Как мы стали спасателями (история одного дрессировочного лагеря)

Скажу сразу: настоящими спасателями на воде – профессиональными, в самом что ни на есть серьезном смысле этого слова – мы с моим лабрадором не стали. Не вытаскивали из глубоких горных ручьев орущих младенцев; не помогали отбившимся от берега рыбакам; не бросались героически к тонущему судну… Даже городские пляжи не патрулировали. Может быть, пока.

Мы всего лишь с головой окунулись в увлекательный вид спорта – ССВ: служба спасения на водах.

Посвящается Юрию Малеву,

судье и тренеру по ССВ,

который вдохновил

на занятия этим видом спорта,

и Гульнаре Марковой,

не менее судье и тренеру по ССВ,

которая не позволяет

этому вдохновению иссякнуть.

1

Сначала мы ехали. Мы – это я с моим сыном, пятилетним Максом, да моя знакомая - Наташа, которая не так давно научилась крепко держать руль своего «Фольксвагена». И две чудесных собаки, ради которых, собственно, и была затеяна поездка в дрессировочный лагерь. Одна - моя шоколадная округлая лабрадор Брэда, постоянно находящаяся в стадии «не мешало бы скинуть пару кило»; другая – белая, чуть угловатая, стремительная швейцарская овчарка Криста, телосложение которой намекало, что ей эта пара кило точно не помешает. Словом, парочка еще та. Решение сделать из собак настоящих спасателей на воде было незыблемым; и посему, впихнув в авто все, что свободно могло бы разместиться в небольшом автобусе, мы покатили.

Как меня угораздило заняться ССВ – ума не приложу. Нет, начиналось все довольно прозаично: дочка упорно выпрашивала собаку. Лабрадора. Потому что жизнь без собаки просто напрасна. И она готова на любые подвиги ради четвероногого друга. Уже тогда, слыша столь горячие обещания заботиться о животном, я чувствовала подвох.

Собаку взяли в начале лета, и дочь целый месяц исправно уделяла ей внимание. А в сентябре и случилось то самое: школа, тренировки в бассейне, кино по выходным… И осталась я с лабрадором один на один. Не скажу, что это было для меня совершеннейшей неожиданностью. В глубине души я понимала, что именно этим приобретение собаки и закончится – пара просительных глаз появится перед холодильником. Но я-то мама не промах! К такому случаю у меня уже была подготовлена стратегия. Нужно просто выдрессировать собаку таким образом, чтобы Маше стало интересно общество пса – и все! Гениально!

Но чем же заняться? Охота не подходила нам по мировоззрению, а аджилити – по фигуре. А вот спасение на воде – самое то! Дочка будет в восторге!

Через год я, потрясая перед Машей гидрокостюмом и выигранными кубками, возмущенно говорила: «Ты посмотри, до чего ты мать довела? Болтаюсь в холодной воде, езжу черт знает куда в дрессировочные лагеря! А ты? ». Маша понимающе кивала, но интереса и инициативы не проявляла. А я, что называется, влипла в это дело намертво. И вот ехала туда в очередной раз….

Автомобиль глотал километры. За окном то выплясывали деревья, то лениво тянулись заливные луга, изредка передернутые блестящими лентами рек. Небо свисало бездонно-голубой чашей, в которой причудливо парили облака. Час, второй, третий…. Красота природы постепенно меркла перед затекшими ногами. Брэда роняла на меня тяжелую слюну, Криста норовила зацепить лапой коробку передач. Максим импровизировал песни на тему окружающего мира. Желание прибыть на место поскорее усиливалось с каждой минутой.

И вот уже все быстрее замелькали сосны, а колеса ощутили пыль проселочной дороги. Указатели заманивали нас все дальше в места неприхотливого отдыха на реке. Поворот, еще один…

- Скажите, а с собаками на вашей базе останавливаются?

- Да, на нашей! Проезжайте!

Наш домик представлял собой уникальный шедевр архитектуры советского периода. Исправные прорези окон с выкрашенными белой пузырившейся краской рамами искусно дополняли стремительно рвавшуюся вверх жестяную крышу. Чуть покосившиеся деревянные ступени крыльца подпирали тонкую, почти невесомую, дверь. Зеленые с голубым наружные стены символизировали умиротворение и полное слияние с природой.

Внутри двухэтажный фанерный особняк был почти сплошь заставлен кроватями с некогда упругими матрасами и пышными подушками. На второй этаж вела узкая лестница, вдоль которой были наклеены обои с претензией на роскошь. Правда, уже изрядно выцветшие и потертые. Апартаменты под крышей украшало трюмо с тусклыми испуганными зеркалами, которые только приумножали и без того значи