Юрий Сенкевич:  Вечный странник

Небезопасные пересечения океана на папирусных ладьях, годовое проживание на антарктическом материке, подготовка к космическому полету, непосредственное участие в походе на Джомолунгму… Сложно представить, что столько удивительных приключений пришлось на долю одного человека.

Потомственный врач

Казалось, в жизни будущего знаменитого путешественника все предрешено. Деятельность его дедушки по матери была тесно связана с легендарной Военно-медицинской академией, учрежденной в Петербурге в конце ХVIII века. Именно в этом заведении встретились и познакомились его родители, отправившиеся после ее окончания по распределению в Монголию.

В этой далекой стране, где отец служил врачом в авиационной части, а мать работала медсестрой, 4 марта 1937 года в городе Баин-Тумени появился на свет любознательный и непоседливый Юра. Зачитывась «Робинзоном Крузо», «Графом Монте-Кристо» и произведениями Александра Грина, мальчик, словно губка, впитывал пристрастие к опасным странствиям и необычным исследованиям.

В 1954 году он поступил в Военно-медицинскую академию. А так как этому учебному заведению была присуща жесткая военная дисциплина и пребывание студентов на казарменном положении, неугомонному Сенкевичу пришлось несколько раз даже посидеть на гауптвахте. К концу обучения Юрий сумел сформироваться как ученый. Но обязанный отработать по распределению молодой Сенкевич вынужден был отправиться в медицинский пункт войсковой части в районе Бологого.

Тем не менее стремление возвратиться к занятиям наукой, а если быть точным, серьезно заняться космической медициной, послужило стимулом для преодоления трудностей и решения вопроса о переводе в Москву. И начиная с 1962 года Юрий Александрович, став научным сотрудником Института авиационной и космической медицины Министерства обороны СССР, начал заниматься исследованием поведения организма в условиях длительной невесомости.

Арктический «космонавт»

В этом же году в ходе проведения исследований руководством было решено вместе с экипажем космонавтов отправить в полет и врача-испытателя с группой лабораторных животных, чтобы непосредственно в невесомости изучить их поведение. Выбор пал на молодого Юрия Сенкевича. Однако после подсчетов места в ракете ему не нашлось, а животные (две подопытные собаки – Ветерок и Уголек) отправились в космос, но уже в 1965 году.

Параллельно с исследованиями в космосе работники института проводили поиск на планете места, напоминавшего по своим чрезвычайным условиям космическое пространство. И оно было найдено. Вместо просторов мироздания в 1967 году Сенкевич отправился на антарктическую станцию «Восток», где провел практически год среди немыслимых морозов и вдали от цивилизации.

Но, как оказалось, проблема заключалась не столько в низких температурах и отсутствии комфортных условий, сколько в длительном пребывании на виду друг у друга в пределах ограниченного пространства. Зато в дальнейшем приобретенный опыт общения и мирного сосуществования в экстремальных условиях весьма пригодился будущему путешественнику.

Вместе с тем, кроме непосредственных обязанностей врача, Юрий Александрович по предварительной договоренности с главным редактором журнала «Дружба народов» взял на себя и обязанности специального корреспондента, который в веселой и остроумной манере вел с места событий свои путевые заметки.

Стоит отметить, что полет на антарктическую станцию, пребывание там и продолжительное возвращение назад по морям и океанам спустя год послужило своеобразным почином предстоящих странствий Сенкевича, а собранные в ходе сложной экспедиции материалы позже стали основой его будущей кандидатской диссертации.

Бочонок икры и канистра спирта

В 1969 году мир облетело известие о том, что норвежский исследователь Тур Хейердал начинает организацию экспедиции на папирусной лодке через Атлантику с целью доказать всем, что в древние люди в те времена уже совершали кругосветные странствия. При этом интересна и предыстория приглашения в данное небезопасное путешествие в качестве члена международного экипажа русского представителя.

Будучи с официальным визитом в Норвегии и давая дипломатический прием, Хрущев познакомившись на нем с Хейердалом, не упустил возможности задать ему вопрос: «А меня вы бы взяли в свою экспедицию?» – «А что бы вы могли там делать?» – «Я умею готовить вкусный борщ, так что могу быть поваром». – «Ну, если бы вы прихватили еще с собой побольше икры, я бы вас взял…»

Икру Хейердалу презентовали, даже целый бочонок, однако членом экипажа от СССР на его плоту стал все же не Никита Сергеевич, а Сенкевич. Впоследствии друзья острили, что выбор пал не на Хрущева только лишь потому, что экспедиции был необходим не шеф-повар, а врач, свободно говорящий на английском языке и обладающий чувством юмора.

При этом юмор Юрия Александровича проявился еще перед началом экспедиции: он, отправляясь в путь, прихватил с собой в дальнее плавание антисептик. Встречавший Сенкевича в аэропорту Хейердал был несказанно потрясен, увидав его с канистрой спирта в руках. Оторопевший норвежец поторопился узнать, зачем это. «Я же врач!» – ответил смущенный Сенкевич.

«Ра» и снова «Ра»

Знаменитая «одиссея XX века» на папирусной лодке «Ра», на борту которой было семь человек и обезьянка Сафи, стартовала 25 мая 1969 года. При этом советскому врачу пришлось приложить немало сил и терпения, чтобы вписаться в западную международную команду. «В первые дни, проведенные в Каире, казалось, что все мы отличные парни и замечательно поладили друг с другом, – вспоминал Сенкевич. – Но едва мы вышли в море, взаимные расшаркивания тут же закончились. На «Ра» мы должны были не только заниматься наукой, приходилось также расправляться с бытовыми неурядицами. Впрочем, со временем я привык заедать ломтем арбуза невероятно перченую рисовую кашу с накрошенным в нее черным хлебом, приправленную томатным соусом и лимоном, – любимое блюдо египтянина Жоржа. Но главное, нам удалось стать по-настоящему сплоченной командой, где каждый ради друга мог пойти на любые жертвы…»

К сожалению, это путешествие оказалось непродолжительным по причине того, что жители с озера Чад, сооружавшие лодку, по незнанию обрубили завернутую корму, необходимую для того, чтобы ее не затапливало волной прибоя. Позже, осознав ошибку и поставив корму на место, создателям так и не удалось вернуть целостность конструкции.

Проведя в открытом океане чуть более месяца, корма стала неизбежно проседать в воду. В результате «Ра» пошел ко дну, чудом не потянув за собой весь экипаж. На спасательном плоту команда продержалась в открытом море около двух недель, прежде чем сумела передать сигнал SOS. Первой пришла на помощь яхта какой-то американской миллионерши, доставившая потерпевших в ближайший порт.

Спустя год новый «Ра-2» все-таки сумел достигнуть берегов Барбадоса и доказать догадку Тура Хейердала о вероятности древнейших трансокеанских контактов. Из рискованной поездки Юрий Александрович возвратился иным человеком – загоревшим романтиком с массой зачаровывающих историй. Остроумного путешественника стали часто приглашать на различные встречи с рассказами об увлекательной экспедиции Хейердала. Сенкевич даже не мог представить, что эти выступления изменят его жизнь…

Главный путешественник Советского Союза

Человек, до самозабвения влюбленный в путешествия и так восхитительно о них повествующий, рано или поздно обязан был стать телезвездой. И хотя Юрий Александрович всегда считал, что его появление на телевидении было абсолютно случайным, огромную роль здесь сыграл его верный друг – Владимир Ухин, знакомый многомиллионной зрительской аудитории в качестве диктора «Спокойной ночи, малыши!».

Во время поиска нового ведущего «Клуба путешественников» Ухин порекомендовал своего приятеля. Придя на встречу с главным редактором «остроумный и вполне пригодный» Сенкевич вначале слегка шокировал авторов программы «лысиной и немодным пиджаком». Однако стоило ему увлеченно начать рассказ о своих путешествиях и странствиях, разбавляя при этом повествование остроумными шутками и анекдотами, как все сомнения моментально растаяли.

Активный ученый за короткий срок вывел передачу на новый уровень. Появились рубрики «Любовь моя и тревога», «Столицы мира». С Юрием Александровичем съемочная группа программы посетила Африку и Северный полюс. Благодаря ему гостями программы стали такие легендарные путешественники, как Жак Майоль, Жак Ив Кусто, Тур Хейердал, Бруно Вайлатти и Федор Конюхов.

А в 1977 году Сенкевич, поддержав идею Хейердала о проверке возможностей древних шумеров осуществлять далекие океанские плавания, отправился с ним на камышовом судне «Тигрис» через Индийский океан. Будучи истинным путешественником, в начале 80-х годов Сенкевич принял участие и в советской экспедиции на Джомолунгму, сделав при этом фильм о восхождении.

В судьбе этого удивительного человека своеобразно переплелись медицина, космонавтика, телевидение и многочисленные путешествия, без которых он и не представлял свою жизнь. Одаренный писатель, создатель более 60 работ в области космической физиологии и психологии, изучения поведения человека в экстремальных условиях, трех книг-мемуаров, Юрий Сенкевич любил повторять: «Жизнь интересна еще и тем, что можно путешествовать». Любимца нескольких поколений телезрителей не стало 23 сентября 2003 года. Он умер неожиданно, на своем рабочем месте во время съемок «Клуба путешественников».

Просмотров: 49