В лесу родилась елочка…

Без чего невозможно представить волшебный праздник Новый год? Конечно, без пушистой елочки, запаха хвои и мандарин, гирлянд и золотистых шаров. Мы решили напомнить вам, откуда же появилось в наших в домах это вечнозеленое чудо и почему именно им принято украшать новогодние и рождественские торжества.

Из глубины веков

История новогодней ели насчитывает несколько тысячелетий. Прототипом этой восхитительной героини было Мировое дерево. У славян оно ассоциировалось с березой, у египтян – с пальмой. Древние греки видели центр мира в кипарисе, римляне – в фиговом дереве, а кельтские народы – в омеле. Помимо этого, наши предки на протяжении многих веков в прямом смысле слова одухотворяли деревья. В те времена было принято считать их живыми существами, в которые переселяются души умерших, а в ветвистой кроне находятся убежища добрых и злых духов.

По этой причине, пытаясь их разжалобить или задобрить, люди постоянно приукрашали деревья. Особая роль при этом отводилась вечнозеленым, таким как ель или сосна, потому что наши предки верили, что непосредственно к ним благоволило главное божество многих языческих верований – Солнце. Скорее всего, по этой причине в преддверии зимнего солнцестояния все дома древних германцев щедро украшались лапами ели, ханты приносили ей жертвы, а удмурты в первый день нового года зажигали на ней свечи и проводили моления.

Славянам в эти дни предписывалось праздновать, сопровождая веселье игрой на музыкальных инструментах, пением и плясками. Таким образом они пытались пробудить весеннюю богиню Живу, для того чтобы она отослала к людям своего сына по имени Свет. Именно он должен был разбудить дремлющего Деда Мороза и избавить землю от ледяных оков.

Елочка, елка – лесной аромат…

До сегодняшнего дня так доподлинно и неизвестно, когда же елочка первоначально трансформировалась в новогодний, а затем и в рождественский символ. Если верить красивой легенде, то произошло это в ночь рождения Христа, когда все деревца пришли приветствовать младенца. В лидерах были росшие неподалеку от Вифлеема пальмы, затем кипарисы, буки, ивы, дубы и другие деревья.

Северная красавица прибыла самой последней, и поэтому оказались загороженной другими от Иисуса. Однако внезапно с небосклона начали падать звезды и приземляться точно на опоздавшую гостью, от чего та стала блистать и излучать свет. В соответствии же с другими предположениями этот обычай возник на германских землях, и уже позднее его позаимствовали голландцы и англичане.

В соответствии с немецкой легендой, основоположником традиционного декорирования ели является реформатор Мартин Лютер. Возвращаясь домой в преддверии Рождества 1513 года, он был настолько очарован мерцанием звезд на небесном своде, как будто касавшихся верхушек деревьев, что, придя к себе, установил на столе елочку и украсил ее свечами, а на вершину водрузил звезду в память о звезде Вифлеемской, указавшей путь к пещере, где родился Иисус.

Кроме того, существуют исторические сведения и о том, что в XVI столетии в Центральной Европе накануне рождественской ночи устанавливали посередине праздничного стола небольшое деревце бука, декорированное уваренными в меду маленькими яблочками, сливами, грушами и лесными орехами. А к концу XVII века немцы и швейцарцы стали украшать свои рождественские трапезы не только лиственными, но и хвойными деревцами.

Сначала это были миниатюрные елочки с конфетами и яблочками, подвешивавшиеся к потолку. И только значительно позднее возникла традиция наряжать в гостиной одну большую елку. А вот первым установленным на городской площади символом Нового года была не одна ель, а несколько небольших лесных красавиц с зажженными на них свечами, которые украсили центр Нижней Саксонии, город Ганновер, во второй половине ХVII столетия. И только к началу XIX века традиция украшать пушистую лесную гостью распространился на территории большей части Европы и в Америке.

Новогодняя елка на Руси

На просторах царской России лесную гостью в качестве одного и основных атрибутов предновогодних торжеств попытался применить еще Петр I. Побывавший в юношеском возрасте в Германии во время Рождества, молодой царь был несказанно потрясен видом необычного дерева, на котором вместо шишек красовались фрукты и сладости. Эта затея настолько позабавила будущего монарха, что, взойдя на престол, он в первую очередь издал указ о праздновании Нового года как в цивилизованной Европе.

В соответствии с указом жителям предписывалось: «По большим и проезжим улицам знатным людям и у домов нарочитых духовного и мирского чина перед вороты учинить некоторые украшения от древ и ветвей сосновых и можжевеловых». После кончины царя эта традиция на длительный период была попросту позабыта.

Своим же возвращением в Россию в качестве предновогоднего и рождественского атрибута ель обязана прусской принцессе Шарлотте, крещеной в православии под именем Александра и вышедшей замуж за великого князя Николая Павловича. Именно она уговорила двор в 1817 году декорировать праздничный стол бутоньерками из еловых веточек.

А спустя два года по настоянию принцессы в Аничковом дворце была впервые поставлена новогодняя красавица. При этом первая общественная рождественская ель засверкала своими огнями в 1852 году в Санкт-Петербурге в помещении Екатерининского, а ныне Московского вокзала. Информация ни о ее размерах, ни о реакции публики не сохранилась. Зато установлено, что украшена она была разноцветными бумажными лентами и фруктами, а ее вершину венчала гигантская звезда.

По странам и континентам

Немного ранее, в 1840 году, публичная елка появилась и во Франции при дворе Луи Филиппа. Однако, размещенная у входа в королевский дворец Тюильри, она не радовала ни свечами, ни огоньками. Наверное, по этой причине, не придясь ко двору, традиция наряжать ель в преддверии сочельника очень долго не приживался во Франции.

В Великобритании же в 1841 году основоположником обычая принаряжать лесную гостью стал супруг королевы Виктории немец Альберт Саксен-Кобургский. Впоследствии и вся Англия, подражая королевской семье, начала отмечать новогодние и рождественские торжества вокруг принаряженной пушистой красотки.