EI Кравчук: Все будет хорошо

Для артиста Андрея Кравчука, известного зрителю как EI Кравчук, не существует чего-либо невозможного! Он пробует себя в разных жанрах и предстает перед зрителем во всевозможных ипостасях, вызывая восторг и восхищение. А почему бы и нет? Ведь талант не может быть понятием статичным. Хотя, безусловно, творческие эксперименты не обходятся без критики, но негатив всегда остается частью творческой жизни артиста.

Фото для статьи предоставлены пресс-службой артиста

 

Карантин – тяжелое испытание для людей творческих профессий. Отсутствие живого контакта с публикой, ограничения и отсутствие выступлений – это не просто потеря возможности зарабатывать на жизнь, но и реальная изоляция от творчества. Как артисты справляются с новыми испытаниями, какие находят решения – на эти и многие другие вопросы отвечает украинский артист EI Кравчук в эксклюзивном интервью для нашего издания:

 

– Андрей, приставка EL в имени еще фигурирует или время Андрея «электронного» прошло?

 

– Привет всем читателям! Я по-прежнему EL Кравчук. И поскольку это самый задаваемый вопрос, хочу расставить все точки над «І»: псевдоним этот появился задолго до появления певца EL Кравчука. Был в детстве популярный фильм «Приключения Электроника», а я в школьные годы был очень похож на этого персонажа, да и к тому же отлично пел песни из этого фильма, хитом которого была песня «Крылатые качели». Тогда и прицепилось это имя Эл (Электроник). И когда встал вопрос сценического имени, по-моему, Ира Билык предложила использовать детское прозвище. Тем более что его можно было в наступившее время дискотек и рэйв-пати обыгрывать как «электронный». В моем творчестве и сегодня присутствует ностальгическое настроение по моему «электронному» музыкальному прошлому – послушайте песню «Алло», которую написал Михаил Некрасов, и все поймете. Я по-прежнему последний неоромантик (смеется).

 

– Манифест «Нічий» в конце 90-х наделал много шума, что изменилось за это время?

 

– Что изменилось? Да прошло уже двадцать пять лет! Я за это время столько всего перепробовал на творческой ниве: играл в спектаклях, выступал со своими шоу в европейских варьете, снимался в кино, принимал участие в разных арт-перформенсах, творил в разных музыкальных жанрах. Главное, что все эти годы все время учился, совершенствовался как артист и был в постоянном творческом движении.

 

– По-прежнему любите шуметь? Вертинский, Гамлет, а совсем недавно потрясающее шоу «в неглиже» с эпатажными «Хаммерман знищує віруси». Любите творческие эксперименты и провокационные манифесты?

 

– Творческие эксперименты люблю. И это не попытка эпатировать. В каждом эксперименте, на который я соглашался, всегда была идея. Идея, заставляющая соглашаться на эпатаж. Я хорошо помню бурю негодования, которую вызвало мое появление на одной сцене с группой «Хаммерман знищує віруси». И многих взбудоражили только внешние детали. Но мало кто знает, что этот концерт был организован для сбора средств на лечение актеру, больному раком. И мы тогда собрали полный зал и собрали хорошую сумму для человека, нуждающегося в помощи.

 

– Вы стояли у истоков зарождения украинской эстрады и, кажется, повзрослели вместе с ней. Чем отличается шоубиз 90-х от современной сцены?

 

– Украинский шоу-бизнес, конечно, изменился. Появилось и укрепилось много инструментов для популяризации и продвижения своей музыки. А в начале 90-х, если ты попадал в телевизор, то автоматически становился звездой, так как других площадок в общем-то и не было. Но что осталось неизменным как тогда, так и сейчас –  это хорошая музыка и хороший текст: как нынче говорят – качественный контент.

 

– Вам нравится то, что происходит с украинским шоубизом сегодня? У вас есть фавориты?

 

– Мне нравится сегодняшний шоубиз. Мне нравится, что существует высокая конкуренция, и развитие технологий позволяет как подчеркнуть, так и перечеркнуть свои качества. И нужно держать ухо востро! Мне нравится, что зритель снова обратил внимание на украинских исполнителей. Мне нравится сегодняшнее многообразие музыкальных направлений в украинском шоубизе, ведь это значит, что каждый слушатель может найти свою музыку и наслаждаться ею. Мне нравится, что украинские исполнители вновь могут собрать огромные залы, а это говорит о том, что зритель снова поверил в своих.

 

– То, что произошло в мире в связи с пандемией, наверняка оставит глубокий след в истории. То есть наш мир действительно никогда не будет прежним. Какие ваши прогнозы для шоу-бизнеса?

 

– Я не аналитик, мне трудно прогнозировать, так как озвучить прогноз можно, только зная очень много составляющих. Поэтому озвучу личное мнение: до тех пор, пока не разрешат концерты в больших залах, до тех пор, пока не будет понятна история с вирусом, до тех пор, пока не установятся четкие правила проведения мероприятий, говорить о прогнозах – это пустая затея. Думаю, что вновь вернутся корпоративы. Но, учитывая обвал экономики, заказчиков будет не так много, чтоб позволить всей индустрии выйти из кризиса.

 

– Артист на самоизоляции  – как это? Как лично вы переживаете это время и что чувствуете?

 

– Для меня самоизоляция не стала чем-то ужасным. Я люблю проводить время в одиночестве, да и по словам моих друзей многие с удивлением заметили, что проводить время с семьей и родными оказалось даже подарком, которого они были лишены, отдаваясь работе. Главная причина депрессивных мыслей – отсутствие концертов, а значит – невозможность энергообмена со своим зрителем, отсутствие возможности заработать средства на ежедневные человеческие потребности. Но лично я на карантине приступил к работе над новым альбомом. Чем, собственно, и был поглощен все это время.

 

– Давайте представим, что карантин длится полгода. Что делать в это время творческим людям?

 

– Это страшный вопрос. Творческие люди, как и все не творческие, нуждаются в еде, в необходимости оплачивать кредиты, жилье и другие статьи расходов, существующие в каждой украинской семье. Давайте не будем говорить о таких сроках. А то жутковато. Я бы не хотел слышать истории о том, что кто-то продает свои музыкальные инструменты, на которые копил годами, только потому, что его семье нечего есть. Хотелось бы больше историй о том, что написано много новых песен, картин, книг….

 

– Мы много рассуждаем о том, как важен зритель в зале, и вот пришло время, когда артисты вынуждены выступать перед пустым экраном. Как вам новый формат выступлений?

 

– И хорошо, и с грустью. Хорошо, что интернет позволяет артисту прийти в дом к каждому поклоннику. Хорошо, что те, кто дает онлайн-концерты, дают зрителю веру в то, что все наладится. Ну и благодаря онлайн-концертам находятся в хорошей творческой форме.

 

С грустью, потому что действительно той самой энергетики живого зрительного зала нет. А это та самая живительная сила, которая питает нас, артистов, которая вдохновляет на все: на песни, на стихи, на жизнь в принципе! И это ничто не заменит.

 

– Может, это время нам дано, чтобы реально оценить, кто чего стоит?

 

– Да, многие говорят, что это некая «чистка». В моем окружении мало что поменялось. Разве что друзья стали ближе, творческий коллектив единомышленников стал крепче, недоброжелатели растворились в своих проблемах.

 

– Вы на карантине не скучали, верно? Кроме записи новых треков, чем еще можете похвастаться – подтянули английский, выучили китайский?

 

– В начале карантина бездействие очень угнетало. Как говорят – накрывало сильно. А потом научился менять приоритеты и отпустило. Стал изучать современные технологии, потому что раньше не хватало времени. Если честно, то главное достижение – это новые песни!  По новому альбому еще так много работы, что на английский и тем более китайский времени не осталось (смеется). Начал бегать по утрам, еще вот одно достижение.

 

– У вас есть песня и видео «Все буде добре». Обнадеживающе звучит в наше время…

 

– Знаете, год назад, когда вышел этот трек, я совсем не думал, что сегодня он станет неким мотивирующим моментом для моих поклонников. Мне даже карантинные видео присылают под этот трек! И очень приятно, когда под него люди дома находят желание отрываться на полную!

 

– Лично вы из карантина в новый мир планируете выходить с лозунгом «Все буде добре», да?

 

– Конечно, ведь я оптимист. И именно это меня всегда выручало, а порой и спасало в разных ситуациях. Я верю, что у меня и моей творческой команды хватит сил справиться со сложившимися трудностями.

 

– Как именно планируете возвращаться в реальность, какие шаги предпримите?

 

– Как я уже говорил, мы много трудились и  трудимся в студии. Сейчас выпускаем в свет новую песню «Дым твоих сигарет», которую написали композитор Михаил Некрасов и поэт Борис Гринев, планируем снять на нее видео. Еще буду сниматься в сериале и репетировать новую программу, которую планирую представить уже в октябре. Также хочется верить, что все свои идеи представлю «живому» зрителю, а не в формате онлайн. Хотя этот формат в реалиях сегодняшнего дня тоже имеет место. А еще готовлюсь отметить в конце осени двадцатипятилетние своей творческой карьеры! 

 

Давайте будем честными – сложившаяся ситуация подкосила все сферы жизни, все бизнесы, в том числе и шоу-бизнес. Все ищут новые формы работы. В концертной индустрии вообще перспективы не радужные, так как никто не может прогнозировать, когда можно будет собирать зрителей. И это очень печально. Что будет? Квартирник на двадцать человек? Корпоратив на тридцать? Автоконцерты? Одно могу сказать – мир уже не будет прежним, это точно. Я верю, что у меня и моей творческой команды хватит сил справиться со сложившимися трудностями. Так что, как у нас, артистов, говорят – следите за анонсами!

 

 

Share on Facebook
Share on Twitter
Please reload

Please reload

Также вам может быть интересно:

Неделя с Аргументами. Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия редакции

© 2017 Еженедельники "Аргументы недели", "События недели"

Обратная связь: