Роми Шнайдер:  Умереть без любви

Она была любимицей немецкой и французской публики, первой любовью Алена Делона и непревзойденной императрицей Сисси, образ которой воплотила на экране. Гениальная актриса и одна из красивейших женщин своего времени Роми Шнайдер оставила после себя десятки замечательных кинофильмов и звездный шлейф женщины с блистательной и трагической судьбой.

Немеркнущий образ

Современники восхищались безмерным талантом и привлекательностью Роми Шнайдер. С дымящейся сигаретой в длинных пальцах она умела пробуждать в представителях сильного пола самые фривольные желания, одновременно оставаясь неприступной. Предпочитая в повседневной жизни брючные костюмы и скромные шапочки, на многочисленных встречах и приемах она блистала в бриллиантах и изысканных туалетах от своей подруги Коко Шанель.

Сегодня сложно встретить актрису, необычная и в то же время очаровывающая внешность которой многим не давала бы покоя. «Ее лицо излучало свет, а взгляд словно прожигал лазером. Никогда – ни до, ни после – ни у одной женщины я не видел таких пронзительных, ясных, горящих глаз. Она поднялась над повседневностью, и, видя ее на экране, мы ощущали присутствие другого, лучшего мира», – рассказывал о ней французский режиссер-постановщик Клод Соте.

Сама же актриса признавалась: «В кино я могу всё. В реальной же жизни у меня не получается ничего». Любимица кинематографа, она так и осталась падчерицей жизни. И если волшебный мир кино одаривал Роми славой, популярностью, богатством, то жизнь оставляла ее без родных людей, денег и спокойствия, обрекая на одиночество, тягостные мучения и серьезные недуги.

Подняв Шнайдер на кинематографический олимп, сделав божеством и кумиром толпы, жизнь немилосердно оттолкнула, вырвала из ее рук элементарное женское счастье, так и не дав ей насладиться им сполна. Роми безжалостно травили в прессе – за то, что еще совсем юной она сбежала в Париж к «смазливому французику» Алену Делону, и за то, что ее первый супруг Гарри Майен свел счеты с жизнью с помощью ее шейного платка.

И даже за то, что в последние годы, так и не сумев справиться со свалившимися на нее бедами и невыносимой болью, она довольно часто стала прикладываться к бутылке и выкуривать по три пачки сигарет в день. А начиналось все когда-то словно в сказке о прелестной белокурой принцессе с ясными глазами, перед таинственной красой которой невозможно было устоять.

Белокурый ангел Германии

Обворожительная малышка Розмари Магдалена Альбах-Ретти, а именно так звучит истинное имя удивительной актрисы, появилась на свет 23 сентября 1938 года в Вене в довольно состоятельной семье знаменитого венского плейбоя, аристократа и актера Вольфганга Альбах-Ретти и одной из самых популярных актрис немецкого и австрийского кино того времени Магды Шнайдер. Впрочем, когда девочке едва исполнилось четыре года, родители, оформившие на тот момент развод, отправили ее вместе с младшим братом в баварскую деревушку на попечение дедушки с бабушкой.

Когда же Роми немного повзрослела, ее определили в монастырскую школу-интернат в Эльсбетене. В дальнейшем одна из монахинь-воспитательниц в интервью французским журналистам рассказала, что отец никогда не навещал свою дочь, да и мать Шнайдер приезжала к ней всего лишь пару раз.

Зато когда Магде предложили сниматься в мелодраме «Когда цветет белая сирень», она, вспомнив о 15-летней Роми, выхлопотала для нее роль дочери главной героини. Дебют оказался настолько удачным, что о талантливой девушке не только заговорили, но и стали наперебой предлагать новые роли. Однако истинным прорывом для начинающей актрисы стала роль австрийской императрицы Сисси в киносаге о супруге Франца Иосифа.

После съемок в этой исторической трилогии немцы нарекли юную Шнайдер «белокурым ангелом» и «невестой Германии», а также безоговорочно закрепили за Роми титул одной из наиболее популярных актрис в немецкоязычной Европе. В одночасье на девушку обрушилась лавина писем с многочисленными предложениями руки и сердца, а личный счет в банке превратил ее в самую завидную невесту в мире.

Австрийская булочка и парижский плейбой

В 1958 году, желая уйти от образа королевы и даже не представляя, насколько судьбоносной станет эта поездка, двадцатилетняя актриса, сопровождаемая матерью, отправилась во французскую столицу, где ее ждала новая роль в фильме «Кристина». Первым, кто встретил восходящую кинозвезду у трапа самолета на парижской земле, оказался ее будущий партнер по картине – практически никому не известный в то время актер Ален Делон.

Сначала молодые люди совершенно не понравились друг другу. Бесцеремонный Делон не упускал случая прилюдно посмеяться над доверчивой провинциалкой, не умевшей даже целоваться, называя ее при всех надутой немецкой гусыней. Она же в свою очередь, вынужденная защищаться, искренне считала его самодовольным французским нахалом.

Между тем, изображая любовь на съемочной площадке, молодые актеры даже не заметили, как их игра незаметно переросла в страстный и красивый роман, в ходе которого Роми переехала в маленькую квартирку возлюбленного, несмотря на протесты матери. Единственное, что удалось фрау Шнайдер, так это заставить Делона придать роману законную форму и сделать ее дочери официальное предложение.

Тем не менее мировая пресса все равно окрестила этот союз мезальянсом. Да и сам Ален, съедаемый мужской гордыней, не желал мириться с ролью второй скрипки. Ведя беспорядочный образ жизни и публично осуждая свою невесту, он высмеивал ее мещанские взгляды и мечты об уютном доме и детишках. А она беспрекословно принимала и прощала его загулы и измены, вызывая тем самым еще большее его недовольство.

Доходило до того, что зачастую в ходе возникающих размолвок, не слишком выбирая слова, Делон сначала опускался до рукоприкладства, а затем, пугаясь содеянного, стыдливо молил о прощении. «В ней всегда жили два существа: нежная, беззащитная куколка и до тошноты добропорядочная немецкая фрау. Первую я обожал, вторую – ненавидел», – признался он как-то в интервью.