Феликс Шиндер: Одессит – это национальность!

А у нас для вас немного Одессы! Вокалист народного музыкального кооператива «Деньги вперед», играющего на свадьбах, корпоративах, фестивалях и концертах, согласился сказать нам пару слов за жизнь, за фестиваль клезмерской музыки в Киеве и за Одессу. Не проходите мимо и знакомьтесь: Феликс ШИНДЕР, одессит, музыкант, любимец публики и просто хороший человек, – специально для «Аргументов недели»!

– Феликс, ты одессит?

– Я одессит, конечно.

– Коренной, не понаехавший?

– Коренной. Не понаехавший. Родился и вырос в районе Черемушки – это хрущевки, такие пятиэтажные дома, где дети тусуются вокруг гаражей и школы, а сама школа находится в ста метрах от дома.

– И где ты больше времени проводил – в школе или за гаражами?

– Школу я вообще терпеть не мог и сейчас не люблю. И я не считаю ее каким-то важным местом в нашей системе образования.

– Что мама говорила по этому поводу?

– А мама у меня очень интеллигентная женщина, она никогда насильно меня никуда не пихала. Она очень мудрая и всегда соблюдала грань моей личной свободы.

– Думаю, тебе сильно повезло.

– Да, я очень этим доволен. Если бы я жил с отцом, а он очень прагматичный человек, вырос бы каким-нибудь третьим помощником юриста, а ну его в баню! Хорошо, что я жил с мамой.

– Чем ты занимался до «Денег вперед»?

– Я, окончив девять классов, принялся путешествовать автостопом и влюбился в дорогу, в природу и в свободу. И это сформировало меня как личность. Я начал петь песни, у меня была такая хипповая банда. Я ездил, тусовался, пел за коньячок и пиво, а потом – аж за две тысячи гривен!

– Первый шикарный заработок?

– Нет, это рост коллектива! Девять лет назад то был минимум, который давали музыкантам в любом андеграунде. Если собираешь пятьдесят человек на свою команду, то тебе платили такую сумму.

– И вам две тысячи гривен платили за какие песни? За одесский шансон?

– Нет, это была регги-рок-н-ролл группа, которая чествовала хипповый свободный дух. Кстати, команда была очень активной и участвовала во многих фестивалях, которых сейчас, увы, нет.

– Выходит, ты бродяга по жизни?

– Да.

– Признавайся, это же, наверное, не так весело и романтично с бытовой точки зрения?

– Это очень весело! Мне тридцать лет, и последние пятнадцать из них, как начал ездить, я собираю свой райский быт по кусочкам. И это у меня получается, меня все очень устраивает. Я сейчас живу в палатке на Скалодроме в самом центре Одессы, на пляже.

– И при этом у тебя есть менеджер, который тебя всегда находит?

– И менеджер, и место для репетиций.

– Знаешь, ты очень неплохо выглядишь для человека, живущего в палатке на пляже.

– А я поэтому так неплохо и выгляжу, что живу в палатке. У меня хорошо обустроенный быт. Приезжай ко мне в гости, я тебе все покажу и научу жить в раю.

– Знаешь, а ведь приеду. В нашей стране умение жить в палатке на пляже очень ценно.

– Договорились.

– Как появились «Деньги вперед»? Это же немножко другое, чем регги.

– Я написал песню «Одесская», это моя авторская. И она вдруг начала резонировать. А потом я спел «Лимончики», еще что-то такое, и мне так понравилось! Я к этому моменту перестал хипповать так сильно, как раньше, у меня немного поменялось отношение к материальным благам. Захотелось своей музыки, той, которую хорошо понимаю. Песен, слов и оборотов, в которых есть частица меня. Пересмотрел свою биографию и, исходя из того, что я начал петь, понял, что имею на это полное право. Я вырос не то чтобы в нееврейской семье, но у нас же на постсоветском пространстве было принято открещиваться от своих еврейских корней, менять фамилии, чтобы куда-то поступить или еще что. А у меня нормальная такая биография: чтобы петь одесские песни, я жил в Израиле, вернулся, торговал на седьмом километре. И шить умею.

– У тебя тоже есть еще фамилия в запасе?

– Да, есть фамилия Морозов. Но я не считаю, что я Морозов. Мне эта фамилия случайно досталась. Я Феликс Шиндер.

– «Деньги вперед» – такое название наверняка не просто так нарисовалось, верно?

– Есть в Одессе на пляже один ресторан, где мы на заре нашего коллектива, а это четыре года назад, сыграли, и там нас кинули на деньги. И мы решили, что мы из группы «ХайВэй», которой тогда являлись, с