Когда по нраву дурак

В многовековой истории искусства образ дурачка - или шута - чрезвычайно притягателен. Почему же он вызывает симпатии? А если дурак - правитель, то наоборот: он нам зачастую антипатичен?

«...ну а младший был дурак»

Почему же этот образ столь симпатичен? Чтобы выяснить, кто такой дурак, обратимся к истории рождения. Когда рождается первый сын, родители ещё не знают, как воспитывать детей, экспериментируют – на него, обычно, обрушиваются все ожидания – он продолжатель рода, продолжатель семьи и должен реализовать родительские ожидания. Потом появляется второй ребёнок. Первый всегда был солнцем, светом в окошке, появление брата не входило в его картину мира. Начинается битва за внимание, конкуренция, когда каждый пытается отстоять свой способ самоутверждения. Если первый сын успешен в науках, то второй будет стремиться стать успешным в общении, в спорте или в творчестве. В любом случае, ориентация друг на друга всегда остается. А потом появляется третий ребёнок, который, в целом, от конкуренции свободен и выбирает свой путь без оглядки на старших братьев, делает это по зову души. Поэтому часто в сказках Иван-дурак может владеть необычными способностями, например, понимать язык животных. Он кажется дураком своим братьям, потому что действует нестандартно, в отрыве от шаблона, например, когда надо кому-то помочь, то он помогает без раздумий. Эта модель поведения закладывается и в сознании маленьких слушателей или читателей сказок, и симпатия к Ивану-дураку подсознательно сохраняется на всю жизнь.

Это интересно!

А откуда, собственно, прозвище главного героя - дурак? По некоторым версиям, имя с эпитетом «дурак» является именем-оберегом, предотвращающим сглаз. Мол, назовем его дурачком; авось нечистая сила не позарится. По другой версии, «дурак» — это имущественный статус Ивана-дурака. Поскольку он — третий сын, ему не положена доля в наследстве (остается в дураках).

Страсти по Ивану

Один из самых знаменитых не сильно умных Иванушек - герой сказки Ершова «Конек-горбунок». После написания этого произведения на автора и героя посыпался шквал критики. Казалось бы, за что?

Сначала возникли сомнения в личности самого автора. Петр Ершов презентовал «Конька», когда ему было всего 19 лет. Тем не менее, достоинства этой литературной сказки были весьма высоки. Предположения не заставили себя ждать. Возникла проблема, которая жива и сегодня - кто автор «Конька-горбунка»? Ершов или Пушкин?

Мнение

"Периодически приводится аргументация в пользу пушкинского авторства сказки, но она не находит поддержки авторитетных пушкинистов. Скорее всего, "авторство" Пушкина ограничилось только какой-то редакционной работой над стихами Ершова. Сохранились сведения о намерении А.С.Пушкина содействовать Ершову в издании этой сказки с картинками и выпустить ее в свет по возможно дешевой цене в огромном количестве экземпляров для распространения. Но при недостаточных средствах автора и по случаю смерти Пушкина, намерение это не выполнилось. Сам Ершов неоднократно высказывался о том, что своим литературным дебютом он обязан "благородному А.С.Пушкину".

Ольга Батаева,

https://ru.sputnik.md

А при первоначальной печати над текстом, казалось бы, простой сказки, тщательно поработала цензура. И проблема была... Да, в образе Ивана-дурака! Цензура отметила, что в книгах, «назначаемых для чтения простого народа», не должно быть «не только никакого неблагоприятного, но даже и неосторожного прикосновения к православной церкви и установлениям ее, к правительству и ко всем поставленным от него властям и законам». В 1855 году было запрещено печатать очередное издание популярной сказки. Цензурный комитет почти дословно воспроизводит формулировки 1849 года, добавляя: «во многих шуточных сценах приводится имя Божие и употребляется крестное знамение». Оказывается, Иван-дурак был слишком набожен. Да и к царю, как видим, недостаточно почтительно относился.

Казалось бы, изменятся времена, изменятся нравы... Но увы! При революционной власти героя Ершова тоже не слишком жаловали. Вот что писал в 1922 году Л. Жмудский, политредактор ГИЗа:

«Православный (это всюду автором подчеркивается) Иван-дурак наперекор своим умным собратьям становится царем. Но беда в том, что услужливый автор, как националист — ненавистник «басурман» и мечтающий о «святом кресте даже на Луне» (конечно, в образе сказочных достижений), глубоко верует в звезду Ивана-дурака. (...) На с. 42 — даже порнография — царь, «старый хрен», жениться хочет: «Вишь, что старый хрен затеял: хочет жать там, где не сеял! Полно! Лаком больно стал!» На основании вышеизложенного считаю «Конек-Горбунок» к выпуску весьма нежелательным, если не недопустимым».

Сказку не напечатали.

Факт

Дурацкое, нестандартное поведение шута, создавало ему очень яркий образ, многократно находивший отражение в искусстве. Частью традиционного наряда европейского шута был колпак с тремя концами – два из них символизировали ослиные уши, а один – ослиный хвост или, по другой версии, петушиный гребешок. Царские шуты часто облачались в предметы из гороховой соломы, отсюда пошло выражение «шут гороховый».

Король и шут

Глупый герой, так сказать, из народа, все-таки вызывает симпатии слушателя. Сложнее дело с правителями - царями и королями. И если поступки дурака часто ограничиваются делами его собственной жизни, то глупость королей заметнее. И опаснее. Она может стоить жизней тысячам людей. Глупость правителя может привести страну к войне, голоду, и даже к полному уничтожению. А убрать короля с его должности намного сложнее, чем расправиться с Иваном: его-то можно и в темницу посадить, и за тридевять земель послать.

В сказках глупые короли встречаются довольно часто. Они донимают героев идиотскими заданиями, и в конце концов герои занимают их место. В фэнтези и исторических романах глупые короли часто изображаются рядом со злыми королевами, которые ими манипулируют. Хотя глупый король может и не быть дураком по жизни — просто именно к государственным делам он никак не приспособлен. Собственно, это и порождает череду весьма колоритных литературных образов.

Например, эмир в «Повести о Ходже Насреддине». Он все придумывал, как бы увеличить подати и наполнить казну. Поэтому додумался до податей за смех и за слезы. Ходжа, в силу обстоятельств, восхищался этим, говоря, что «подати вызовут слезы, а новые слезы - новую подать». Гениальное решение для наполнения казны!

Нельзя не вспомнить и короля Йагупопа 77 из советской киносказки «Королевство кривых зеркал». У него была просто потрясающая способность проникаться чужими идеями. Правда, советники вовремя напоминали ему, каким образом он попал на трон. И Йагупоп начинал действовать в соответствии с распоряжениями правящей верхушки.

Но непревзойденным мастером в изображении глупых правителей остается, по-моему, Салтыков-Щедрин с его «Историей одного города». Просто без лишних слов. Одни описания градоначальников.

«Клементий, Амадей Мануилович. Вывезен из Италии Бироном, герцогом Курляндским, за искусную стряпню макарон; потом, будучи внезапно произведен в надлежащий чин, прислан градоначальником. Прибыв в Глупов, не только не оставил занятия макаронами, но даже многих усильно к тому принуждал, чем себя и воспрославил. За измену, бит в 1734 году кнутом и, по вырвании ноздрей, сослан в Березов.

Маркиз-де-Санглот, Антон Протасьевич, французский выходец и друг Дидерота. Отличался легкомыслием и любил петь непристойные песни. Летал по воздуху в городском саду и чуть было не улетел совсем, как зацепился фалдами за шпиц и оттуда с превеликим трудом снят. За эту затею уволен в 1772 году, а в следующем же году, не уныв духом, давал представления у Излера на минеральных водах.

Бородавкин, Василиск Семенович. Градоначальничество сие было самое продолжительное и самое блестящее. Предводительствовал в кампании против недоимщиков, причем спалил тридцать-три деревни и с помощью сих мер взыскал недоимок два рубля с полтиною. Ввел в употребление игру ламуш и прованское масло; замостил базарную площадь и засадил березками улицу, ведущую к присутственным местам; вновь ходатайствовал о заведении в Глупове академии, но, получив отказ, построил съезжий дом. Умер в 1798 г., на экзекуции, напутствуемый капитан-исправником.

Ламврокакис, беглый грек, без имени и отчества, и даже без чина, пойманный графом Кириллою Разумовским в Нежине, на базаре. Торговал греческим мылом, губкою и орехами; сверх того, был сторонником классического образования. В 1756 году был найден в постели, заеденный клопами.

Иванов, статский советник, Никодим Осипович. Был столь малого роста, что не мог вмещать пространных законов. Умер в 1819 году от натуги, усиливаясь постичь некоторый сенатский указ».

***

Хотя несмотря на столь большую разницу между иванами-дурачками и глупыми правителями, все Иваны все равно стремятся стать правителями. И это им удается. В результате своих действий дурак получает красавицу-жену и пол-царства (а то и целое) в придачу. На этом все сказки и заканчиваются.

Неделя с Аргументами. Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия редакции

© 2017 Еженедельники "Аргументы недели", "События недели"

Обратная связь: