Башни-близнецы:  история с привкусом крови

Когда в конце 70-х годов ХХ века город Нью-Йорк решил удивить весь мир, он сделал это своим любимым способом – задумал построить самые высокие в мире небоскребы. Борьба шла за каждый метр, включая антенны и любые другие выдвижные конструкции. У амбициозного города уже была пальма первенства в конкурсе самых высоких зданий (Эмпайр-стейт-билдинг), но цели ставились еще выше.

4 апреля 1973 года проект, который многие считали невозможным, был официально представлен публике! Самые высокие в мире башни-близнецы гостеприимно открыли двери посетителям и стали визитной карточкой города Нью-Йорка. Но до этого дня была борьба, сомнения, критика и бесконечная вера в мечту. Цена за достижение целей, однако, оказалась слишком высокой. Но разве тогда это было важно?

Идея

Задумка была такая – создать комплекс из семи зданий, который будет представлять собой единый торговый центр. В центре комплекса – две башни, символизирующие стремление вверх, к мечте. Идея создания Всемирного торгового центра в Нью-Йорке впервые была предложена в 1943 году. Вся документация была готова, но в 1949 году проект заморозили.

Причиной этому послужил кризис, а также смещение экономической активности в центр Манхэттена. Чтобы распределить нагрузку и равномерно развивать бизнес, Дэвид Рокфеллер предложил Управлению портов построить новый бизнес-центр в Нижнем Манхэттене.

Первоначальные планы, обнародованные в 1961 году, предлагали использовать побережье Ист-Ривер для строительства Всемирного торгового центра. Будучи агентством, представляющим два штата, Управление портов должно было получить одобрение новых проектов от двух губернаторов: Нью-Йорка и Нью-Джерси.

Губернатор Нью-Джерси Роберт Б. Мейнер возражал против строительства проекта стоимостью 335 миллионов долларов в Нью-Йорке. Ближе к концу 1961 года переговоры с Мейнером зашли в тупик. Также было необходимо одобрение мэра Нью-Йорка Джона Линдсея и Нью-Йоркского городского совета. Разногласия с городом касались в основном налоговых вопросов. 3 августа 1966 года была достигнута договоренность о том, что Управление портов будет делать ежегодные платежи городу, взамен налогов за использование площадей Всемирного торгового центра частными арендаторами.

Необходимо отметить, что закон в Америке – это закон! Никто, даже самый богатый в мире человек из династии Рокфеллеров, не мог просто ткнуть на карте в понравившийся участок города и сказать: «Я буду здесь строить». Чтобы получить разрешение на строительство, необходимо было официально договариваться со всеми участниками – властями и горожанами. А такой амбициозный и дорогостоящий проект, как Всемирный торговый центр, должен был стать украшением города, но не яблоком раздора.

Проект

Когда были достигнуты все договоренности, оставалось найти архитектора, способного воплотить такую масштабную идею в реальность. Выбор пал на японского архитектора американского происхождения Минору Ямасаки. Он спроектировал две башни: Северную (110 этажей, высота – 417 метров) и Южную (высота – 415 метров). Со временем на Северной башне была установлена антенна и таким образом высота здания составила 526 метров, что было абсолютным мировым рекордом.

С юридической точки зрения, Всемирный торговый центр принадлежит Управлению портов Нью-Йорка и Нью-Джерси. Но они не могли найти такую огромную сумму для реализации проекта. Поэтому участие семьи Рокфеллеров в этом деле никого не удивило. У кого еще могла найтись столь весомая сумма? К тому же знаменитая династия обладала и обладает не только финансами, но и потрясающим чутьем – Всемирный торговый центр должен был стать новой вехой в развитии семейного бизнеса.

Сопротивление

Понимая все за и против, общественность не спешила с восторгом встречать идею олигархов облагородить Нижний Манхэттен. В 60-е годы там кипела вполне активная жизнь – жили люди, велась торговля. Площадь под предполагаемое строительство комплекса была занята районом Radio Row – дом для сотен коммерческих и промышленных арендаторов, владельцев недвижимости, малого бизнеса и примерно ста постоянных жителей, многие из которых отчаянно сопротивлялись принудительному переселению. Группа малых предпринимателей подала в суд на Управление портов, оспаривая перенос своего бизнеса из этого района. Дело дошло до Верховного суда Соединенных Штатов, который отказался принять его.

Владельцы Эмпайр-стейт-билдинг также высказали обеспокоенность в связи с появлением возможного конкурента на рынке аренды деловой недвижимости. Все понимали, откуда растут ноги у этой затеи, и их опасения не были напрасными. Аренда в Нью-Йорке – это очень серьезное предприятие, и резкое падение цены на этот вид услуг мог не только расшевелить бизнес, но и вызвать серьезные потери у фаворитов.

Поэтому борьба с новым комплексом велась по все направлением – формировалось негативное общественное мнение, а суды были завалены исками. Но, несмотря на столь серьезно сопротивление, центр был построен!

Открытие

4 апреля 1973 года, после огромной проделанной работы по строительству шести зданий, были официально открыты двери башен-близнецов, новых высотных рекордсменов города Нью-Йорка. При строительстве конструкций использовались самые новые технологии и смелые инженерные решения, которые затем взяли на вооружения многие строители небоскребов. Основу здания представляла собой система «труба – каркас», разработанная специально инженерами фирмы Worthington, Skilling, Helle & Jackson.

Главной задачей архитектора Ямасаки было максимально увеличить количество офисного пространства по сравнению с Эмпайр. Судя по всему, это вообще было главной целью противостояния: Рокфеллерам необходимо было законно занять рынок аренды, мягко вытолкав оттуда замерших на месте корифеев. Возможно, именно поэтому появились башни-близнецы: на том месте, где теоретически мог быть выстроен один небоскреб со 150 этажами, были построены два по 110 этажей. Расчет оказался верным: мало того что квадратных метров для ведения бизнеса оказалось почти в два раза больше, так еще и башни стали символом нового Нью-Йорка!

После официального открытия успех центра все еще оставался под вопросом. До 1979 года так и не удавалось полностью сдать в аренду площади здания. Сказывалась репутация места в целом и не очень развитая инфраструктура. Из-за постоянных схваток властей Нью-Йорка и Нью-Джерси контроль над подъездными путями оставался спорным. До строительства этот квартал был густо населен, но из-за «стройки века» были ограничены подъезды.

Провокации

Не обходилось без провокаций и серьезных проблем. 13 февраля 1975 года раздались три сигнала пожарной тревоги на 11-м этаже Северной башни. Огонь распространился по центральным пустым трубам до 9-го и 14-го этажа из-за возгорания телефонных проводов в шахте, расположенной вертикально между этажами.