Неделя с Аргументами. Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия редакции

© 2017 Еженедельники "Аргументы недели", "События недели"

Обратная связь:

Народная дружина. Как ДНД боролась с преступностью

Старшее поколение помнит времена, когда преступникам и любителям хулиганить давали отпор не только наряды в милицейской форме, но и товарищи в повседневной одежде с красной повязкой на рукаве. Эти ответственные граждане в 1960-х, 1970-х и начале 1980-х появлялись на вечерних улицах наряду с патрульной милицией. Ироничное отношение к ним появилось лишь на исходе их существования. Стать же добровольным дружинником на первых порах было почетно и добавляло плюсов в репутации.

 

Экскурс в историю

 

Во времена древней Руси дружинниками именовали бойцов из личной гвардии князей. Так что это «звание» и тогда было почетным, дающим ряд привилегий.


Заметим, что вовсе не советские власти первыми придумали привлекать к охране правопорядка гражданских лиц. Традиция была заложена еще при царизме. Так, перед коронацией Александра III, в 1881-м, в Москве организовали Добровольную народную охрану, которая должна была пресекать нарушения на массовых мероприятиях. Численность дружинников уже тогда была внушительной – 20 тысяч бойцов. При коронации же Николая II в 1894 году их уже было около 80 тыс. человек. Следует отметить, в ходе восстания 1905 года добровольная народная охрана помогала полиции в наведении порядка.


Разрушив «мир насилья», новая власть отвергла и старую полицию. Однако смутные времена всегда порождали волну преступности, с которой кто-то должен был бороться. С этой целью была создана рабоче-крестьянская милиция, по структуре и методам работы сходная с той самой добровольной народной охраной. Впрочем, официальный статус за народной милицией был закреплен довольно быстро – уже 10 ноября 1917-го. И она заняла освобожденную полицией профессиональную нишу.


Гораздо ближе к тем советским дружинникам, которых помнят многие из нас, были члены комиссий общественного порядка (КОПов), организованных в 1926 году по приказу начальника ленинградской милиции на крупнейших промышленных предприятиях и в ряде учреждений города. Они должны были помогать милиционерам бороться с пьяными дебоширами и хулиганствующей молодежью.


Идея оказалась удачной, и вскоре уже по всем городам молодого Союза начали формироваться ячейки обществ содействия милиции (аббревиатура ОСОДМИЛ), куда на добровольных началах вступали все желающие. С 1930-го функционирование ОСОДМИЛ было, так сказать, легализировано на высшем уровне: вышло постановление СНК РСФСР, подтверждающее полномочия подобных ячеек.


Каждая из них поначалу подчинялась местному совету. Но со временем выяснилось, что их деятельность более эффективна, если члены контактируют с милицией напрямую. Так что весной 1932-го было принято другое постановление, регламентирующее реорганизацию добровольных обществ, содействующих органам правопорядка. Теперь они назывались бригадами содействия милиции (соответственно, БРИГАДМИЛ) и формировались при ее отделениях.


Кстати, во время Великой Отечественной войны они показали себя довольно неплохо. Оставшиеся в тылу ячейки стали костяком пожарных и спасательных команд, санитарных дружин и отрядов, ликвидировавших последствия аварий и разрушений.

 

Ближе к ДНД

 

В 1958 году по инициативе трудящихся Ленинградского заводе имени Кирова была создана новая форма общественной организации по поддержанию правопорядка – добровольная народная дружина (ДНД). Энтузиазм и сознательность среди рабочих тогда был делом распространенным, и идею мгновенно подхватили на других промышленных предприятиях. К 1958 году насчитывалось 179 активно действующих дружин, в которых состояло 8 тысяч членов.


Хрущева инициатива кировцев весьма порадовала. В его глазах строительство коммунизма должно было вестись в трех направлениях. Первым, то есть обеспечением материально-технической основы, дружно занималась вся страна. Второе – воспитание человека с соответствующим мировоззрением, так сказать, абсолютно нового типа – было за пропагандой.

 

Оставалась третья составляющая, а именно – постепенное сворачивание репрессивного аппарата, обеспечиваемого государством, и замена его коммунистическим самоуправлением гражданского населения. И дружины воспринялись главой Страны Советов как весьма правильный и политически грамотный шаг, причем сделанный теми самыми низами, от которых самоуправление и ожидалось. Так что инициатива была всецело одобрена по всей вертикали власти.

 

Как это работало

 

Положительная реакция верхов выразилась в постановлении, принятом в марте 1959-го и официально узаконившем ДНД. За четверть века это движение охватило весь Союз: 282 тысячи ячеек, 13 миллионов их членов, 50 тысяч дружинных штабов, которые назывались пунктами охраны общественного порядка. Каждый день покой граждан охранялся 400 тысячами добровольцев, работающих параллельно с милицией.


Основной ударной силой дружин постепенно стали оперативные комсомольские отряды. Горячая молодежь с пламенными сердцами действовала активнее, чем мужчины и женщины постарше, обремененные семьями и массой бытовых проблем и обязательств. ОКОДы чаще всего формировались при институтах и университетах, средне-специальных учебных учреждениях и т. д. Но в отдельных (и довольно частых на первых порах) случаях оперотряды из комсомольцев организовывались и старшеклассниками.


В своих действиях дружинники обладали достаточно высокой степенью свободы. Они могли патрулировать улицы совместно с милицейскими нарядами, а могли – самостоятельно. Причем задержание правонарушителя и доставка его в отделение им были дозволены даже в отсутствие сотрудников правоохранительных органов.


Впрочем, члены ДНД не только охраняли общественный порядок. В приграничной зоне дружинники оказывали помощь «погранцам» в поисках лазутчиков или случайных нарушителей границы. На трассах и сложных транспортных развязках регулировали движение наравне с гаишниками. Были дружины, боровшиеся с кражами на складах – и зачастую успешнее, чем сторожа, в чьи задачи входила охрана таких объектов.


В некоторых городах члены ДНД выступали в узкоспециализированных ролях. Например, дежурили на пляжах для предотвращения несчастных случаев на воде. Существовала также ячейка, целью которой была борьба с радиохулиганством.


Исполняли дружинники и поручения от милицейских отделений. Например, по просьбе участковых доставляли извещения и повестки, выносили предупреждения нарушителям тишины, предотвращали семейные скандалы.

 

Гражданский героизм

 

Довольно долго ДНД действительно были полезны в плане помощи милиции. Народ относился к своему членству серьезно: за 25 лет существования дружин восемь сотен добровольцев получили медали и ордена от государства. А наградой, присуждаемой за отличные результаты в охране общественного порядка, удостоили 6 тысяч дружинников. Об эффективности ДНД говорит тот факт, что только в течение 1971 года члены дружин задержали 5 тысяч правонарушителей – цифра немалая.
 

В большинстве случаев отрядам ДНД приходилось сталкиваться с «бытовухой» – дебошами, хулиганством, мелкими кражами. Однако иногда им противостояли и серьезные преступники. Так, осенью 1963-го слесарь костромской фабрики и член ДНД Юрий Ерохов был вынужден сражаться со злоумышленником, вооруженным огнестрелом. При всех поблажках, «выписанных» государством дружинникам, права ношения оружия они не имели. Так что слесарь задерживал вооруженного пистолетом преступника голыми руками, имея в своем арсенале только физическую силу и комсомольский энтузиазм. В схватке Ерохов получил ранение, оказавшееся смертельным, но все же сумел удержать своего убийцу, пока не прибыл милицейский наряд. Именем героического дружинника назвали одну из улиц его родного города.


В конце 1965-го в Казани погиб член оперотряда Артем Айдинов – ребята задерживали преступников, которые тоже оказались вооружены. Четырьмя годами позже в этом же городе погиб еще один ОКОДовец, Игорь Ассман: их ячейка задерживала разбуянившихся хулиганов, и студент получил удар ножом от одного из них.


Впрочем, погибали при столкновении с вооруженными преступниками не все. В Чите шофер Кадкин, не первый месяц носивший красную повязку, сумел задержать рецидивиста, у которого был обрез. Но в большинстве случаев безоружному энтузиасту нечего было противопоставить бандиту, готовому в любой момент пустить в ход имеющийся у него огнестрел.
Дружины были полезны и с точки зрения подготовки свежих кадров для подразделений, подотчетных Министерству внутренних дел: на службу поступали морально устойчивые и профессионально подкованные люди.

 

Распад 

 

Хорошая вроде бы идея со временем стала себя изживать. Прежде всего, потому, что дружины перестали быть добровольными. В начале 80-х на каждом предприятии, в каждом учреждении имелась разнарядка, согласно которой дружинники назначались в приказном порядке и должны были отработать в этом качестве определенный срок. Чтобы народ не отлынивал, его поощряли самым разным образом: предоставляли внеплановые отгулы или добавляли дней к положенному отпуску, предоставляли право бесплатного проезда или хотя бы вручали почетную грамоту.


Однако ситуацию это не спасало. Отсутствие энтузиазма при дежурствах сказывалось на качестве патрулирования крайне негативно. Дружинники быстро проходили положенный маршрут или отсиживали нужное время в штабе, не стремясь предотвратить, задержать или обнаружить. Мало того, стали нередкими случаи, когда члены ДНД отворачивались и быстро уходили, если при них совершались противоправные действия. Появились и злоупотребления со стороны назначенных «добровольцев».


К перестройке отношение к дружинам стало ехидное и саркастическое. Вспомните реакцию коллег на подвиг Нади Клюевой из «Самой обаятельной и привлекательной», пришедшей после дежурства в ДНД с фингалом под глазом. Девушку подняли на смех! О дружинниках начали сочинять анекдоты, члены ДНД стали излюбленным объектом сценических выступлений юмористов. А в 1991-м, после распада СССР, добровольные народные дружины и вовсе исчезли.

 

Share on Facebook
Share on Twitter
Please reload

Please reload

Также вам может быть интересно: