел на нее, говорил о любви, целовал руку... И это для нее было важнее реальности. Но женщине пришлось взять себя в руки: у нее оставались две маленькие дочери и часто болеющая старенькая мама. Из избалованной кокетки Лидия Владимировна была вынуждена стать главой семьи и главным ее добытчиком. 
 

Она работала на полиграфическом комбинате, рисовала плакаты и картины. И постепенно продавала то, что Александр Николаевич готовил на черный день. А оставшись одна, до последних дней перечитывала письма супруга, пересматривала фотографии. И слушала его песни. Любимый голос был с ней всегда, даже этот мир она покинула под его песню «Ваши пальцы пахнут ладаном».

 

 

 

 

Share on Facebook
Share on Twitter
Please reload

Please reload

Также вам может быть интересно:

Неделя с Аргументами. Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия редакции

© 2017 Еженедельники "Аргументы недели", "События недели"

Обратная связь: