Современные дикари: семья Лэнсвуд

Нынешние люди стремятся к максимальному комфорту, окружая себя приборами и механизмами, облегчающими повседневное существование. Однако из общего правила случаются исключения. К примеру, семья Лэнсвуд, отринувшая блага цивилизации и вернувшаяся практически к первобытному существованию.

Мириам с Питером семь лет назад распродали все, что имели, предпочтя жизнь на природе. Пять лет их пристанищем были новозеландские горы, потом начали осваивать просторы Европы – пешком, обходя стороной гостиницы, города и транспортные линии. Пара не может точно сказать, что с ними будет даже в ближайшем будущем. Но оба твердо уверены, что возвращаться к прежней жизни не желают и не собираются.

Бродячий быт

Мириам сейчас 34 года и она абсолютно не напоминает бродяжку: длинные ухоженные волосы, белейшие зубы, которые женщина чистит вместо пасты золой, идеальная фигура и безмятежное позитивное настроение. Из украшений – только талисман, сделанный из кабаньего клыка и козьего рога. Питер на три десятка лет старше жены, но на свои 64 не выглядит. Пусть волосы седые, но густые и длинные, морщин куда меньше, чем у сверстников, бодрость – как у молодого.

За добычу пропитания отвечает обычно Мириам. По словам Питера, супруга сильнее его и лучше стреляет. Впрочем, гендерных предрассудков в семье нет, поэтому нет и споров по поводу того, кто охотится, а кто готовит пищу.

Лэнсвуды ночуют в палатке, в спальниках, едят чаще всего прямо на траве из эмалированной посуды. В их «хозяйстве» имеется и старательский лоток, но супруги им не пользуются – намыв золота им кажется скучным процессом. Все, что нужно Мириам и Питеру, умещается в двух рюкзаках, и в основном это продукты: молоко в порошке, мука, мед, рис, бобы, овощи. Которые, между прочим, выращены и высушены собственноручно. Запасы строго просчитаны, и больше необходимого минимума Лэнсвуды не используют.

Время от времени современные дикари к цивилизации все же возвращаются: проверить почту, ответить на письма, прикупить продукты, встретиться с журналистами. Они не считают, что нарушают таким поведением некие правила, потому что живут так, как им хочется, а не на спор или для собственного пиара. Так что пара может существовать цивилизованно, а может – первобытно, решение остается только за членами семьи.

Репортеров часто интересует, откуда Лэнсвуды берут средства, ведь ни муж, ни жена не работают. Супруги отвечают, что имеют некоторые накопления, и этих денег им хватит надолго, поскольку тратят «дикари» крайне мало. Кроме того, Мириам порой в людных местах играет песни, которые сама же сочинила, и получает гонорар за написанную ею книгу.

С чего все начиналось

Дюжину лет назад Мириам закончила учебу и отправилась путешествовать. В Индии она познакомилась с Питером и выяснила, что у них очень много общего. Питер к тому времени успел опробовать себя в самых разных сферах деятельности: разводил овец, ухаживал за деревьями, читал лекции в университете. Но на месте ему не сиделось, и на момент встречи с будущей женой будущий «дикарь» избавился от имущества и отправился бродить по свету налегке.

Через несколько лет совместных странствий супруги попробовали вернуться к оседлому образу жизни. Они возвратились на родину Лэнсвуда, в Новую Зеландию, устроились на работу и стали жить «как все». Мириам с непреходящим ужасом вспоминает этот период. По ее словам, она находилась в перманентном стрессе и депрессии, представляя себе, что изо дня в день будут повторяться одни и те же действия.

И тогда супруги решили уйти от цивилизации. Они очень ответственно отнеслись к процессу подготовки: отправлялись в долгие пешие походы, интересовались разными пособиями по экстремальному выживанию в диких условиях, учились различать съедобные и несъедобные грибы с растениями, прошли курсы по оказанию первой помощи, прогуливались в темноте, развивая ночное зрение. А Мириам еще и училась стрельбе из лука, справедливо полагая, что такой навык лишним не окажется.

Для начала Лэнсвуды решили проверить свои способности к выживанию в глуши. Времени на эксперимент отвели год, но в результате он все длится и длится.

Сложности и трудности

Быть дикарем, как оказалось, весьма непросто. Для Мириам самым тяжелым моментом была ее первая охота. Будучи вегетарианкой в цивилизованном мире, она намеревалась и дальше придерживаться чисто растительного рациона. Однако для выживания в дикой природе он оказался неподходящим: супруги быстро слабели, постоянно мерзли и страдали болями в животе. И женщина решилась добыть для пропитания что-нибудь посущественнее. Она соорудила примитивные силки и поставила ловушку на звериной тропе.

Первым трофеем Мириам оказался опоссум. Увидев мертвого зверька, женщина разрыдалась. Она призналась, что ее начало серьезно тошнить. Однако в жареном виде опоссум оказался весьма неплох, а его мясо придало супругам достаточно сил. И Мириам решила, что надо не казнить себя за убийство животного, а гордиться своим поступком. В дальнейшем женщина стреляла из лука коз и ставила ловушки на мелких животных, не мучаясь угрызениями совести. Как-то раз супруги даже съели оленя, кем-то другим убитого и брошенного.

Не меньшей проблемой оказалась скука, особенно для Мириам. Женщине казалось, что она сойдет от ничегонеделания с ума. Привычных способов занять себя – соцсетей, музыки, даже книг – под рукой не было. Мучения длились несколько месяцев. А потом у Мириам как будто открылись глаза: она почувствовала всю прелесть тишины и покоя, ощутила гармонию с природой и счастье от нее.

Женщина незаметно для себя вошла в режим далеких предков: отправлялась спать, когда окончательно темнело, и вставала с первыми лучами солнца. Днем супруги собирали дрова для костра, охотились, готовили еду – и были полностью счастливы.

Для Мириам свидетельством того, что она окончательно порвала с обществом, стал нестандартный шаг с ее же стороны. Обнаружив, что у нее появилась перхоть, женщина вспомнила о «диком» способе ее лечения и помыла голову мочой. С этого момента ей стало ясно, что она полностью сроднилась с первобытным существованием.

Немного философии

Ведя дикую жизнь, Мириам больше всего удивляется тому, что им почти не встречаются женщины. Путников в глуши и без того мало, и все они – мужчины. По мнению охотницы, представительницы прекрасного пола незаметно для себя утеряли свои корни, а именно связь с природой. Мириам считает, что женщины, «изображающие из себя слабачек», очень многого себя лишили.

Миссис Лэнсвуд образ жизни, какой ведет их семья, кажется идеальной основой для супружеского счастья. Питер с ней согласен: до Мириам он был женат дважды, так что ему есть с чем сравнивать. Кроме того, еще одним секретом семейной гармонии пара считает стремление познать себя. Мириам рассказывает, что их общение друг с другом, как и в других семьях, не всегда безоблачно. Однако она не торопится скандалить, если какие-то слова мужа кажутся оскорбительными. Напротив, женщина начинает анализировать, почему именно так их восприняла – и каждый раз узнает о себе нечто новое, о чем раньше даже не подозревала.

Расставаться супруги не планируют. Но миссис Лэнсвуд отдельно указала, что если все же это произойдет, она будет искать спутника, разделяющего ее взгляды на образ жизни. Питер к высказываниям супруги относится философски. Поскольку он гораздо старше, мужчина допускает, что умрет раньше, так что другой партнер Мириам вполне может понадобиться.

А пока пара твердо намерена и дальше жить на природе. Лэнсвуды говорят, что электрический свет для них давно уже чересчур ярок, а городской шум настолько утомителен, что они не могут под него заснуть. Что же касается еды из супермаркетов, то она стабильно у обоих супругов вызывает стойкое несварение.

Один из журналистов как-то заметил, что дикий образ жизни делает супругов зависимыми друг от друга. Однако они с такой постановкой не согласны. Питер предложил считать их связь «независимой взаимозависимостью»; Лэнсвуды настаивают на том, что их отношения абсолютно свободны и гармоничны.

Глава небольшой семьи признался, что находится в ссоре фактически со всеми прежними друзьями. В первую очередь, потому, что те сильно обрюзгли, растолстели и обленились. Долгая ходьба им уже не по силам, а мысль переночевать на земле вызывает отторжение. А еще «старички» безумно ему завидуют – и бодрости, и силе, и тому, что жена у Питера молодая. Грубые шутки по поводу разницы в возрасте Лэнсвуд парирует с легкостью: он указывает, что ни одна из его сверстниц не готова была бы разделить с ним его странствия.

Для пары неприемлемы две вещи: зависимость от технологий и дети. И то, и другое, по их мнению, ловушка, обрубающая крылья и затягивающая в пучину обыденности. Лэнсвуды говорят, что очень многие случайно встретившиеся им люди откровенно завидуют их свободе. Мириам вспомнила парня, мечтавшего о времени, когда дети съедут из его дома – и это при том, что малышам было три и пять лет.

А Питер рассказал о летчике, голубой мечтой которого было сбросить супругу с вертолета. Он говорит, что так называемый цивилизованный образ жизни человечеству категорически не подходит, поскольку большинство его представителей так и остаются личностями нереализованными. Люди следуют стереотипам: дом, машина, жена, дети – и на себя уже не остается ни сил, ни времени, ни желания.

Лэнсвуды признаются, что часто слышат от посторонних: «Вы живете в настоящей сказке!» Однако это высказывание остается лишь словами. Пока никто из произнесших их не захотел сам стать частью этой сказки. Может быть, кто-то и не прочь пожить в дикой природе – но недолго, не отказываясь от благ цивилизации и не разрывая окончательно связи с ней. Ведь если бросить работу и распродать свое имущество, то вернуться в социум будет крайне сложно. Впрочем, Мириам считает, что тот, кто сумел пройти такую «точку невозврата», уже никогда не захочет вернуться к скучной, однообразной и, в общем-то, несчастной жизни.

Неделя с Аргументами. Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия редакции

© 2017 Еженедельники "Аргументы недели", "События недели"

Обратная связь: