Алена Романовская: Данилко убрал у меня все комплексы!

Первый раз с Веркой Сердючкой Алена РОМАНОВСКАЯ выступила на конкурсе «Евровидение» в 2007 году, где они просто взорвали зал своим выступлением. Сердючка и две украинские красавицы, женщины, которым есть что предъявить обществу: жгучая брюнетка и ослепительная блондинка, – они стали сенсацией «Евровидения».

Фото из личного архива Алены Романовской

Брюнетка Алена Романовская – бэк-вокалистка Андрея Данилко, певица с роскошным голосом и формами, сегодня готова рассказать о работе с Веркой Сердючкой, о сольной карьере и о своем участии в проекте «Х-фактор».

– Алена, с тобой вообще интересная история – тебя, как мне кажется, все видели и все слышали, но о тебе очень мало знают при этом.

– Да, я нигде не свечусь и мало с кем общаюсь.

– Пора рассказать о себе?

– Да, поэтому я здесь и разговариваю с тобой.

– Отлично! Рассказывай – ты певица, шоувумен, да?

– Юля, прежде всего я женщина. Человек, в конце концов.

– О, я бы добавила – очень красивая женщина.

– Спасибо (смеется). Как меня можно охарактеризовать в плане творчества? Я – женщина, которая поет. Женщина, которая любит мир и жизнь, которая общается со светлыми людьми, которая открыта этому миру. Я очень люблю петь и не люблю говорить, что это моя работа. Я очень люблю свою дочь, своих собак и кошек – у меня две овчарки и три кошки. Ты сказала шоувумен? Это тоже. Но своей основной работой я считаю, конечно, театр Андрея Данилко. Эта привязка творчески-дружеская, потому что Андрей для меня очень близкий человек. На самом деле меня одним словом очень трудно охарактеризовать – или актриса, или бэк-вокалистка, или шоувумен. Я на самом деле все! Я хороший исполнитель и особенно хороша при талантливом режиссере. Я даже стоять в стороне умею красиво (смеется).

– Алена, ты откуда родом?

– Я родилась во Львове, чудесном древнем городе. Я пропитана средневековой энергетикой старого Львова. Помнишь, где «Трех мушкетеров» снимали? Это мои любимые улочки.

– Когда уехала?

– Давно. Но образование получала во Львове, окончила музыкально-педагогический.

– Теоретически ты могла быть преподавателем музыки?

– Да! У меня в дипломе написано «педагог начальных классов и детского сада».

– Работала по специальности?

– Нет. Только когда практику проходила в детском лагере.

– Как попала на сцену?

– У меня родители музыканты. Мама – пианистка, двадцать лет проработала во Львовской консерватории, а отец – прекрасный баянист. Я всю жизнь видела их на сцене, и для меня это место совершенно родное.

– И когда ты впервые на нее ступила?

– В детском садике. Но я не пела, а танцевала. Я вообще всю жизнь танцевать хотела и, если бы была более изящная фигура, была бы балериной. А так стала вокалисткой, но благодаря театру Андрея Данилко у меня есть возможность петь и танцевать на сцене (смеется). На самом деле это единственное место, где мне разрешают танцевать на бэк-вокале (смеется). Просто там, где я пела раньше (Тая Повалий, Ирина Билык), мне не разрешали много двигаться, чтобы не привлекать внимания. А вообще сцена – это допинг. Если ты один раз почувствовал этот драйв и обмен энергией со зрителем, ты без этого уже не сможешь.

– Давай на секундочку вернемся назад: ты закончила учиться и сразу уехала покорять столицу?

– Нет. Я во Львове еще пела везде, где можно: в хоре, в ресторанах, по клубам и даже в опере. А потом приехала покорять Киев. У меня была программа, причем цыганская, и звали меня Симона. Я пришла устраиваться на работу в клуб «Голливуд», где тогда было шоу и работал Дима Оскин. Меня взяли. Там еще пела Женя Власова.

– Платили хорошо?

– Я работала два раза в неделю, и мне платили 50 долларов за вечер. Двадцать лет назад это были большие деньги. Это была моя первая киевская сцена. Потом меня нашли продюсеры Иры Билык и пригласили работать к ней на бэк-вокал.

– Как твой голос называется?

– У меня меццо-сопрано, но с большим диапазоном. Бэк-вокал мне хорошо технику голоса натренировал.

– Алена, если откровенно, бэк-вокал – это же не соло. Психологически тяжело стоять сзади?

– Знаешь, я к этому пришла через психологическую работу над собой. Я в шоу была примой, а у Иры нужно было уйти в тень. Представляешь, мне 26 лет, много амбиций, но я снимала квартиру, и нужны были деньги. А меня сразу взяли на тур! Это хорошие деньги и постоянная работа, и я сразу согласилась. К тому же я все равно параллельно писала свои песни и записывалась. Сначала было непросто, тем более что друзья подшучивали. Но я же понимала, что Ира к тому моменту добилась успеха, она заслуженная прима. Моя миссия – помогать ей петь, это моя работа. Я приглушила все свои амбиции, но скажу откровенно, они были.

– Знаешь, это очень честно по отношению к себе, в первую очередь, признать ситуацию и хорошо делать свою работу. Это непросто.

– Я научилась распределять свою жизнь: вот в этом месте я солистка, а в этом – бэк-вокал.

– Расскажи, а поклонники были, когда ты на бэк-вокале стояла?

– Всегда были. Я вообще поклонниками никогда не была обделена (смеется).