Муса Магомедов: Прифронтовой депутат

Когда на территории Авдеевского коксохима во время массивных обстрелов рвались снаряды и гибли люди, генеральный директор был рядом с сотрудниками завода. Вместе с помощниками совершал обходы, оперативно решая, что в первую очередь латать, кого спасать. И сегодня, став депутатом, Муса Магомедов, теперь уже экс-директор АКХЗ, остается частым гостем в своем избирательном округе. Конечно, главная тема нашего с ним разговора – о реалиях жизни в прифронтовой зоне. Но не только об этом поведал «Событиям недели» Муса Сергоевич. А и о том, сколько языков в Дагестане, какую горную вершину удалось покорить, чем занимаются дети и кто в семье главный.


Фото предоставлено пресс-службой депутата


В условиях войны нужны «точки мира»


– Муса Сергоевич, вас трудно поймать в столице. Вы много времени проводите в вашем избирательном округе. А ведь это прифронтовая зона. Многие в Украине даже не подозревают – что это такое, когда война рядом. Расскажите, как сейчас живется людям в Авдеевке и близлежащих населенных пунктах?


– Вначале поясню. Деятельность депутата включает несколько направлений. Работа в зале во время пленарных заседаний – это та картинка, которую вы все видите по телевизору. Затем – работа в комитетах. Учитывая нынешние ограничения по COVID-19, в основном взаимодействуем в формате Zoom-конференций. Ну и работа в округе, которой я стараюсь уделять достаточно времени, потому как для меня важно, что происходит на местах, вдали от столицы. Сейчас как раз только вернулся из Авдеевки. Был также недавно в Очеретино и еще нескольких населенных пунктах, включая Опытное.


– Что сейчас там происходит?


– Однозначно – обострение. В один из недавних приездов побывал в поселке Новгородское – том, что сейчас собираются переименовать в Нью-Йорк. Это, кстати, его историческое название, которое существовало до 1951 года. В поселке находится фенольный завод, его я и посетил во время поездки. Как раз в это время неподалеку случился обстрел. Били из тяжелых орудий. То есть война и не заканчивалась. Да, какое-то время было перемирие. Но сейчас – нет. Стреляют часто. Четверо погибших недавно ребят-нацгвардейцев – это тоже тот район, поселок Шумы, недалеко от Новгородского. Пострадал поселок Верхнеторецкое, он лежит прямо на линии разграничения: две трети – украинские, треть – на неподконтрольной территории. В поселке перебило водовод, несколько недель люди жили без воды. Долго не могли согласовать режим тишины, чтобы осуществить ремонтные работы. Все это время я находился на связи с командованием ВСУ. Наконец проблему удалось устранить. Жители Верхнеторецкого теперь с водой.


А вот в населенном пункте Опытное с 2014 года не было ни света, ни газа, ни воды! Воду привозят международные организации, электричество – от генераторов. Наконец-то удалось решить проблему электроэнергии – вместе с международниками, с компанией ДТЭК, с Донецкой облгосадминистрацией закупили кабель, разводку, прокопали траншею под кабель. Получив «зеленый коридор», в сжатые сроки проложили кабель, работая с саперами МЧС и в сопровождения СЦКК ООС. Вот такие реалии жизни в прифронтовой зоне. Это важно понимать тем, кто живет далеко от войны, на мирных территориях.


– Одним из ваших предвыборных обещаний было установление мира на Донбассе. Какой вам теперь видится ситуация: реально ли это? От чего и от кого это зависит?


– У меня раньше было немного другое представление о работе депутата. Так же, как и большинство людей, я не совсем понимал, на что могу влиять. Установление мира – вот цель, ради реализации которой я готов действовать. Так же, кстати, как и президент Владимир Зеленский, который хотел мира и верил, что у него получится. Но одного желания украинской стороны недостаточно, увы. Я на своем месте, в своем статусе могу делать лишь какие-то маленькие шаги. Но эти маленькие шаги тоже нужны и важны. Знаете, в экономике есть «точки роста». А в условиях войны нужны, как я их называю, «точки мира». Сейчас это, к примеру, КПВВ – места, где работают международные миссии, где меньше стреляют.


Транспортное сообщение было нарушено еще лет двадцать назад


– Что конкретно вам удалось сделать для жителей округа?


– Полгода потратил на то, чтобы наладить транспортное сообщение в прифронтовой зоне. Теперь каждый день ходит пассажирский поезд из Киева в Авдеевку и обратно. А вот у жителей Верхнеторецкого не было возможности добираться даже до близлежащих населенных пунктов. С огромным трудом удалось пустить туда электричку. Одним из требований командования ООС и Нацполиции для осуществления этой задумки было установить интеллектуальную систему видеонаблюдения, распознающей лица. Это дорогое удовольствие. Я заплатил своих полмиллиона гривен, установил нужные камеры, передал все на баланс железной дороге. Система работает. Все лица, въезжающие в прифронтовую зону, мониторятся. Как-то даже произошла курьезная ситуация. По камере слежения нашли человека, значившегося в розыске как пропавший из дома. Он был нездоров, его вернули в семью.


Вообще, знаете, когда я в ходе предвыборной кампании, а позже уже в качестве депутата объезжал свой округ, передо мной открылся огромный пласт проблем, которые не решались годами. Например, то же транспортное сообщение между малыми городами и селами. Оно было нарушено еще лет двадцать назад. И никто этим не занимался. Мы взялись за восстановление транспортной инфраструктуры. Вместе с главами ВГА Авдеевки и Очеретино просчитываем маршруты. Хотим закольцевать их таким образом, чтобы жители могли передвигаться между населенными пунктами. И не за 50 гривен (ну где в регионе можно заработать большие деньги?), а за адекватную плату. В ближайшее время надеемся запустить два маршрута, и цена проезда будет минимальной, поскольку часть автротранспортникам будут компенсировать из бюджета местные власти.


Сейчас готовим документы для субвенции на строительство стадиона в Авдеевке, ищем гранты на восстановление местной больницы. Ведем переговоры с Укрпочтой, которая повсеместно закрыла малые отделения. Нужно как-то организовывать доставку газет и корреспонденции в «серую» зону. Как без этого людям жить? Если думать только об эффективности и оптимизации, при этом не заботясь о людях, значит мы не за тем пришли во власть.


Также много проблем в районе с медициной. Вместе с местным бизнесом помогаем больницам с ремонтом. К слову, удалось подсобить и запорожской больнице. Договорился о том, чтобы завод «Запорожсталь» закупил в Китае дорогостоящее оборудование для лечения ковид-больных. Поучаствовал и в разрешении вопроса создания сертифицированного центра для производства кислорода по медицинским стандартам. Помогал с растаможкой, с оформлением документов. Так что теперь по крайней мере в Запорожье с бесплатным кислородом проблем быть не должно.


(Во время интервью на телефон М. Магомедова приходят СМС из Хмельницкого, до этого было обращение из Винницы. Тамошние власти просят помочь с кислородом – местные мощности не справляются. Муса Сергоевич обещает заняться решением проблем после разговора с корреспондентом.)


Законопроект должен положить конец штрафам


– Вы активно занимаетесь правозащитной деятельностью. Помогаете тысячам жителей Донецка, Луганска, вынужденным отправляться на подконтрольную Украине территорию через соседнее государство. На границе их штрафуют за незаконное пересечение. Вы пытаетесь защищать. Почему вы это делаете? И чем можете помочь?


– Я много лет учился, жил, работал на Донбассе. У меня масса знакомых, друзей там осталась. Я знаю их беды. У меня душа болит за них. Ведь кто едет на подконтрольную территорию? Те, кто связывает с Украиной свое будущее. Кто разуверился – не едут. Мои старшие дети живут в Крыму, поскольку там осталась жить их мама. Добраться им в Украину – каждый раз огромное испытание. Считаю несправедливым, что людей, решающихся на тысячекилометровый переезд не от хорошей жизни, уже на родной территории подвергают унизительным штрафам. Есть некоторые подвижки в разрешении этого непростого вопроса. Количество штрафов уже уменьшилось вдвое. Мы доработали законопроект, где четко прописано: пока не работают пункты пересечения на линии разграничения, украинцы имеют право проезжать в Украину через РФ, их нельзя за это наказывать. Считаю, это гуманно, а государство должно уважать своих граждан, оказавшихся в безвыходной ситуации. Законопроект уже подготовлен и зарегистрирован. Предвижу сопротивление со стороны некоторых фракций. Но будем разговаривать с депутатами, убеждать. Потому что, если мы боремся за наших людей, будем бороться и за это решение тоже.


Я всегда гордился Украиной и ставил ее в пример


– Муса Сергоевич, вы аварец. Помните ли свой родной язык? И как относитесь к языковой проблеме в Украине?


– В Дагестане 33 языка. И каждый имеет несколько диалектов. Я до 8 лет рос в селе и спокойно говорю на родном диалекте. На нем я до сих пор разговариваю с мамой, с родственниками. К сожалению, дети этого языка уже не знают. Но они прекрасно знают украинский. Я тоже его активно изучаю. Правда, пока мой украинский на том же уровне, что и у моей шестилетней дочери. Но я не сдамся, выучу. А вообще считаю, что языковая проблема надуманна. Я всегда гордился Украиной. Всем ставил свою страну в пример – насколько толерантно у нас относятся к человеку любой национальности. Языковый вопрос каждый раз перед выборами вытаскивают из шкафа нечистоплотные политики. И мне очень жаль, что пляски вокруг языка подлили масла в огонь пожара, который сейчас полыхает в нашей стране. Тему о двух государственных языках пора было закрыть еще в 2014 году. Государственный язык должен быть один – украинский. На нем должны говорить госслужащие и учиться дети. Но они должны изучать и другие языки. Чем больше – тем лучше. Есть такая мудрая пословица: сколько языков ты знаешь, столько раз ты человек.


– А кем были ваши родители? Чему учили вас?


– Я родом из небольшого горного аула Ириб Дагестанской ССР. Вот его фото висит рядом со мной в кабинете. Видите, какая красота! Селение раскинулось на отрогах Большого Кавказского хребта, на высоте почти 2000 метров. Там, в горах, и сейчас живет мой отец, ему 81 год. Там дом моего деда, который я еще до войны полностью отремонтировал. Так вот, о родителях. Мама работала учителем биологии и химии, отец – главным бухгалтером колхоза, затем республиканского Межлесхоза. Оба закончили вузы с красным дипломом. Оба – большие молодцы были и есть. Научили меня тому, что всего в жизни нужно добиваться трудом и упорством. Это то, чему я сейчас учу и своих детей. Не сдаваться, не пасовать перед трудностями.


– Вы в жизни часто терпели неудачи? Как учились выходить из непростых ситуаций?


– Я ведь не сразу пришел в большой бизнес. Начинал с малого. Порой что-то получалось лишь с десятой попытки. Некоторые бросают, уходят на спокойную работу, где можно сидеть с девяти до шести. И сидят так всю жизнь, при этом мечтая о большой зарплате. Знаете, сейчас в обществе, в промышленности, да даже в больших корпорациях существует проблема, когда люди с потенциалом не хотят расти, боятся или ленятся брать на себя ответственность. Но это тупик, так ты ничего не добьешься – ни успеха, ни денег. Мне это чуждо. Я пришел в коксохимию в 2003 году, до этого успел поработать в машиностроении, а начинал с пекарни в городе Угледар. Пахал по 20 часов в сутки. И стремился к большему. Не хочу читать морали. Но это закон: только упорным трудом можно добиться успеха. И еще – постоянно учиться. Новые знания и навыки открывают дорогу к новым возможностям. Лишь малая доля, процентов десять, зависит от удачи, везения. Хотя я считаю себя человеком везучим. Возможно, отчасти и это причина того, что Авдеевский коксохим, которым я руководил с 2012-го, в годы войны остался жив.


Пересидел в убежище обстрел – и сразу наверх


– Расскажите о том времени подробнее.


– Трудное время. Обстрелы. Безнадега. Погибшие сотрудники. Завод ведь оказался на линии фронта. Но люди верили в меня. Мол, если директор рядом, на заводе, значит он что-то знает, и все будет хорошо. На самом деле я знал не больше, чем они. Но понимал, что нужен им – как знамя, как пример. Потому вариант руководить «из бункера» даже не рассматривал. Пересидел в убежище обстрел – и сразу наверх, смотреть, что повреждено. И думать, как восстанавливать. Бывало, идешь – рядом осколки летят. А ты посылаешь ремонтников восстанавливать поврежденные линии электропередач. Для этого нужно согласовывать режим тишины. Хотя какие гарантии… Бои разгорались вновь и вновь. Морально очень тяжело. Пока бригада не вернется, ты не живешь. Ведь это твоя ответственность, ты отправил людей в пекло. Или был случай: начальника транспортного отдела при осмотре железнодорожных путей в плен взяли. Пока не выяснили, что с человеком, пока не спасли – никакого спокойствия. Только мучительное ожидание. Много бед и трудностей было в те годы. Порой было очень страшно. Но я не жалею ни об одном прожитом дне. Главное, что мы вместе пережили эти нелегкие военные будни. Никто не подкачал. Надеюсь, и я их не подвел.


– Какой вы руководитель – добрый или жесткий?


– Я авторитарный демократ. Всегда прислушиваюсь к сотрудникам, могу подискутировать. Но вся демократия – только до момента принятия решения. Затем приходит время контролировать выполнение поставленных задач, и я тогда я жесткий.


– Вы прагматик или романтик?


– Уже прагматик.


– Слово «уже» подразумевает, что так было не всегда…


– Конечно. В моей жизни были походы, песни у костра. Обошел Каракумы, Кавказ, Непал… Человек, который ходит в горы, не может не быть романтиком.


– Назовите самую высокую вершину, которую покорили.


– Это гора Кала-Патхар в Гималаях. Ее высота – 5645 м, и с нее открывается изумительный вид на Эверест. Шел наверх с ребятами, которые до этого уже покорили высочайшую вершину мира. Вообще, считаю, каждый, кто взошел на Эверест, это Личность с большой буквы. Для покорения нужен характер! Знаю нескольких таких людей. Каждый из них – герой, сильный, выносливый, достойный уважения и восхищения. Для меня Эверест – недостижимая мечта. Ведь, чтобы замахнуться на восьмитысячник, нужны годы тренировок. У меня просто нет на это времени.


Мне понятно, в каком направлении нужно действовать


– Сейчас вы депутат, авторитетный политик. Какие проблемы вам кажутся наиболее кричащими? Что, как вы считаете, вам под силу решить?


– Свою работу вижу в двух направлениях. Первое – решение насущных проблем в округе. Об этом мы поговорили достаточно подробно, повторяться не буду. Второе – общегосударственный масштаб. Проблем в стране – масса. Одним из главных вызовов является то, что Украина – воюющая страна. Также много неприятностей принес ковид. Чтобы выстоять, стране нужна крепкая экономика. Не только металлургия или энергетика. Но и машиностроение, и агросектор, и другие отрасли. Поэтому своей задачей вижу активное участие в работе Комитета экономического развития, где мы разрабатываем законопроекты, которые помогут промышленности. Имею большой опыт производственника и мне понятно, в каком направлении нужно действовать. Радует, что в Комитете много грамотных, достойных специалистов. Надеюсь, у нас получится за счет правильных своевременных законов сделать страну сильнее. Ведь сильная экономика – это сильная армия, современная медицина, качественное образование и так далее.


– Ваш рабочий график расписан едва ли не поминутно. Остается ли время на отдых, на семью?


– Да, дел много. Но едва ли мне сейчас труднее, чем во времена работы на Авдеевском коксохиме. Хотя что это я… Даже те трудности, о которых я уже упоминал, не сравнимы с военными тяготами, которые несут наши ребята на передовой. Там – опасность, напряжение. И там – истинные герои. У меня же сейчас хватает времени и на работу, и на семью, которую я с началом войны перевез в Запорожье. А живу я, по сути, на три города: Авдеевка, Запорожье, Киев. Это для меня привычно. Последние 30 лет я постоянно в разъездах.


Дверь за гостями закрывается – жена берет управление у свои руки


– Горцы – народ гостеприимный, общительный, хлебосольный. Любите ли вы застолья?


– Вообще в Дагестане много времени проводить за столом не принято. Ислам долгие посиделки не приветствует, считая это сибаритством. Но это не значит, что я не люблю гостей. Двери моего дома всегда открыты для друзей. И они часто бывают у нас, мы любим общаться с близкими людьми на террасе, откуда открывается живописный вид на реку. Спасибо моей супруге, которая очень гостеприимна и невероятно вкусно готовит.


– А вы сами готовите?


– Раньше мне под силу была только яичница. Но недавно научился готовить плов. И он у меня получается отменный!


– Кто у вас в семье главный?


– Наверно, многим мужчинам хотелось бы услышать от меня, да и самим похвастать: я главный. Но в нашей семье – равноправие. Почему-то все уверены уверены, что на Кавказе командует мужчина, а женщина во всем ему подчиняются. И внешне, для гостей, это так и выглядит. На самом же деле, как только дверь за гостями закрывается, жена берет управление у свои руки. И это правильно. Я очень люблю и уважаю свою супругу Татьяну. Это мой третий брак. И последний!


– Сколько у вас детей?


– Четверо. Старшие сын и дочь – от предыдущего брака. У нас хорошие отношения с бывшей супругой. Мы часто общаемся по телефону и вместе воспитываем детей. Сына жены Татьяны я тоже считаю своим. И у нас шестилетняя дочь, которая радует меня своими успехами. Очень активная девочка. Занимается танцами, языками – английским, французским. Берет уроки рисования и тенниса. Иногда шутим: когда же малышке жить? Где-нибудь в Норвегии нас давно бы уже привлекли к ответственности. Но мы считаем, ребенку полезно такое разностороннее развитие. Пусть осваивает все, а потом сама определится, что ей больше по душе. Вот старший сын, кроме учебы в институте, осваивает еще и китайский язык. Мое дело – дать детям возможность учиться и развиваться. Их задача – приложить свои усилия для того, чтобы добиться достойной жизни. А мне хотелось бы еще одного ребенка, пятого. Мне сейчас 50 лет. Я вполне еще успею подарить государству еще одного гражданина. Вырастить и воспитать достойного украинца.


– Что вам помогает выдерживать напряженный ритм вашей жизни?


– Встречи с людьми. Это, конечно, тяжело – вести прием жителей округа, вникать в их проблемы, искать непростые пути решения. Часть энергии это забирает. Но есть люди, несущие столько позитива, что, пообщавшись с ними, заряжаюсь на месяц. И очень радует, когда удается помочь. Собственно, для этого я и шел во власть.




Наша справка

Муса Сергоевич Магомедов – депутат Верховной рады 9-го созыва от мажоритарного округа № 45 (Донецкая обл.). Окончил Донецкий институт советской торговли, Международный институт менеджмента (г. Киев), Национальный технический университет «Харьковский политехнический институт». Работает в сфере производства с 2003 года. В 2005 году возглавил наблюдательный совет ОАО «Запорожкокс». В 2009 году был назначен генеральным директором «Запорожкокса». С 2012 по 2019 год – генеральный директор крупнейшего в Европе Авдеевского коксохимического завода.