Егор Крутоголов: «Дизель» – это моя точка силы

Соскучились по нашим звездам? Они, артисты, тоже безумно скучают по живым выступлениям и энергии зрительного зала. О том, как звезды переживают нелегкие времена, нам рассказал Егор Крутоголов – актер и художественный руководитель любимого «Дизель Шоу».


– Егор, ну давайте без шуток – как на счет того, чтобы рвануть в политику?


(смеется) Я ведь очень похож на политического деятеля, да? На самом деле я сейчас в тренде, ведь они там, а я по другую сторону баррикады – я их всех теперь играю.


– Так это же начало карьеры! Сейчас популярно начинать с того, что играешь президента, а потом становишься президентом. Егор, можно же начинать с депутатов…


– Мне кажется, это конец. Актерской карьеры точно. Мне задавали уже такие вопросы, причем не только журналисты, а серьезные дяди, которые поняли, что это работает – трансформация популярности в электорат. Мне такие предложения, конечно, льстят, спасибо больше, но мне здесь хорошо. Мое призвание веселить людей, и такой дар дается далеко не каждому. Согласитесь, есть люди, которые хотят это делать, но у них не получается, а они продолжают. Спасибо Создателю, что он меня наградил даром быть смешным. Ведь я делаю жизнь людей лучше и дольше, моя миссия – продлевать смехом жизни людей. Это намного глобальнее и светлее, чем быть президентом.


– А как же деньги? Политики зарабатывают больше, верно?


– Мои деньги намного честнее. Ведь не секрет, зачем сегодня люди идут в большую политику. Думаю, я не смог бы спать спокойно, если бы согласился. Мое убеждение в том, что политика – это большое зло планетарного масштаба.


– Егор и Дизель. Сколько лет этой истории?


– Честно? Конкретно «Дизель Шоу» – это пять лет. А вот Дизель – это все двадцать. Нас изначально было четверо, понаехавших в Киев, – это Михаил Шинкаренко, Александр Бережок, Евгений Гашенко и я. Мы приехали искать свое счастье, и я всегда был убежден, что у нас очень хороший потенциал. Я верил, что мы реально талантливые люди, которым просто нужно найти свою нишу. Мы прошли школу КВН, мы искали, тыкались по разным проектам. У нас были важные навыки благодаря КВН – мы умели работать для телевидения, зная его принципы. Потом пришло понимание, что будучи частью каких-то чужих проектов, мы не оставим собственный след в истории юмора.


– То есть свою нишу вы создали себе сами?


– Да. Мы даже свое место в эфире, а это пятница вечер, придумали. Все ведь хотят в субботу, а мы решили в пятницу и у нас получилось. Вначале нам было страшновато, ведь основное место в нашем шоу принадлежит бытовому юмору, а не политическому, как это было принято. Были большие дебаты с моими партнерами по поводу затрагивания пласта политического юмора. Политика – это всегда много тем. Такое впечатление, что политики стоят с лопатами и специально подкидывают эти поводы для шуток. Казалось бы, беспроигрышный вариант, но я отстаивал свою точку зрения. Конечно, у нас проскакивает политический юмор, но мы стараемся подавать его через социальную тематику.


– И как выяснилось, вы были абсолютно правы – формат шуток «Дизель Шоу» очень заходит зрителю!


– Мы над этим очень много работаем. В том числе используем социальные исследования, опросы. На это уходят большие деньги. Мы хорошо «видим» своего зрителя и понимаем, для кого работаем. Единственное, на что мы не рассчитывали и не ожидали – это огромного количества детей. Дети – это некоммерческая аудитория, говоря словами маркетологов. То есть проектов для детей практически не делается. А мы им «зашли», и у нас растет своя чудесная детская аудитория. И это классно и очень ответственно! Мы начали закладывать в актерскую игру и в юмор понимание того, что нас смотрят юные зрители. Мы любим похулиганить, но тут появились дети (смеется) и мы начали сдерживаться. Так что «Дизель Шоу» – это продукт для семейного просмотра. И мне это особенно приятно, я очень люблю детей и сам дважды папанька. Дети – это самое интересное, что есть в этой жизни.


– Кстати, о детях. На родительские собрания ходите?


– Вот как раз собираюсь. У Левы новая школа, начальную он уже закончил, а Максу пока только годик. Я знаком с директором и учительницей, поскольку мне важно, кто будет влиять на моего ребенка большую часть дня. Они знают фамилию, знают, кто такой Лева и папа Левы. Не могу не похвастаться, но Лева – чемпион Украины по картингу и у него своя серьезная репутация.

Я не могу сказать, что у сына особые привилегии. Первые четыре класса он учился в обычной школе, и, когда у него произошла драка, я просто отвел Леву к классному тренеру по боксу. В пятый класс он пошел в частную школу, потому что она нам удобней, но скажу честно, что она не дорогая, обычная для Киева.


– Хорошо водить машину – это у вас семейное?


– Я большой фанат автоспорта и скорости. Кстати, я когда-то зарабатывал перегонкой машин. Раньше я ездил намного быстрее, но сейчас выбрал путь ответственного водителя. Я стал спокойнее, хотя прошел все этапы вот этой «дорожной ярости». Я люблю людей, по крайней мере до того момента, как они меня разочаруют. А такое на дороге случается практически после первого перекрестка. Но я уже не вступаю в конфликты и споры. Я же понимаю, что у меня заметная машина с нашими фирменными номерами, и я не могу себе позволить нарушать правила. Я забочусь об имидже «Дизелей», а он начинается с каждого из нас. Я как все стою в пробках, стараюсь не нервничать. Это в творческом процессе я вспыльчивый, но на дороге я должен быть образцовым водителем, поскольку являюсь публичной персоной.


– Авария многое изменила?


– Да. Страх появился, честно скажу. Боюсь, например, когда сзади автобус большой подъезжает или фура. Если бы я мог из памяти достать момент аварии и куда-то его деть, так бы и сделал. Но это теперь навсегда со мной.


– Как «Дизель» живет без Марины?


– Она была удивительным человеком. При всей своей актерской мощи и харизме, при ее способности «брать» весь зал целиком, ведь когда Марина «вколачивала болт», то разрывался от смеха весь зал, она очень нервничала перед каждым выступлением. Внутри она всегда оставалась маленькой девочкой, нежной и ранимой. Я сам этого долго не понимал.


Я с радостью вспоминаю время, которое мы провели вместе. Счастлив, что мы все вместе раскрывали ее как актрису, поддержали, давали ей силу и уверенность. Я ей говорил: «Марина, ты дива! Ты прима!» Поэтому когда она боялась и волновалась, а мы все боимся и волнуемся, особенно если это премьера, то поддерживали ее. Мы ведь работаем в стрессе, постоянно нервничаем, и для того и нужна команда, чтобы преодолевать эту нервозность. Я тоже могу перед выступлением сказать, что мне страшно, и я обязательно услышу в ответ слова, которые меня воодушевят. Поэтому и круто быть в команде.

Как работается без Марины? Мы стали закаленными, что ли. Мы прошли через страшную трагедию, через ад. И когда мы собираемся вместе, а нас сейчас 10 человек, то чувствуем силу, новую энергию. Первый концерт без нее был для нас испытанием. Но когда началось, пришло ощущение спокойствия, легкости и уюта. Мы поняли – Марина с нами!


– Тогда многие говорили, что «Дизель» не справится после такой трагедии и коллектив распадется.


– Я знаю. В какой-то момент нам всем было страшно и непонятно. Мы не знали, что и как будет дальше. Но все помнили, что для Марины «Дизель» был смыслом жизни и она точно хотела бы, чтобы он жил. Мы чувствуем ее присутствие на каждом выступлении. Знаем, что она рядом. Особенно чувствуем, когда делаем что-то про нее. Мы посвятили ей песню «Пролетая над нами», и ни одна запись, ни одно ее исполнение не обходится без слез. Там настолько правильные и точные слова, что не покидает ощущение – она сидит где-то в зале, в самом незаметном месте, и наблюдает. Она сделала нас сильнее, это я могу точно сказать.

Сейчас, когда мы выходим на сцену, я чувствую колебания силы джедая. Когда вся «братва» освещена софитами, я понимаю – каждый из нас монстр сцены. Мы так тщательно притирались, подбирались по внутренним качествам и таланту, что получилась супер-«банда». И зрители это чувствуют, ведь они видят работу реально крутой команды. Я даже не знаю, кто может быть нам конкурентом сейчас по силе актерского состава.


– Егор, а лично у вас не было желания уйти из «Дизеля» после аварии?


– Нет, это исключено. Это детище, которое со мной на протяжении стольких лет! «Дизель» – это моя точка силы. Знаете, почему хулиганы ходят толпой, да? Вместе они чувствую мощь. Наша актерская толпа, которая может навалять юмором любому, сильна бандой и я ее часть.


– Чем «Дизель» занят сейчас?


– У нас прошли пять концертов подряд – очень сложно для артиста, ведь это пять разных программ. Сложность еще в том, что это одни из первых живых концертов после карантина. Впервые после полугодового перерыва мы увиделись со зрителями 8 августа в Одессе. Уже тогда стало понятно, что мы безумно скучали, а люди – еще сильнее! Пусть зал и был наполовину полный из-за ограничений, энергетика была, как при аншлаге. Через три недели мы уже стояли на сцене дворца «Украина» с уверенностью, что все будет круто. Хотя это огромный вызов для всей команды, тем более сейчас, когда практически все наши конкуренты ушли в политику и нам приходится самим придумывать себе эти вызовы (смеется). Мы же не можем оставить себя без состязаний, ведь конкуренция развивает. Поэтому чтобы идти вперед, мы соревнуемся сами с собой – и по количеству выступлений, и по сложности материала. Пять концертов – это мегасложный вызов и мы справились.


Работала вся студия, ведь это огромная административная работа – собрать пять залов «Украина» в эти времена. Приходили звезды и спрашивали: «А что, будут зрители?». Три концерта были съемочными и их можно увидеть по ТВ. Так что если будет вторая волна и люди останутся дома, мы будем продолжать всех веселить (смеется).


Юлия Шемякова

Фото предоставлены пресс-службой «Дизель Студио»

Неделя с Аргументами. Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия редакции

© 2021 Еженедельники "Аргументы недели", "События недели"

Обратная связь: