Что скрывает подводный мир?

Мировой океан – это больше 70% всей поверхности Земли. Реки, моря, озера всегда рядом, можно изучать их пристально и подробно. Тем не менее об океанских тайнах мы знаем гораздо меньше, чем о секретах обратной стороны Луны.

Только цифры

  • Мы себе даже не представляем, что таят под своей толщей соленые воды. А их секреты весьма разносторонни. Так, о Срединно-океаническом хребте помнят, пожалуй, только специалисты в узких научных дисциплинах. А он, между прочим, имеет протяженность в 70 тыс. км, представляет собой целую сеть горно-подводных образований, его ответвления находятся во всех океанах мира – и как раз этот хребет ответственен за обновление океанической коры и раздвигание плит литосферы. При этом вулканы, которыми он изобилует, каждый год выдают такое количество лавы, что ее было бы достаточно для покрытия половины территории Китая слоем в метр толщиной.

  • Вы уверены, что кислородом нас снабжают бескрайние леса? Как бы не так: половину всего мирового бесценного газа вырабатывают одноклеточные, обитающие в океане, – фитопланктон.

  • Человечество во все века очень трепетно относилось к золотому запасу, добываемому из недр. За копи шли сражения, за намытые крупинки люди друг друга убивали, координаты залежей становились поводом для применения жесточайших пыток в отношении тех, кто их знал. Если верить специалистам, за свою историю человечество добыло примерно 170 тыс. тонн заветного металла. А в океане его содержится примерно 27 млн тонн. Может, и больше. Правда, аурум в водах присутствует не в виде твердого вещества, пусть даже пылевой фракции, а в виде растворимого химического соединения, причем в ничтожной концентрации. Так что извлечение благородного металла влетит в копеечку. Может, оно и к лучшему: золото, вброшенное на рынок в огромных количествах, обесценит все мировые валюты. Придется придумывать заново, к какой другой ценности привязывать стоимость евро или доллара.

Микроскопические обитатели

Не менее поразителен подводный мир и сточки зрения вирусологии. Океанская среда признается просто идеальной для микроорганизмов, что повергает их исследователей в научный экстаз. Один миллилитр воды, взятый на неосвоенных человечеством просторах Кораллового моря, вмещает в себя примерно миллион бактерий и в десять раз больше вирусов. Говорят, многие из них ни разу не попадались на глаза специалистов вирусологии.

Такое богатство порой выходит боком людям. Есть данные, что после сильных штормов обитатели прибрежных районов нередко становятся жертвами неведомых болезней, вызванных микроорганизмами, поднятыми непогодой с океанского дна. Отдельные случаи завершались летальным исходом. Утешает лишь то, что эпидемий неизвестные заболевания не вызывали.

Скорее всего, потому, что глубоководные вирусы недолго выживают в наземных условиях.

С другой стороны, не все они вредоносны. Какие-то из микроорганизмов, живущих в районе Большого Барьерного рифа, сумели естественным образом синтезировать уникальный солнцезащитный крем. Над разгадкой его природной формулы бьются химики ведущих косметологических фирм. Пока что безуспешно.

Поразительный животный мир

Океанологи от изучаемого многообразия фауны глубин тоже находятся в состоянии перманентного воодушевления. Столь странных реализаций потребностей не найдешь среди наземных животных. Взять, к примеру, кальмара: потенциальную партнершу он приветствует приятной коричневой окраской. А если в поле зрения попадает возможный соперник, кальмар отметает его притязания на самку резким белым «оформлением» шкурки. Если оба объекта попадают в поле зрения ухажера одновременно, ситуация в тупик его не ставит: он умудряется окрасить пригласительным цветом те фрагменты тушки, которые обращены к даме сердца, и угрожающим те, что находятся в поле зрения конкурента!

Удивления и уважения достойны и креветки-богомолы: они в состоянии наносить передними конечностями удары, сила которых сравнима с выстрелом в упор из пистолета 22-го калибра.

Еще более загадочные обитатели проживают поглубже. В среднем глубина океана – 3500–3720 метров. А свет, между прочим, пробивает лишь верхние 100 метров водяной толщи. Так что огромная часть морских жителей проводит все свое время в кромешной тьме. Однако и плохое освещение еще полбеды. Куда серьезнее испытываемое на глубине больше 10 км давление, достигающее 1100 атмосфер.

А именно таково оно в бездне Челленджера, расположенной в Марианской впадине. Когда ученые в 1960-м впервые сумели на батискафе «Триест» спуститься на такую удручающую глубину, они были поражены живностью, обнаруженной там. И каждое новое погружение добавляло монеток в копилку удивления. Один из тех, кто погружался в Марианский провал на другом батискафе, «Хайфиш», как-то выразился в том духе, что Годзилла уже не кажется ему придумкой японцев с богатой фантазией. Он вполне готов поверить, что гигантская ящерица обитает где-то во тьме бездны Челленджера.

Эта вероятность не подвергается сомнениям всеми, кто живет на океанском берегу, куда часто волны после бурь выбрасывают на берег загадочных существ. Для иллюстрации: после одного из ураганов, разгромившего побережье Флориды, спасатели и волонтеры при разборе завалов нашли некое создание, которое биологам оказалось незнакомо. Его габариты были не очень велики, около полуметра в длину. Зато существо имело переизбыток конечностей: к хвосту и рыбьим боковым плавникам прилагалось еще шесть. При этом органы зрения у монстра отсутствовали. Что логично, если его средой обитания являются неизведанные глубины океана – глаза в вечной темноте ни к чему.

Особого внимания достойна и структура тела: его разложение шло невообразимыми темпами, которые характерны для медуз, но не для существ с плотной структурой и сложной организацией тела. За пару часов на солнце от существа осталось только влажное пятно. Ученым-биологам пришлось довольствоваться лишь описаниями и нечеткими фотографиями.

Любители парной

Странные океанские существа выживают даже в условиях, в которых выжить, казалось бы, невозможно. К примеру, учеными зафиксированы частые странные географические объекты: «трубы», извергающие серную кислоту; подводные вулканы, исторгающие вместо лавы метан; гейзеры, букв