Неделя с Аргументами. Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия редакции

© 2017 Еженедельники "Аргументы недели", "События недели"

Обратная связь:

За большой женщиной удобно прятаться!

Увидев Марину на сцене, невозможно было не восхищаться ее талантом и харизмой – Артистка с большой буквы, которая не побоялась сломать стереотипы и громко заявить о себе: да, я такая! Год назад Марина ПОПЛАВСКАЯ, актриса популярного «Дизель-шоу», дала эксклюзивное интервью специально для читателей «Аргументов недели». О сцене, о жизни и маленьких женских хитростях…

 

– Марина, вы из КВН. Каково женщине в таком достаточно мужском деле?

 

– Да нормально. КВН можно назвать образно делом унисекс.

 

– Но у нас в приоритете мужские команды, а «Девчонки из Житомира» – стопроцентно женский коллектив. Были сложности?

 

– Нет, никаких сложностей, никаких проблем. А в команде я вышла в лидеры благодаря своей харизме – совокупности внешнего вида и манерой подачи отбивок (смеется). Со времен КВН у меня образ эдакой «бывалой подруги». Когда-то меня так назвал признанный авторитет в мире ТВ – Михаил Марфин.

 

– А сколько лет вы на сцене?

 

(Смеется.) С прошлого века! В КВНе со студенческих лет – с 1989 года. Наша первая команда – «Виртуозы Житомира». Мы так иронично однажды назвались. Это был женско-мужской коллектив. А в 1997 году мы разделились: ребята стали авторами, а девочки на сцене. Для нас были примером «Девушки из джаза», они тогда уже закончили выступать. Знаете, мы же не думали, что продержимся так долго… Наверное, просто все это нужно очень любить. Иногда спрашивают: почему такая долгая жизнь в КВНе? Наверное, потому, что ты этого хочешь. Потому что нет такой работы, ради которой можно было бы отказаться от КВН.

 

– КВН – это работа?

 

– Да, в том числе и работа. Только сейчас работа – это «Дизель-шоу». И это серьезная работа. Как я однажды вначале сказала: «Дело всей нашей жизни». КВН был делом молодой жизни, «Дизель-шоу» – взрослой, серьезной.

 

– А что представляет собой «Дизель-шоу»?

 

– Это эстрадно-театральное юмористическое шоу. Я могу сказать, что «Дизель» – это шоу о нашей жизни. Чисто украинский продукт. Наш юмор для всей семьи и на все случаи жизни. Мы все ходим по магазинам, ездим в метро, посещаем врачей, добываем какие-то справки. Сюжеты подкидывает нам сама жизнь, и мы все это обыгрываем на сцене. Так что это шоу о жизни. Актеры в «Дизель-шоу» пришли и из КВНа: Егор Крутоголов, Александр Бережок, Евгений Гашенко, Евгений Сморигин, и уже сделали карьеру на ТВ. Яна Глущенко и Олег Иваница – актеры в сериалах, Олег еще и в театре играл. Виктория Булитко играла и в театре, и в кино, и немножко в КВН. Лично я пришла из КВНа. Не было бы КВН, которому я бесконечно благодарна за мой опыт и становление, – не было бы и приглашения в «Дизель-шоу».

 

Главная политика «Дизель Шоу» – это отсутствие политики, как говорит наш шеф-редактор Алексей Бланарь. Хотя наши политики регулярно дают поводы, чтобы писать юмористические номера. Мы не берем политику в глобальном масштабе, мы никогда не говорим о конкретных личностях. Мы говорим о явлениях: явление коррупции, явление взяточничества, бюрократии.

 

– Кто ваш зритель?

 

– Все! От мала до велика. В КВН зрители – это в основном студенты. «Дизель» интересует зрителя от семи и до семидесяти, судя по рейтингам. И восемьдесят – тоже наш возраст. Недавно мне признался один человек, который в силу возраста с трудом передвигался, но в ясном рассудке: он нас любит и регулярно смотрит. Это очень высокая оценка, я считаю.

 

– Вас – в смысле команду или лично Марину Поплавскую?

 

– И так, и так. Но я не очень люблю быть публичной… Хотя знаю, что сие нереально. Ведь мы люди известные. Но приятно, что зритель меня любит.

 

– Ваша роль в «Дизель-шоу»?

 

– Моя любимая роль – «всеукраинская теща»! Мне этот образ очень нравится. Продолжаю воплощать образ «бывалой подруги», роли властной жены, которая постоянно контролирует мужа.

 

– Марина, а почему образ властной супруги или тещи так популярен у нас? Есть мнение по этому поводу?

 

– Конечно есть. Мужчина у нас все-таки главный в зарабатывании денег. Более того, ему проще заработать, чем потом их желать распределить. А как это сделает женщина? Она пойдет по всем инстанциям: детский сад, школа. Кто у нас перед новым учебным годом ходит на школьные базары? В основном мамы. Они знают, сколько нужно заплатить за ремонт школы, садика, как одеть-обеспечить ребенка. В этом у нас традиционно главенствует жена: мужчина зарабатывает, а женщина распределяет.

 

– Ну, вот вы классическая красивая украинская «жіночка», рядом с которой, по классике образов украинской семьи, – маленький щуплый мужчина.

 

– Это же сатира! За большой женщиной удобно прятаться, то есть перекладывать ответственность. Но это образ! Мой любимый персонаж – теща, в номерах, где мы с Сашей Бережком и Викой Булитко играем семью. А недавно впервые играла роль жены Егора Крутоголова – жену-тихоню. В номере мы выдаем замуж нашу дочь – Яну Глущенко. Трудно было, если честно (смеется). В основном в жанре пантомимы работала – играла лицом. «Пересаливала», как говорит в одном из монологов мой любимый актер Роман Андреевич Карцев.

 

– А как вы в быту, тоже играете?

 

– В быту я очень люблю молчать и слушать. Иногда открыть окно и послушать природу, помолчать. Редко такое удается – плотный гастрольный график. Люблю, когда друзья приходят и рассказывают интересные истории. Я идеальный слушатель. Правда, люблю перебивать (смеется).

 

– То есть на сцене вы лидер, а дома не так?

 

– На сцене я даю информацию, а дома я ее получаю. Такой вот баланс.

 

– Марина, ваш зритель изменился с 1989 года?

 

– Знаете, зрителя нужно в себя влюбить. Мне это удалось. Я искренний человек. От меня всегда в зал идет посыл добра. Я люблю зрителя в зале или человека по другую сторону экрана. Человек пришел, купил билет, чтобы посмотреть на меня. Вначале, когда меня мало знали, было по-разному. Но зритель разобрался и полюбил меня такой, какая я есть. Сегодня мне тяжело ждать за кулисами, мне нужно на сцену, чтобы ощутить энергетику зрительного зала и получить свою порцию адреналина. Просто отдать талант людям, чтобы те зарядились позитивом. Зритель предан нам, а мы преданы своему зрителю.

 

– Марина, тяжело ломать стереотипы? Вы украинская звезда, далекая от, скажем так, общепринятых стандартов, хотя мне очень не нравится это определение. Но не секрет, что барышням с 90–60–90 вроде как легче стать звездой.

 

– Ну, вот эти стандарты пришли к нам из мира моды, когда старались экономить на ткани (смеется). Зачем шить из двух метров на одну модель, если можно из этого сшить три платья? Знаете, эти все стереотипы навязаны искусственно. У меня тоже когда-то было много обид и на себя, потому что не принимала себя такой, какая есть. И на людей – за отношение к себе. Но, пообщавшись с умными людьми, изучив литературу, я поняла другое: эту внешность нужно учиться подороже «продавать»! Вспомните Вуди Голдберг, Джанет Джексон, Опру Уинфри – они далеко не худышки! Или моя любимая Жануария из «Рабыни Изауры»! Вы из этого сериала еще кого-нибудь помните? А позитивную огромную Жануарию помнят все.

Я всегда была такой, как сейчас, и если я в этой жизни не отвечаю чьим-то критериям, то, как говорит моя подруга, у них просто нет вкуса (смеется). Хотя открою секрет: за два года похудела на 15 килограммов. И это заметно!

 

– Марина, мне всегда особенно приятно, глядя на вас, видеть успешную идеальную женщину. Просто гордость берет. А комплексов не возникало?

 

– Да, у меня на сцене все идеально: прическа, макияж, одежда. Я могу, конечно, где-то глубоко внутри комплексануть, но я же медийное лицо. А наши женщины пусть не сидят и не сожалеют о своей внешности, а пойдут и сделают моднейшую стрижку, приведут в порядок ручки и ножки, вспомнят, что где-то в загашнике есть парочка симпатичных серебряных украшений или пойдут и купят, как я говорю, ящичек «Пандоры». Пошьют красивый брючный костюм и встанут на каблуки – вот тогда все изменится! Насчет одежды – меня удивляют создатели шоу, где нужно одеть «воробышка» весом в 48 килограммов. Мне сразу хочется позвонить продюсерам этой программы и спросить: а они знают, где можно в Киеве одеть нормальную женщину размера «60 плюс» с головы до ног? Пусть не плачутся женщины от 40 килограммов и далее, что они не могут найти себе наряды. Вот пусть попробуют сходить на шопинг с полной женщиной – одеть ее, поставить, как я говорю, на второй этаж, то есть на платформу или каблуки, подобрать правильное белье… Вот это будет правильная передача!

 

– Марина, а вы на каблуках ходите?

 

– Я ношу обувь на платформе, конечно! Но мне сложно ее подобрать – нет размеров.

 

– То есть в Украине для наших красивых полных женщин мало что производится? Это же дискриминация!

 

– Да, очень мало по сравнению с США. Хоть придумывай свою марку одежды. В общем, все зависит от самой женщины. Мне есть чем поделиться. Знаете, кто самый лучший учитель? Тот, кто пережил все на себе.

 

– Расскажите, а когда вам не смешно, а смешить нужно, что делать?

 

– Мы все живые люди. Нужно искать, как подать шутку. От несмешного до смешного один шаг, как и наоборот.

 

– А существует разная ментальность зрителей? Когда на одну шутку в разных городах реагируют по-разному?

 

– Существует! Во время гастролей это становится понятно. Я думаю, дело в почве и воде (смеемся все).

 

– Марина, а вас ревновали жены к своим мужьям, сидя в зрительном зале?

 

– Может и да, но – нет. Наши зрители – люди с юмором (улыбается). Есть история из зала, подслушанная одним из наших сотрудников. Во время моего выступления, где я играла тещу, один из зрителей неожиданно сказал своей жене: «Зая, да это же как с тебя списано!» Они там долго еще «обменивались любезностями».

 

– Марина, что пожелаете нашим читательницам?

 

– Желаю много-много денег и сил, чтобы любить себя изо всех сил!

 

 

Фото предоставлено пресс-службой студии «Дизель-шоу»

 

Share on Facebook
Share on Twitter
Please reload

Please reload

Также вам может быть интересно: