Неделя с Аргументами. Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия редакции

© 2017 Еженедельники "Аргументы недели", "События недели"

Обратная связь:

Самоубийства на продажу

С развитием медицины, которая существенно продлевает жизнь и улучшает ее качество, человечество подошло к вопросу гуманности. Человечно ли это – поддерживать жизнь больному, который от бессилия медицины терпит невероятные страдания? В некоторых случаях смерть является лучшим лекарством. 

 

 

Сотни лет врачи спорят о том, возможна ли эвтаназия. Главная задача медика – облегчить страдания больного, и это долг каждого врача, о чем сказано в клятве Гиппократа. Но если единственный способ избавить от мучений – это дать смертельное лекарство, может ли спасающий жизнь забрать ее? Или должен он предоставить такую возможность самому больному? Давайте узнаем, что такое эвтаназия, где и как ее делают и что такое будка самоубийств, которую изобрел врач Филип Ничке. 

 

Филип Ничке – самый гуманный человек на планете

На последней выставке похоронных услуг, которая регулярно проходит в Амстердаме, была представлена диковинка, совершенно несвойственная специфике индустрии. Посетителям была продемонстрирована «будка самоубийств», разработанная австралийцем Филипом Ничке – человеком, потратившим почти 20 лет на отстаивание права человека на эвтаназию. Он не только отстаивает это право на законодательном уровне, но и создает возможности гуманного и безболезненного ухода из жизни. 
 

Кстати, Австралия – одна из первых стран, разрешившая в 1996 году эту процедуру. Правда, буквально через год по различным причинам ее здесь запретили. 


Эвтаназия (это слово переводится как «хорошая смерть») – это практика прекращения жизни человека, страдающего неизлечимым заболеванием, испытывающего невыносимые страдания. Долгое время эвтаназией называли процедуру гуманного усыпления животных, но, как уже говорилось, о подобном давно велись споры относительно применения к человеку. 

 

Виды эвтаназии

 

Существует два вида эвтаназии – пассивный и активный. К пассивному виду относят достаточно распространенное на сегодняшний день отношение к больному – сознательный отказ от спасительной терапии по просьбе пациента или ближайших родственников.

 

Хоть это и звучит пугающе, но больному достаточно подписать отказ от реанимации, чтобы это уже считалось пассивной эвтаназией. И если медиками принимается решения отключить пациента от систем жизнеобеспечения, а родственники (если они есть) дают согласие, то это тоже пример пассивного вида этой процедуры. 


Не все так однозначно с активной эвтаназией, когда врач предоставляет право больному на самоубийство с его помощью. И именно активная эвтаназия является спорным вопросом во многих странах. И это дело не только гуманности, но и уголовной ответственности. По сути, врач совершает убийство с точки зрения закона, хотя он совершает свой долг, облегчая страдания. Выполняя долг, тем не менее, он нарушает клятву Гиппократа, гласящую буквально: «Я не дам никому просимого у меня смертельного средства и не покажу пути для подобного замысла».
 

В Советском Союзе право на легкую смерть обсуждалось так же горячо, как и на Западе. В своей книге специалисты по этике советские ученные А. А. Гусейнов и Р. Г. Апресян привели ряд общих аргументов за и против эвтаназии, касающихся ее принципиальной допустимости или недопустимости. 


За: 


1. Жизнь есть благо только тогда, когда в целом удовольствия превалируют над страданиями, положительные эмоции – над отрицательными.


2. Жизнь можно считать благом до тех пор, пока она имеет человеческую форму, существует в поле культуры, нравственных отношений и разумности.


3. Поддержание жизни на стадии умирания требует больших финансовых затрат.


Против:


1. Осуществляется выбор не между жизнью-страданием и жизнью-благом, а между жизнью в форме страдания и отсутствием жизни в какой бы то ни было форме.


2. В рамках мировоззрения, признающего жизнь высшим благом, эвтаназия недопустима.


3. Этот аргумент следует принимать во внимание в пределах практических решений, но нельзя, когда идет речь о нравственном оправдании самого акта эвтаназии.

 

Где можно и сколько стоит 

 

Эвтаназия в том или ином виде разрешена в Бельгии, Голландии, Люксембурге, а также американских штатах Орегон, Вермонт и Вашингтон. Пока что только Швейцария отличается наиболее либеральными законами, разрешающими даже иностранцам уйти из жизни с легкостью. Цена вопроса – около 4 тысяч евро. 

 

Право на смерть 

 

Вернемся в Амстердам, где Филип Ничке продемонстрировал похоронщикам свое новое изобретение – будку самоубийств. 
Идею легкого ухода из жизни врач Ничке вынашивал еще с 1996 года, когда под давлением политика Маршала Перрона Австралия приняла закон о возможности добровольного ухода из жизни. Он сказал: «Через пару десятилетий жизнь почти любого человека можно будет поддерживать до бесконечности.

 

Смерть все чаще будет наступать только в том случае, когда кто-то решает, что пора умереть». Филипу эта мысль показалась здравой, и он сказал: «Я считал, что в случае смертельной болезни у меня должна быть возможность выбрать смерть. Это просто здравый смысл». Он, заручившись поддержкой коллег, сделал официальное заявление как врач в поддержку нового закона. 

 

Машина спасения 

 

Кроме этого, Филип Ничке придумал механизм, обеспечивающий абсолютную добровольность и соблюдение законности. Вместе со своим приятелем-инженером, они приспособили устройство для введения смертельного препарата к ноутбуку. Смысл состоял в том, что больной человек практически сам вводил себе препарат, отвечая на вопросы, выводимые на интерфейс компьютера. Вопросы были простые, вроде «добровольно ли вы это делаете?» и все в таком же духе. При положительных ответах устройство срабатывало, и пациент получал смертельную дозу. Прибор назвали машиной спасения. 


Через три месяца после создания у машины спасения появился первый «клиент». Боб Дент, заболевший раком простаты в 61 год, пять лет страдал от мучительных болей. Его последние годы были адом, и единственное, чего хотел мужчина, это уйти на тот свет с достоинством. Когда приняли закон об эвтаназии, Боб посчитал это шансом для себя и обратился за помощью к «машине спасения». 
 

Он позвонил Ничке и попросил приехать к нему домой с прибором. Сделав сэндвичи, они сели смотреть матч по телевизору. Филип вспоминает, что не мог есть и страшно нервничал, когда Боб был совершенно спокоен. После трансляции Боб Дент попросил начать. 
 

Филип ввел иглу в руку Боба и включил ноутбук. Появилась первая надпись: «На последнем экране вам будет введена смертельная доза лекарственного препарата, и вы умрете. Осознаете ли вы это?» Дент сам нажал кнопку «Да». Затем следующий вопрос: «Понимаете ли вы, что если продолжите и нажмете кнопку «Да» на следующем экране, то умрете?»

 

Естественно, тот согласился и увидел последнее: «Через 15 секунд вам будет сделана смертельная инъекция». Согласившись с последним, устройство заработало, и препарат попал в вену Боба, а еще через минуту тот умер. 


«Это был первый случай, когда человек легально покончил с собой, – прокомментировал позже Ничке. – В тот момент было ощущение, что здесь творится история». В течение года, когда в Австралии действовал закон об эвтаназии, Ничке помог еще троим пациентам уйти на тот свет с легкостью. 

 

Будка самоубийств

 

После запрета ученый уже не мог остановиться и продолжил свою борьбу за право каждого человека уйти из этой жизни достойно. Он продолжил изобретать машины, позволяющие сделать это легко. 
После экспериментов с лекарствами он обратился к идее использования азота.

 

И машина, представленная на выставке в Амстердаме в апреле 2018 года, которую он назвал будкой самоубийств, представляет собой капсулу футуристического вида с газовыми баллонами, где пациент, добровольно нажав на кнопку, получает смертельную дозу газа. Такая смерть считается безболезненной – сначала легкое головокружение, а затем потеря сознания. 

 

Жизнь после смерти 

 

У доктора Ничке часто спрашивают, не мучает ли его совесть. Он отвечает: «Когда лично участвуешь в убийстве человека, даже если он сам этого хочет, и все законно, это влечет странный эффект. В моем случае возникает отчаянное желание сделать что-то жизнеутверждающее. Как будто нужно доказать самому себе, что умер кто-то другой». По его словам, присутствовать в момент ухода другого человека – это сродни наркотику, поскольку это ощущение хочется испытывать снова и снова. 


Нужно ли говорить, что изобретателя «машины спасения» не очень любят и мало жалуют в научном мире. Его часто обвиняют в нарушении врачебной этики и даже вынудили публично отказаться от лицензии врача. Но Филипа такие мелочи не останавливают. Более того, ему уже 70 лет, и он часто думает о смерти, о чем пишет на своей странице в «Фэйсбуке». К слову, у него много подписчиков и друзей, а его странички в соцсетях отличаются удивительной жизнерадостностью.

 
Уйти из жизни Филип Ничке планирует тихо и тогда, когда сам посчитает нужным. Для этого у него припасен препарат, который 20 лет тому назад помог уйти с легкостью Бобу Денту. Он не хочет похорон, предпочитая оставить свое тело на растерзание диким животным. Ну что ж, это его законное право… 


 

Share on Facebook
Share on Twitter
Please reload

Please reload

Также вам может быть интересно: