Актерские суеверия и приметы

Самыми суеверными людьми, без сомнения, могут считаться актеры и персоны, причастные к театральной и кинематографической деятельности. Оно и неудивительно: душевная организация у творческих личностей тонкая, эмоции подобны вулкану, а удача зависит от очень многих капризов судьбы.

Посуда на счастье

Эта примета – главная для киношников. Она требует соблюдения целого ритуала. Берется тарелка, на ней пишутся фамилии всех работающих над лентой, включая третьего помощника младшего подметальщика, после чего посудина с размаха бьется о штатив камеры. Для всех огромное счастье, когда тарелка разлетается на осколки: значит, фильм будет пользоваться успехом. Обломки разбираются персоналом, и каждый ищет осколок со своим именем. Чем-то похоже на разбитие бутылки шампанского о борт спускаемого на воду корабля, не правда ли?

Святая святых

Гримерка – помещение, где актер настраивается на действо. Понятно, что с ней связано особенно большое количество примет. Заходить в нее можно только с левой – если вы не хотите лишиться удачи в своей профессии. Крайне аккуратны актеры и с гримом: если он рассыпался, жди беды.

Еще хуже будет обстоять дело, если во время наведения марафета кто-то смотрит в зеркало на наносящего грим актера – считается, он потеряет не только успешность, но и крепость здоровья. На дверь гримерки нельзя цеплять ни картинки, ни надписи. Допустимы лишь ее номер (ни в коем случае не 13!) и паспортные данные владельца.

А еще мыло: его нельзя выносить из гримерки. И нельзя одалживать: тот, кому отдали кусочек моющего средства, перетянет на себя удачу жалостливого товарища.

Самый ужас

В актерском представлении самое страшное, что может случиться с артистом, – падение сценария или текста роли на землю. Таланты вообще стараются не выпускать из рук заветные листочки. Если же катастрофа все же приключилось, единственное спасение – сразу же сесть на бумаги. И неважно, что вокруг грязь или лужи. Не хочешь остаться без роли – садись.

Дальнейшие действия могут отличаться в зависимости от театра или съемочной группы. Чаще всего текст нужно вытащить из-под седалища после пары минут восседания на нем, зажать бумаги в кулаке, а после уж подниматься. Но могут быть и более экзотические варианты нивелирования последствий. К примеру, одного из облажавшихся актеров «Современника» коллеги заставили перечислять семерых приятелей, имеющих лысину.

Семечки под запретом

Присутствующие на театральных репетициях либо на съемочной площадке должны забыть о такой невинной забаве, как лузганье семечек. Говорят, оно влечет за собой позорный провал фильма или спектакля. Причем в эту примету верят даже самые успешные режиссеры.

Широко известен пример, показанный Георгием Данелия: он постоянно попрекал Софико Чиаурели за пристрастие к семенам подсолнуха. А она их грызла каждый божий съемочный день. Актриса поплатилась за свое увлечение. Больше Данелия ее в свои фильмы не брал. Не сдвинули его с позиций ни успех картины «Не горюй!», ни родственные связи – Софико приходилась Георгию кузиной.

Осторожнее со звуками

Свистеть в театре или в съемочном павильоне запрещено. Как и в квартире. Но если свист дома оставит жилье без денег, то свист на рабочем актерском месте оставит картину или постановку без успеха. Между прочем, и побить могут. А уж уволить постараются в любом случае.

Гайдай, специализировавшийся на комедиях, запрещал артистам во время съемок смеяться, если этого не требовалось по сценарию. Он был твердо убежден: веселье актерского состава повлечет за собой отсутствие смеха в зрительном зале. Судя по лентам, Шурик со товарищи на съемке перманентно находились в безысходной тоске.

Кто покусился на мой стул?

Режиссеры не намного прагматичнее актеров, как мы уже убедились на примере Гайдая. Свято соблюдаемая режиссерская примета – вечно свободный стул главного лица на площадке. Даже если режиссер за весь день в него ни разу не опустился, это не значит, что кресло может быть занято кем бы то ни было. Говорят, примета срабатывает всегда, без исключений. Чужой зад на режиссерском сиденье может спровоцировать обрушение декораций, повреждение оборудования, болезни актеров, сбои в работе аппаратуры – что угодно. А успех в прокате вообще становится весьма сомнительным.

О лежании в гробу

Играть смерть актеры не любят больше всего. Каждый первый уверен, что добром такая роль не обернется, каждый второй серьезно подумает, принимать ли предложение на роль покойника. Но самым страшным испытанием считаются съемки в гробу. Упрекнуть артистов в мракобесии язык не поворачивается. Действительно, многие из сыгравших мертвецов актеров вскоре покидали сей мир. Причем очень близко к сюжету постановки.