Льюис Кэрролл: Чудак, подаривший миру Алису

По мнению окружающих, этот человек жил двойной жизнью. В первой служил унылым учителем, преподававшим математику в одном из оксфордских колледжей, и дьяконом, не сумевшим стать священнослужителем из-за сильного заикания. Звали джентльмена Чарльз Лютвидж Доджсон. В другой жизни он был литератором, остряком, мастером увеселительного жанра. Кто из нас не знает Льюиса Кэрролла – мастера фантасмагорий и мистификаций! 

 

Человек из зазеркалья

 

Льюис Кэрролл – это не настоящее имя писателя. Это ребус, специально придуманный для читателей любителем головоломок Чарльзом Лютвиджем Доджсоном. Переделав собственное имя, полученное им при появлении на свет, на латинский манер, он обменял местами имя и фамилию и возвратил им английское произношение. Так появился Льюис Кэрролл.
 

В какой-то степени это имя стало своеобразной маской, за которой прятался чопорный, придерживающийся викторианских традиций и принципов человек в черной сутане – дьякон Чарльз Лютвидж Доджсон, принявший сан и обет безбрачия. Однако при этом даже для себя он всегда оставался загадкой, состоящей одновременно из нескольких абсолютно разных личностей.
 

Со слов современников, Доджсон был глух на одно ухо, имел несимметрично расположенные глаза, повернутые уголки губ и отличался неимоверной застенчивостью и сильным заиканием при волнении. Однако при этом ему приходилось читать лекции и проповеди ровным голосом, абсолютно бесстрастно и весьма неинтересно.
 

И то только до того момента, пока его кто-нибудь не перебивал: сразу начиная заикаться, он заканчивал выступление полным провалом. Кэрролл, про которого говорили, что его «эмоциональные часы остановились в детстве», лишь в окружении детей оживлялся и становился изобретательным и жизнерадостным рассказчиком.
 

Наряду с этим, Чарльз в течение всей жизни вел дневники и постоянно переписывался с друзьями и знакомыми. При этом он скрупулезно заносил в специальный реестр всю отправленную и полученную корреспонденцию, за 37 лет существования которого в нем было зафиксировано 98 921 письмо. Два младших брата Кэрролла после смерти писателя, выполняя его волю, сожгли часть архива, а остальное разделили между родственниками.
 

На протяжении 60 лет после кончины Чарльза более двух поколений родственников, осуществляя контроль над его литературным и личным наследием, изменили в нем все, что, по их мнению, не вписывалось в сформированный ими образ добродушного сказочника, ученого-маргинала и достойного гражданина.

 

В семейном кругу

 

Интересен тот факт, что Льюис Кэрролл вовсе не был сказочником. Будучи профессором математики Оксфордского университета, он в течение всей жизни увлекался доказательством теорем, составлением задачников и решением математических уравнений. А началось все с того, что в маленькой деревушке Дарсбери, графства Чешир, именно там, где водятся исчезающие и возникающие из неоткуда улыбчивые Чеширские коты, 27 января 1832 года в семье священника родился мальчик.
 

При крещении он получил двойное имя Чарльз Лютвидж: первое – в честь отца, второе – в честь матери. Творческая оригинальность малыша начала проявляться уже с раннего возраста: он постоянно изобретал для своих братьев и сестер интересные забавы и развлечения. То он наряжался фокусником и удивлял зрителей различными трюками, то создавал театр кукол, в котором ставил собственные пьесы или писал «романы», «хроники» и заметки для журнала, который сам же и иллюстрировал.
 

Не препятствуя забавам, родители достаточно внимания уделяли и домашнему воспитанию: детей учили закону Божьему, языкам и азам естественных наук. Отец Чарльза, получивший образование в Оксфорде, надеялся, что старший сын пойдет по его стопам и после университета примет сан священника. И для того, чтобы Чарльз имел возможность поступить в Оксфорд, его в 11 лет отдали в частную школу Ричмонд.

 

«Достопримечательность» Оксфорда

 

По итогам обучения будущего писателя приняли в один из престижнейших колледжей Оксфорда – Крайст-Черч, выпускником которого ранее был его отец. Получая образование на классическом и математическом отделениях, Чарльз спустя время становится обладателем стипендии Боутле, позволившей ему самостоятельно себя обеспечивать.
 

Кроме того, талантливому юноше поступает заманчивое предложение стать преподавателем и продолжить научную работу в Оксфорде. Однако, так как в то время в Оксфорде имели право преподавать только монашествующие, Чарльз должен был соблюсти неотъемлемые требования: не вступать в брак и через некоторое время принять священный сан. 
 

После длительных размышлений, взвесив все за и против, Чарльз все-таки соглашается, поскольку работа в Оксфорде давала ему возможность не только заниматься любимым делом, но и гарантировала безбедное существование. Таким образом, с начала 1851 года Чарльз Лютвидж Доджсон, поселившись при колледже, жил там практически до самой своей кончины, 47 лет, став чем-то вроде достопримечательности данного места.

 

Сказка для Алисы

 

За годы пребывания в Оксфорде Чарльзом Доджсоном было создано множество научных статей и монографий. Но, несмотря на эти работы, мировое признание пришло к писателю благодаря единственной написанной им детской сказке. Примечательно, что после прочтения «Приключений Алисы» даже королева Виктория, попросив принести ей «другие книги этого автора», несказанно удивилась, увидев перед собой «Конспекты по алгебраической планиметрии».
 

Выдуманные Льюисом Кэрроллом «Приключения Алисы в Стране чудес» оказались настолько неоднозначными по своему смыслу, что их до настоящего времени по-своему трактуют философы и политики, психологи и богословы. Зато доподлинно известна история появления сказки, рассказанная Кэрроллом в предисловии к своей книжке.
 

Выросшему в многодетной семье, Чарльзу в Оксфорде явно недоставало детского общества. И здесь своего рода отдушиной стали для него долголетние дружеские отношения с дочерьми мистера Лидделла, декана его колледжа. Рядом с маленькими девочками этот застенчивый и скованный профессор давал волю собственному воображению, создавая необычный, ни на что не похожий мир.
 

Именно благодаря сестрам Лидделл, и в особенности любимице Чарльза десятилетней Алисе, 4 июля 1862 года во время лодочной прогулки по речушке Айсис и родился сказочник Льюис Кэрролл. «Мне кажется, – признавалась позже сама Алиса Лидделл, – что он начал рассказывать нам сказку в полдень, когда солнце сильно припекало. Мы тогда причалили к лужайке, чтобы немного посидеть и отдохнуть в тени.


Я и сестры стали просить его: «Расскажите нам сказку!» И он стал рассказывать. Иногда, чтобы подразнить нас, мистер Доджсон неожиданно останавливался и говорил: «Ну а продолжение в следующий раз». «Но сейчас уже следующий раз!» – кричали мы в ответ. И история продолжалась…» Малышки настолько были в восторге от услышанного, что попросили Чарльза записать для них эту необычную историю.


И уже 26 ноября 1864 года Алису Лидделл ожидал необычный сюрприз – рукописная тетрадка в кожаном переплете с фото восьмилетней Алисы на последней странице – именно столько было героине сказки. Спустя время, уступив доводам друзей, прочитавшим рукопись, Кэрролл принимает решение об ее издании. В 1865 году «Алиса в Стране чудес» издается отдельной книжкой с 42 иллюстрациями Джона Тенниела.

 

Абсурдная головоломка

 

«Алиса в Стране чудес»– это не примитивная сказка, а, скорее, головоломка, нелепая и таинственная, затягивающая в логические лабиринты и нереальные миры с необычными персонажами, ставшими кумирами детей, – Мартовским Зайцем и Красной Королевой, Черепахой Квази и Чеширским Котом, Шалтаем-Болтаем и Синей Гусеницей. Примечательно, что многие герои этой истории списаны с общих знакомых Кэрролла и девочек.


Так, прообразом попугайчика Лори, все время повторявшего: «Я старше и лучше знаю, что к чему!», была старшая сестра Алисы, Лорина, а Орленка Эда – младшая сестра Эдит. Гувернантку Лидделлов мисс Прикетт можно узнать в образе Мыши, к которой все относились с уважением, а Соней стала вечно засыпавшая пожилая няня. И, в конце концов, птица Додо – сам профессор Доджсон, который, заикаясь при знакомстве, представлялся: «До-до-доджсон».
 

Кроме того, на страницах сказки автор довольно часто пародирует исторические реалии Викторианской эпохи. К примеру, регулярные опоздания Белого Кролика на чаепития связаны с тем, что в Великобритании в различных населенных пунктах было различное время. Так, разница между лондонским и оксфордским временем составляла пять минут, и лишь в 1880 году был принят закон об установке единого времени.


Вместе с тем, чтобы до конца осмыслить «Алису в стране чудес», нужно знать и понимать английский фольклор, так как многие герои взяты из народных пословиц и поговорок. В частности, известная улыбка Чеширского Кота и сумасшествие Шляпника. И если безумие Шляпника можно объяснить применением в его работе паров ртути, приводящим к психическим расстройствам, то об улыбке Чеширского Кота единого мнения нет. Зато, глядя на довольного человека, англичане часто заявляют: «Улыбается как Чеширский Кот».


После выхода в свет «Алисы в стране чудес» и публикации первой биографии писателя его начали обличать в безнравственной любви к маленьким девочкам, с которыми он дружил, писал им нежные послания, фотографировал и рисовал в обнаженном и полуобнаженном виде. Но большая часть биографов все-таки склоняется к тому, что это выдумки. 


Ведь фотосъемка в викторианской Англии того времени была возможна только с позволения и в присутствии родителей. Да и в воспоминаниях выросших барышень о любимом Чарлзе-Додо нет и намека на нарушение приличий. Сам же Доджсон был выше таких подозрений: «Ты не должна пугаться, когда обо мне говорят дурно, – писал он младшей сестре, до которой дошла очередная сплетня. – Если о человеке говорят вообще, то кто-нибудь непременно скажет о нем дурно».

 

 

Share on Facebook
Share on Twitter
Please reload

Please reload

Также вам может быть интересно:

Неделя с Аргументами. Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия редакции

© 2017 Еженедельники "Аргументы недели", "События недели"

Обратная связь: