Я совершенно свободен!

Костя ГНАТЕНКО, украинский поэт и композитор, певец и продюсер, писатель и телеведущий, в презентации не нуждается. Он достаточно ярко проявил себя в шоу-бизнесе и по-прежнему продолжает эпатировать публику смелыми откровениями со сцены.

Чем популярный шоумен занимается сегодня? Вы удивитесь, но Константин Гнатенко — творец не только народных шлягеров, но и автор симпатичной детской книжки. Он продолжает писать песни, которые с удовольствием исполняют звезды украинского шоу-бизнеса. Его уже не так часто можно увидеть по телевизору, но фанаты знают, где можно услышать и увидеть любимого исполнителя.

Интервью с Костей Гнатенко – это своего рода откровение, ведь говорить о своей жизни искренне непросто. Но по-другому он не может. За свое право быть честным он заплатил высокую цену и не о чем не жалеет. Мы хотели побеседовать о творчестве и его персональном месте в украинском шоу-бизе, но получилось больше…

- Костя, спасибо, что согласился поговорить. У меня к тебе первый вопрос – как ты себя сегодня ощущаешь?

- Я – свободный художник. Я себя так сегодня идентифицирую. Да, мне пришлось пожертвовать очень многими вещами, но зато по выходу я получил самую большую ценность, которой может пользоваться человек – свободу. Я совершенно не кокетничаю сейчас, а говорю как есть – я могу жить так, как хочу.

- В нашей стране?

- Да, в нашей стране. Я могу просыпаться, когда хочу. Могу утром не давиться в общественном транспорте. Могу не ходить в магазин АТБ с пакетом этим... Я могу писать, что хочу. Могу работать с теми артистами, которых сам себе выбираю. Могу писать те песни, которые ложатся на душу. Я сумел так выстроить свою жизнь, что совершенно свободен от конъюнктуры. Могу сам руководить собой, своей душой, своим сознанием, своими поступками. Да, это очень большая роскошь и не каждому, наверное, удается. Мне удалось, но почти на шестом десятке (смеется).

- Костя, ну это уверенная победа!

- Это моя внутренняя победа. Иногда я задумываюсь что важнее – сказать нет или согласиться, ведь чтобы отказать смелости нужно больше. Я умею говорить нет.

- Что для тебя общественное мнение?

- Полная чушь! Мне на общественное мнение наплевать вообще. Если человек, который занимается творческой профессией, будет как-то реагировать на общественное мнение, то он не будет свободным. А, по моему глубокому убеждению, творчество подразумевает свободу. Я думаю, творческий человек обязан быть в антагонизме со всеми довлеющими институтами – властью, обществом и так далее. Мораль и нравственность – это такие философские категории и люди ими пользуются, понимая, зачастую, слишком буквально. Трактуют тоже буквально и, в чем я тысячу раз убеждался, с высоты своего собственного плинтуса.

- А как же быть с популярностью?

- Знаешь, популярность и общественное мнение – это совершенно разные вещи. Как плохие мальчики больше нравятся хорошим девочкам, так и люди, позволяющие себе быть самими собой, нравятся и будоражат воображение тех, кто себе такое позволить не может.

- Когда популярность становится самоцелью – это хорошо, как думаешь?

- У меня лично это никогда не было самоцелью, поэтому не могу сказать. Но я всегда знал, что буду известным и что я не такой как все. Моя бабушка считала, что я самый талантливый мальчик. Я очень рано начал писать стихи и что-то сочинять, и моя бабушка и тетя, которая очень сильно повлияла на мое личностное становление, верили, что я гениальный ребенок. Я не был каким-то самодуром, но тешил себя мыслями, что меня будет знать много людей и что я буду популярным.

- Ты сейчас говоришь о здоровых амбициях, которые должны быть у артиста. Советская культура, которой еще много у нас, запрещала артисту выделяться, но реальный шоу-биз всегда доказывал обратное.

- Да, советская культура об этом говорила, но посмотри на пример Людмилы Гурченко. Она же сумела вырваться из этих канонов и стала звездой! Современный шоу-биз – он же не на пустом месте возник, все уже было. Был, например, Махмуд Эсамбаев: если посмотреть его видео, то это же боже мой! Как это могло быть в то время! Посмотрите на его образ, на эту подачу! Но даже изверг из извергов любил его танцы и вот…

- Ну, даже жестокий диктатор не хотел видеть на сцене серость. Все хотят праздник.

- Да, на сцене все должно быть гипертрофированно, иначе это теряет всякий смысл. Так же и в песне – это маленькая комедия или трагедия, и за три минуты там все должно произойти. Я, как автор музыки и текстов, понимаю, что песня – это концентрированный симбиоз жанров, где есть место и драме, и комедии, и трагедии. И все это нужно успеть втиснуть в несколько минут. А еще я люблю, чтобы был сюжет, а не просто набор слов. Вроде пока получается писать осмысленно (улыбается).

- Когда-то Константин Меладзе рассказывал, что он пишет по