Неделя с Аргументами. Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия редакции

© 2017 Еженедельники "Аргументы недели", "События недели"

Обратная связь:

История Одноухой Козы

Был у американцев персонаж, который они смело сравнивали с европейским Робин Гудом. Не слишком справедливое сравнение... Однако судите сами. Наш рассказ - о Сэди Фаррел, более известной в узких кругах под прозвищем Одноухая Коза.

 

Криминальный Нью-Йорк

 

Середина XIX столетия для Америки была временем сложным, связанным с обилием криминальных инцидентов и, соответственно, становлением правоохранительной системы. Особенно в этом плане выделялся Нью-Йорк, в который стекались не только законопослушные иммигранты, надеющиеся на спокойную и счастливую жизнь, но и разного рода уголовники. Возможно, их было даже больше, чем добропорядочных граждан.


Закономерным результатом стала криминализация окраин первого в Штатах мегаполиса. Одной из истинных клоак в этом плане оказался остров Уордс, находящийся на месте, где река Гарлем впадает в Ист-Ривер. В те далекие годы это было место скопления трущоб, в которых обитали «сливки» общества: мошенники, грабители, воры, разыскиваемые (или пока еще нет) убийцы, проститутки. А еще здесь размещался пункт, принимавший и сортировавший приезжих.


Полицейские старательно избегали появляться в тех местах: нахальный визит правоохранителей почти стопроцентно завершался их смертью. Криминальная обстановка накладывала свой отпечаток и на функционирование местных забегаловок. Их владельцы не только отлистывали часть выручки своей «крыше», но и оплачивали услуги качественного вышибалы.

 

Как Коза стала одноухой

 

На Довер-стрит имелось заведение, в котором подобную роль играла женщина – великанша ростом не меньше метра девяносто, с весом центнер с большим «походом», способная вырубить самого отъявленного буяна и откликавшаяся на имя Галлус Маг. Помимо впечатляющих физических кондиций, она имела дубинку – последний аргумент в том случае, когда ей приходилось иметь дело с соразмерным противником. А еще жуткую репутацию, которая делала необходимость применения дубинки крайне редкой.

 

У Галлус был особый фирменный стиль: она откусывала буянам уши (Майка Тайсона барышня никому не напоминает?). Голова оппонента зажималась мощным локтем суровой дамы, которая вцеплялась в слуховой орган зубами и отрывала-отгрызала его в считаные секунды. В баре даже имелась полочка с табличкой «Трофеи Галлус Маг», на которую хозяин заведения периодически выставлял новые экспонаты в виде замаринованных ушей. Намек был прозрачен, и завсегдатаи вели себя тише мыши, а новички немедленно становились смирнее.


Кто знает, была ли в курсе дела рыжеволосая посетительница, как-то раз зашедшая в бар пропустить стаканчик со своим парнем. Может, знала, но проигнорировала сведения, может, ее не просветили, но когда Галлус Маг шествовала мимо, девица нагло начала ее рассматривать. Вышибала такого отношения не стерпела и рявкнула на выскочку. Обычно этого хватало – посетители тушевались и начинали бормотать извинения. Но незваная мадам ответила виртуозным матом с отчетливым ирландским акцентом. Маг разъярилась и попробовала провести проверенный хук справа. Но юркая грубиянка увернулась и с разбега врезалась великанше головой в живот. Непривычная к такому обращению Галлус уселась на пол, пытаясь осознать происходящее и восстановить дыхание.


Остальные посетители притихли в недоумении. С одной стороны, привлекать внимание вышибалы было рискованно, с другой – хотелось посмотреть на исход схватки двух «безбашенных» баб.


Маг оправилась быстро и с диким ревом бросилась на юркую нарушительницу порядка. Зафиксировав хитрую, но легкую обидчицу, она была готова ее задушить. Однако в этом случае Галлус грозила бы виселица – вопреки своей нелюбви к обитателям острова Уордс, полиция наведалась бы в заведение ради ареста преступной вышибалы. Так что великанша поступила по своему обыкновению – откусила противнице ухо. Потерявшая от боли сознание ирландка была выкинута за порог. Только после этого грозная мадам поинтересовалась, чье ухо она оторвала. И узнала, что раньше орган принадлежал Сэди Козе Фаррел.

 

Авторизация персонажа

 

С кем же сошлась в битве «любительница ушей»? Эту девушку, как озвучил один из посетителей бара, звали Сэди Фаррел, она повидала многое и не меньшему научилась за свою не слишком долгую жизнь. Просто потому, что выросла в трущобах Нью-Йорка и там же научилась зарабатывать не одобряемыми законом способами.


От природы Сэди была невысокой и хрупкой. Это не помешало ей к 1869 году приобрести определенную известность и авторитет среди криминалитета Большого Яблока. Фарелл с подельниками специализировалась на грабежах. И разработала простую, действенную и при этом оригинальную тактику: в темном переулке напарник девушки сзади фиксировал руки прохожего, а Сэди с разгона била жертву в солнечное сплетение головой. Упавшего человека ирландка била лбом по голове и лицу до потери жертвой сознания или полной капитуляции. Такая методика драки сильно походила на то, как бодается коза. Неудивительно, что к драчливой девушке, не берегущей свой череп, приклеилась одноименная кличка.

 

Развитие сюжета

 

Инцидент с воинственной вышибалой нанес Сэди не только физические, но и душевные травмы: она опасалась насмешек в стиле «Эй, глядите, идет одноухая Коза». Однако кушать хочется, и вскоре Фаррел начала совершать робкие вылазки в сторону причала – искала не слишком сложную для добычи наживу. Там она и нашла новую команду, увидев, как банда Чарлтона безуспешно пытается угнать «припаркованный» посреди Гудзона шлюп. Поднять якорь (и тем более сдвинуться с места) у парней категорически не получалось. Понаблюдав за попытками, ирландка своим неслабым голосом сообщила, что может помочь в «благих» намерениях. Ей поверили; банда отправила за спасительницей лодку – и несколькими минутами позже угонщики бороздили речные волны на украденном плавсредстве.


Громила Чарли, руководивший подручными, был силен, но довольно глуп и недальновиден. Сэди не понадобилось много времени для того, чтобы убедить главаря в своей полезности. И у банды появился второй «начальник». Теперь руководство могло похвастаться сочетанием грубой мужской силы и женской изворотливости. «Бабе», пусть и неохотно, было предоставлено право руководить. А на водах, окружающих Нью-Йорк, появилась новая пиратская команда.

 

Мы пираты, мы пираты…

 

Для повышения эффективности действий банда Чарлтона экспроприировала судно побольше и поманевреннее, после чего занялась промыслом. Охота велась на плавсредства более мелких размеров; не оставались без внимания и прибрежные поселения.


Тактика со стратегией особым разнообразием не отличались. Найдя малолюдный участок берега, банда глубоким вечером или ночью высаживалась на нем и начинала шерстить все строения, не пренебрегая и фактически нищими. Сопротивляющихся безжалостно убивали. У Козы был и собственный пунктик: она любила сжигать ограбленные постройки.


С присоединением Сэди навар у гангстеров стал более существенным. Настолько, что пропивать его в промежутках между «экспедициями» пираты не успевали. Так что награбленное пряталось в тайниках, место и оборудование которых продумывала также Коза. В схронах вещи лежали до тех пор, пока Сэди не находила на них покупателей. Мадам была крайне осторожна и пользовалась услугами только проверенных и надежных скупщиков краденого. Особой приязнью Козы пользовалась Марм Мандельбаум, державшая лавку на Клинтон-стрит: через нее сбывались товары на многие тысячи долларов – и это в XIX веке, когда на пару сотен можно было купить небольшое ранчо.

 

Воспитательный момент и развитие бизнеса

 

На определенном этапе Сэди решила несколько повысить запросы и расширить интересы. Ощущая себя настоящим корсаром, пусть и в юбке, она заинтересовалась другими источниками доходов. В частности, похищением людей (в те времена это не было распространено). В одной из книжек она прочитала о похищении пиратами Юлия Цезаря с целью получения выкупа. Коза немедленно реализовала задумку: ее команда украла местного богача Шпрее и обогатилась почти на тысячу баксов.


При этом уровень дисциплины в команде Сэди не устраивал. Ее члены очень любили виски и не были склонны к подчинению. В результате у Козы провалилось несколько тщательно разработанных планов грабежей. Сэди, начитавшись пиратских романов, устроила подчиненным веселую жизнь. Она оборудовала на судне доску, по которой провинившийся должен был прогуляться. Конечно, в акватории Нью-Йорка акул сроду не наблюдалось, но пьяные дебоширы, оказавшись в воде, были просто не в состоянии добраться до достаточно близкого берега.

 

Все когда-нибудь кончается

 

Бурная деятельность Козы со товарищи в результате утомила местных жителей, и они озаботились созданием дружин самообороны. Да и полиция не дремала, организовав речное патрулирование Гудзона и Ист-Ривер. Результатом стал разгром пиратов, попавших в засаду, и повреждение их шлюпа. Банда как таковая перестала существовать, ее остатки вернулись к мелкой преступной деятельности в доках Вест-Сайда.

 

А Сэди ушла на пенсию: на припрятанные награбленные деньги она приобрела собственный бар, клиентуру которого в основном составляли приятели из криминального прошлого Одноухой Козы. Правда, продержался тот недолго: семь убийств за два месяца его работы – это перебор по мнению нью-йоркской полиции. Так что заведение перестало существовать, не успев даже толком развернуться.


Завершающей точкой можно считать визит в паб Галлус Маг, произошедший за несколько дней до его ликвидации. Женщины друг на друга зла не держали, и великанша подарила пиратке ее же ухо, замаринованное в банке. Говорят, Коза поместила собственный орган слуха в медальон, который и носила до самой смерти.

 


 

Share on Facebook
Share on Twitter
Please reload

Please reload

Также вам может быть интересно: