Я уже взрослая! 14-летняя звездочка готова штурмовать эстрадный олимп

Она очень взрослая и рассудительная. Мне кажется, Вероника – настоящий феномен: талантливая и не по-детски трудолюбивая, целеустремленная и амбициозная. Мы встречаемся в центре Киева, в небольшом кафе, и она рассказывает, что иногда позволяет себе выпить кофе или съесть тортик, хотя понимает, что нельзя. Каждая минута ее дня расписана, впрочем, как и ближайшие годы. Она хочет стать большим артистом, и я уверена, что Вероника КОВАЛЕНКО, ярко проявившая себя на шоу «Голос. Дети», добьется всего задуманного. Знакомьтесь – звездочка украинской эстрады Вероника Коваленко эксклюзивно для читателей «Аргументов недели»!

– Вероника, ты говоришь, что уже взрослая.

– Да, я взрослая.

– Тебе сколько?

– Четырнадцать. Уже даже паспорт есть (смеется). Но возраст ведь не показатель. Мудрость приходит вместе со старостью, но иногда старость приходит одна.

– Но все же есть кто-то, кто принимает важные решения?

– Если это касается семьи, то решения принимает семья. В творчестве – моя команда. А важные для себя решения я могу принять и сама, как, например, о жизненных приоритетах и профессии.

– Что значит «команда»?

– Люди, которые помогают в творчестве. Я стремлюсь стать профессионалом, большим артистом. С такими огромными проектами семья не может справиться сама. Здесь недостаточно много работать и ходить на вокал. Команда занимается поиском и организацией мероприятий, шьет костюмы. Одному можно делать хорошо только одно дело.

– А в школу ты не хочешь ходить?

– Почему же? Я люблю все связанные со школой приключения. Но хожу, когда получается (смеется).

– Ты можешь себе позволить не ходить в школу?

– Знаете, я вообще хотела перевестись на заочное обучение. Я давно определилась со своими целями на будущее, и это сцена. Сейчас я в девятом классе, а потом планирую поступать в эстрадно-цирковое училище.

– В таком возрасте многие школьники все еще мечтают быть космонавтами…

– На самом деле это не так. Сейчас дети уже давно знают, чего хотят, но взрослые отказываются принять этот факт. Я вижу себя на сцене с раннего детства. Просто были разные вариации: примеряла на себя роли акробата, режиссера, танцовщицы, актрисы, ведущей. А два года назад определилась: буду петь, и точка.

– Ты сама это решила или тебе кто-то посоветовал?

– Родители всегда давали мне свободу, воспитывали меня самостоятельной девочкой. Когда я пошла на вокал в семь лет, они не тряслись над этим, как над чем-то суперважным. Я попросила бабушку записать меня в студию. Родители, как всегда, сказали: «Нет проблем. Классно, что ребенок сам хочет развиваться». Потом произошел переломный момент, когда я не занималась ничем. И родители тоже сказали: «Ты самостоятельная девочка, это твой выбор». Часики тикали двенадцатый год, а я сидела на месте. Мне стало не хватать уроков вокала, поняла, что не могу ничего не делать по жизни! Я опять заявила, что буду вокалистом, и теперь стопроцентно.

– Вероника, ты отвечаешь на мои вопросы очень взвешенно. Я же вижу, ты хорошо готова к общению с прессой. Учишься формировать свой имидж?

– Да, я занимаюсь риторикой, чтобы поставить речь, ходила на курсы журналистики.

– Как ты успеваешь?

– Да никак! (Смеется.) Главное – знать, чего ты хочешь от жизни.

– И ты точно знаешь, чего хочешь?