Неделя с Аргументами. Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия редакции

© 2017 Еженедельники "Аргументы недели", "События недели"

Обратная связь:

Эдуард Мане: успех и скандалы

В истории искусства можно сосчитать совершенно незначительное количество революций, аналогичных той, которую осуществил он – с его появлением время поделилось на «до Мане» и «после Мане».

 

Наперекор семье

 

Один из наиболее выдающихся художников Франции, Эдуард Мане, появился на свет 23 января 1832 года в семье Огюста Мане, руководителя департамента при Министерстве юстиции, и дочери дипломата, урожденной Фурнье. Никто из домочадцев даже не мог и предположить, что первенец и гордость отца Эдуард категорически откажется продолжить семейное дело, предпочтя солидной и уважаемой профессии неблаговидное ремесло живописца с весьма смутными перспективами.
 

Однако непосредственно Эдуарду Мане было предначертано стать одним из основоположников импрессионизма, сформировать абсолютно новую эстетическую шкалу ценностей, видоизменив всемирное изобразительное искусство. При этом решающую роль в судьбе будущего великого живописца сыграл его дядя Фурнье – собственно, он и стал опорой для юноши, безответственно относившегося к учебе в элитных учебных заведениях Парижа, но заметно оживавшего, когда разговор заходил об искусстве.
 

Благодаря стараниям дяди, юноша проводил несчетное количество времени гуляя по залам Лувра и изучая творчество видных предшественников. Не кто иной, как Фурнье, невзирая на запреты родного отца, оплачивал для племянника уроки живописи. Когда же Эдуард заявил отцу о своем желании стать художником, в семье разразился скандал. Ссора закончилась компромиссом сторон: молодой Мане после запрета заниматься живописью выбрал морское дело, став участником рейса за экватор на паруснике «Гавр и Гваделупа».
 

Вряд ли строгий Огюст мог предположить, что данный выбор еще более подтолкнет его отпрыска в объятия искусства. Посетив карнавал в Рио, предавшись любви с темнокожей женщиной, побывав в девственных джунглях и пережив укус ядовитой змеи, молодой Мане, вернувшись домой, сделал свой выбор – он прекратил морскую карьеру и окончательно решил стать художником. Покоренный упорством сына, отец соглашается помогать ему, и Эдуард поступает в мастерскую мэтра Тома Кутюра.

 

Тайная любовь

 

В то же время будущий живописец знакомится с миловидной голландской пианисткой Сюзанной Леенхоф. Девушка, которая всего лишь на пару лет была старше Эдуарда, приходила в дом Мане в качестве преподавателя музыки. Между молодыми людьми вспыхнуло сильное и яркое чувство, которое они вынуждены были держать в тайне, так как отец юноши был ярым противником неравных браков.
 

Результатом их секретной связи стал сын Леон-Эдуард, появившийся на свет 29 января 1852 года. Официально Мане не признает ребенка. Кроме того, мальчик получит фиктивную фамилию Коэлл и будет числиться сыном Сюзанны только в документах мэрии. Для всех окружающих он был представлен как младший сын мадам Ленхоф. 
 

Только через 13 лет, осенью 1863 года, Мане смог узаконить свои отношения с Сюзанной Леенхоф. Впрочем, для их мальчика этот факт ничего не изменил. Художник так и не признал сына, упрямо цепляясь за обман, придуманный много лет назад. Для Мане, грезившего о почестях и триумфе, респектабельность была прежде всего.

  

Навстречу к славе

 

Уже в самом начале жизненного пути давала о себе знать одаренная и при этом мятежная душа юноши. Занятия с известным живописцем-академистом Томом Кутюра не принесли творческого удовлетворения, и Мане был вынужден многое постигать самостоятельно, путешествуя по Европе и копируя картины знаменитых мастеров. Уже в работах «Мальчик с вишнями» и «Любитель абсента» становится заметно, насколько проворно Эдуард начинает импровизировать с контурными линиями, то нарочито выделяя их, то практически сливая их с фоном.
 

 

Его первыми успешными картинами критики называют «Портрет родителей», показывающий филигранную игру света и оттенков, и энергетически живую картину «Гитарреро», созданную под влиянием концерта гитариста Уэрта. А в 1862 году под воздействием философских размышлений Бодлера из-под кисти Мане возникает первое большое творение – «Музыка в Тюильри», ставшее попыткой при помощи этаких звучащих красок изобразить музыку на холсте.

 

 

Скандальный автор

 

В это же время в жизни молодого живописца появляется юная Викторина Меран, которая приглянулась не только Мане-художнику, но и Мане-мужчине. Слухи об их интимной близости моментально разлетаются по Парижу, и практически на целое десятилетие девушка становится единственной моделью для целого ряда главнейших творений великого живописца.
 

Несмотря на смерть отца, вдохновляемый своей юной музой, Эдуард самозабвенно работает над новой картиной, названной им «Купание». Позже данное монументальное полотно, изображающее двух обнаженных женщин в обществе двух импозантных кавалеров, получило название «Завтрак на траве» и было единогласно отвергнуто жюри Салона. Зато в «Салоне отверженных» эта картина произвела фурор, только не такой, о котором мечтал живописец.
 

 

Размещенная в глубине последнего зала на достаточной высоте, картина вызвала гомерический хохот и оглушительный шум. Император Наполеон III назвал ее непристойной и отдал распоряжение более салонов для отверженных не проводить. Однако в среде начинающих художников авторитет Мане после злополучного Салона возрос настолько, что он, в конечном счете, стал вождем нового поколения творцов. 
 

Вокруг дерзкого живописца с непривычным стилем письма стала объединятся творческая интеллигенция, желавшая свергнуть прежние принципы, расширив этим границы художественного искусства. Моризо, Дега, Моне, Ренуар, Базиль, Сезанн, Писсарро, Золя и ряд других писателей образуют во главе с Мане Батиньольскую группу, избрав местом встреч и дискуссий кафе «Гербуа», где эту диковинную компанию величали просто – «бандой Мане».

 

Вдохновитель импрессионизма 

 

В течение 10 лет, с 1870 по 1880 годы Мане становится вдохновителем импрессионистов, несмотря на то, что творчество самого живописца было существенно шире и многограннее. В 1872 году художника в конечном итоге настигло признание – его картина «Кружка пива» была не только восторженно принята зрителями и одобрена критиками, но и растиражирована на репродукции, которые мгновенно были раскуплены.


А спустя два года в творческих кругах Парижа возникает любопытнейший союз – Моне и Мане. Этот удивительный дуэт в поисках новых сюжетов и экспериментальных техник, отправившись летом в Аржантёй, явили миру совместные шедевры – «Клод Моне в лодке», «Аржантёй», «Берег Сены близ Аржантёя», «В лодке».
 

Когда живописные картины были приняты Салоном, Эдуард Мане вновь получает изрядную долю острых насмешек: работы ругали за интенсивность цвета и неопределенность сюжета. И снова художник сбегает от злобных языков и издевок, на этот раз в Венецию, которая воодушевила живописца на создание нескольких примечательных поэтичных работ.

 

Странная болезнь

 

Но при этом Мане устал. Устал от постоянных проблем и схваток с оппонентами, которым не было видно ни конца, ни края. В конечном счете он устал и от странного недомогания, что изнуряло его с минувшего лета. Его тревожили боли и онемение в левой ноге. Бывали головокружения, слабость, которые сначала, не вызывая особого беспокойства, списывались на последствия напряженной работы и нервное напряжение. 


Впрочем, жуткая боль в ноге никак не объяснялась стрессовым состоянием, хотя Мане и успокаивал себя, что это ревматизм, мучивший долгие годы его отца и некоторых родственников. Однако версия о ревматизме отпала, когда как-то раз, выйдя из своей мастерской, Мане неожиданно упал на тротуар, ощутив сильную боль в пояснице и немощь в ногах. Вспомнив о бразильских джунглях, укусе змеи, о своем неистовстве на карнавале, Эдуарда охватил страх. 
 

Врачи предположили, что бессилие в ногах и падение обусловлено атаксией. Однако, не говоря пациенту, вынесли вердикт, что боли в ноге, слабость и атаксия – все это признаки ужасной и безнадежной в то время болезни – спинной сухотки. Иначе говоря, это было позднее проявление сифилиса, которое практически не прослеживается сразу после заражения. Признаки проявляются значительно позже – через 15–25 лет после инфицирования. Мане тяжело поверить, что в 46 лет ему придется расплачиваться за мальчишеские глупости во время своего путешествия. 


Поддавшись уговорам жены, Эдуард осенью 1879 года отправляется в знаменитую гидротерапевтическую клинику в Бельвью и безоговорочно покоряется всем жестким предписаниям врачей. Лечение принесло ему некоторое облегчение, однако спустя время резкие боли опять обострились, а вместе с ними и нервозность художника. Желая избавиться от назойливой опеки матери и жены, Мане часто сбегает из дома, а когда боль немного отпускает, даже выезжает в «Фоли-Бержер» или кафе-шантаны на Елисейских полях.

 

Позднее признание

 

В последние годы жизни, несмотря на то что болезнь разрушала его изнутри, приводя к раскоординации движения и отмиранию мозга, Мане много работал. Именно работа поддержала и помогла ему не впасть в уныние. Наиболее значимое полотно этого периода – «Бар в «Фоли-Бержер». Импозантная композиция, написанная с диковинной виртуозностью, была выставлена в Салоне 1882 году. Благодаря этой картине Мане наконец-то был официально провозглашен кавалером Почетного легиона.

 


30 апреля 1883 года Эдуарда Мане не стало, он умер на руках своего непризнанного сына. Похороны состоялись 3 мая на кладбище Пасси. Среди несших гроб были Клод Моне, Фантен-Латур, Эмиль Золя. «Мы не знали, как он был велик», – сказал на следующий день Эдгар Дега. Величайший живописец оставил после себя удивительные работы, отражающие его яркий и глубокий внутренней мир. Да и всю его жизнь по праву можно расценивать как пример беззаветного служения искусству, веры в собственные силы, и огромного мужества, с которым художник встречал и все критические нападки, и смертельную болезнь.


 

Share on Facebook
Share on Twitter
Please reload

Please reload

Также вам может быть интересно: