Клаудиа Кардинале:  Первая после спагетти

Cекс-символ 60-х годов, она и сегодня, в преддверии своих 80, выглядит великолепно. Если бы красота могла служить гарантией счастья, Клаудиа Кардинале, без сомнения, была бы наиболее счастливой и беспечной женщиной на планете. Однако ее жизнь складывалась отнюдь не так просто…

Итальянская негритянка

На экране она воплотила целую плеяду красавиц, от которых представители сильного пола теряли разум, стрелялись, сводили счеты с жизнью. Она никогда и ни с кем не флиртовала, никогда не испытывала мучений неразделенной любви, не была официально замужем, а на протяжении жизни любила нескольких мужчин.

История Клаудии Кардинале началась еще до ее появления на свет. В январе 1938 года в Тунисе была расстреляна рабочая демонстрация. Спустя три месяца граждане страны вновь вышли на демонстрацию, однако на этот раз стычка с полицией привела к кровопролитию, после которого французскими властями было объявлено осадное положение и проведены массовые аресты.

15 апреля того же года в семье прибывшего в Тунис за лучшей долей железнодорожного строителя-сицилийца Франческа Кардинале, к слову, чудесным образом избежавшего смерти в том самом апрельском конфликте рабочих с полицией, и его жены Иоланды Греко родилась девочка, которую нарекли Клод Жозефин Роз Кардэн.

Малышка при появлении на свет была не что синей, а практически черной и едва не умерла от удушья, из-за того что ее шея и лицо четыре раза были обвиты пуповиной. Бабушка по отцовской линии, принимавшая роды, опешив, только и смогла произнести: «Франческо, смотри, твоя жена родила негритянку!» Однако после того, как новорожденная издала свой первый крик, у ревнивого сицилийского папаши рассеялись все сомнения: так могла кричать только истинная итальянка.

Сицилийское воспитание

Всего в семье Кардинале росло четверо детей – две сестры-погодки Клаудиа и Бланш и два младших брата – Бруно и Адриано. Как позднее признавалась сама актриса, сестры постоянно и во всем соперничали, имея при этом абсолютно противоположные характеры. Бланш – уступчивая и медлительная, а Клод – боевая и непримиримая, истинный чертенок в юбке.

Обе сестры первоначально получили образование в монастырской школе Святого Иосифа в Карфагене, а затем – в светской школе-лицее, где определяясь в старших классах со специализацией, Клод остановилась на современной технике, а Бланш захотела изучать историю костюма и шитье. При этом старшая из них тайно мечтала о карьере естествоиспытателя и работе в африканской пустыне.

В семье разговаривали на двух языках – отец объяснялся с детьми на сицилийском диалекте итальянского, а мать – по-французски. Живя же в Тунисе, для детей не менее родным стал и арабский язык. Однако, несмотря на это, во время учебы девочкам пришлось столкнуться с определенными трудностями. Так, для коренных жителей Туниса все итальянцы были сродни фашистам, так как на тот момент в Риме у власти находился Муссолини.

По этой причине независимой бунтарке Клод приходилось давать отпор обидчикам, зачастую пуская в ход кулаки. Родители неодобрительно относились к такому поведению дочери. Они старались воспитывать своих детей в строгости и почтении к старшим. При этом девочкам предписывалось носить черную одежду, категорически запрещалось пользоваться косметикой, не говоря уже о вечерних встречах с мальчиками-ухажерами.

В кинематограф против воли

Но судьба уготовила для сестер совершенно другой жизненный сценарий. 14-летнюю школьницу Клаудию приметил французский режиссер Рене Вотье, искавший европейскую девушку, внешне напоминающую арабку, для своего документального фильма про моряков Туниса. Ему стоило огромных усилий уговорить девушку сняться в картине.

И хотя она появилась крупным планом в киноленте всего на несколько секунд, ее огромные черные глаза успели заворожить не только зрителей, но членов жюри Берлинского кинофестиваля. В результате фильм занял первое место, а загадочная красавица получила предложение принять участие в показе модной одежды для молодежи и сняться для обложки одного из глянцевых журналов.

Именно тогда на восходящую звездочку и обратил внимание популярный египетский киноактер Омар аш-Шариф, предложивший французу Жаку Баратье пригласить ее на пробы в историческую киноленту «Гоха». И хотя режиссер получил согласие отца на съемки, Клод вначале категорически отказалась сниматься, не желая расстраивать сестру, мечтавшую об актерской карьере.

Следующим ее выходом в свет стал благотворительный вечер, в ходе которого выбирали самую красивую итальянку Туниса. Любопытно, что Клаудиа даже не мечтала об участии в данном конкурсе красоты. Она вместе с сестрой в сицилийских костюмах просто распространяла лотерейные билеты среди гостей. Поэтому когда сильные мужские руки взметнули ее на сцену со словами «Вот самая красивая итальянка Туниса!», девушка была шокирована не меньше присутствующих.

На правах победительницы Клод посетила Венецианский кинофестиваль 1957 года, где первый раз в жизни посмотрела кино не на открытой площадке, а в настоящем кинозале. Это были «Белые ночи» Лукино Висконти – режиссера, ставшего впоследствии ее «крестным отцом» и снявшего ее в главной роли в своем знаменитом «Леопарде».

Но первым, разглядевшим в Кардинале гигантский актерский потенциал, стал молодой продюсер Франко Кристальди, заключивший с ней семилетний контракт на роли второго плана. При этом в договоре были прописаны и несколько пунктов, запрещавших стрижку волос, прибавку в весе, замужество и озвучивание себя в картинах.

Тайна Патрицио

Кроме организационных вопросов, контракт оговаривал и еще одно условие, на котором настоял именно продюсер. Дело в том, что туниской красавице пришлось жестоко поплатиться за свою природную неотразимость: незадолго до конкурса красоты она была безжалостно изнасилована, в результате чего и забеременела.

И хотя пресса в дальнейшем описывала различные варианты происшедшего, Клод так никогда и не призналась, кем же на самом деле был тот мужчина. Прекрасно зная законы шоу-бизнеса и осознавая, что публике нужна была прекрасная «невеста Италии», Франко настоял на том, чтобы Клаудиа скрыла от общественности факт рождения ребенка.