Неделя с Аргументами. Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия редакции

© 2017 Еженедельники "Аргументы недели", "События недели"

Обратная связь:

Гюстав Эйфель и его гениальные конструкции

Эта статья – посвящение гениальному конструктору, чье имя носит самое известное в мире сооружение. Да, сегодня мы расскажем вам о создателе Эйфелевой башни в Париже, которая обрекла своего «отца» на бесконечную славу. Кем был Гюстав Эйфель и что еще гениального создал – давайте узнавать вместе. 

 

 

Родом из Германии 

 

Герой нашего сегодняшнего рассказа родился 15 декабря 1832 года во Франции. Его семья имела немецкие корни и в последующем француза Гюстава не раз упрекали, что, мол, очередной немец изменил облик Парижа. Будущий гениальный конструктор не преуспевал в учебе и не смог поступить в высшую политехническую школу, несмотря на приложенные усилия. Его не считали бездарем, но преподаватели решили, что юноша будет лучше чувствовать себя в гуманитарной сфере, чем в точных науках. 

 

Настойчивость, изменившая мир 

 

Настойчивость Гюстава всегда была его сильной стороной. Не обращая внимания на критику педсостава, он все-таки получил диплом инженера. 


Мама Эйфеля как могла поддерживала начинания сына и всячески способствовала тому, чтобы у ее наследника развивался хороший вкус. Состояние семьи, в основном за счет предпринимательского таланта матери, позволило не экономить на образовании и всестороннем развитии сына. 


Судьба могла навсегда отвести молодого человека от инженерных занятий, когда он уехал сразу после окончания колледжа к дяде на винодельню. Но, как уже говорилось, Гюстав был очень настойчивым. Отдав родственный долг, он решил идти собственным путем и в том же году поступил на службу в конструкторское бюро Шарля Неве, которое занималось разработкой и строительством мостов. Вот это действительно увлекло Эйфеля! 

 

Слишком молодой и слишком талантливый 

 

Немецкая педантичность, доставшаяся от предков, точность и аккуратность, а также хороший вкус и видение прекрасного, привитые матерью, раскрыли в Гюставе невероятный по потенциал. Хотя, по большому счету, его гениальный ум и сегодня нашел бы применение.

 
Год понадобился юноше, чтобы зарекомендовать себя одним из лучших инженеров Франции. Согласитесь, что нужно быть весьма незаурядной личностью, чтобы покорить сердца французов, хотя немецкое происхождение по-прежнему давало повод для насмешек. Но, построив в Бордо мост, применив собственноручно разработанный пневматический способ установки оснований, он вошел в высшую инженерную лигу, которую со временем и возглавил. 


По большому счету, даже если бы не было башни, Эйфель все равно вошел бы в историю как гениальный инженер-конструктор. Его мосты функционируют уже сто лет, и имеют шансы послужить еще столько же!


Своим коньком Гюстав считал железнодорожное строительство. Проблема была в том, что этот вид деятельности оказался абсолютно новаторским. «Чугунка» только развивалась, и никто толком не знал перспектив развития, особенностей и, как сейчас говорят, подводных камней. А Франция, особенно южные области – это же рай для инженеров-конструкторов. Там нельзя подходить со стандартными расчетами – новые мосты в горной местности нужно было строить с учетом других, нетипичных нагрузок. 


Гюстав окунулся в работу с головой. Его назвали амбициозным и заносчивым, но он обладал тем невероятным упрямством, которое двигало вперед. Вряд ли он хотел славы, скорее, дело было в жажде познания и желании покорить, освоить, понять. Для каждого этапа конструирования он смело применял собственные инженерные идеи, зачастую интуитивно, чем вызывал гнев коллег. На самом деле его интуиция – это сложные расчеты, обладающие невероятной точностью. Но современники готовы были поверить в то, что Гюстав Эйфель продал душу дьяволу, но не в гениальность его ума. 

 

Ажурный стиль 

 

Кстати о чугуне. Гюстав сразу понял, что хрупкий чугун не лучший помощник при строительстве прочных сооружений, поэтому делал ставку на стальные решетчатые металлические сооружения, которые оказались прочнее, легче и дешевле. Его упрекали, что он использовал более дорогую сталь, но в конечном итоге, благодаря безукоризненным расчетам, получались экономичные и надежные «ажурные» конструкции, имеющие множество преимуществ перед литыми чугунными. 


Когда Густаву исполнилось 28 лет, произошло невиданное – он стал полноправным компаньоном Шарля Неве. За эти годы были построены легендарные мосты, один из которых – мост в Бордо – используют до сих пор. Хоть его и называют Эйфелевым мостом, формально он принадлежит Шарлю Неве.

 

Собственное бюро 

 

Поняв, что в конструкторском бюро он засиделся, Эйфель решил работать под собственным именем, которое уже стало легендарным. Новая страсть инженера, поглотившая все его мысли, – сборные металлические конструкции. Он понял, что этот способ позволяет строить сооружения любой сложности и размеров – павильоны, мосты, акведуки, беседки. Его изобретение перевернуло строительный мир! Теперь можно было просто заказать понравившееся, а фирма Эйфеля пересылала желаемое в виде конструктора, приложив подробную инструкцию по сборке. Все стало намного проще, хотя этот шаг опять вызвал гнев коллег по цеху. Да, он был неудобным, но его гениальность признавали все. 

 

Личная жизнь

 

Эйфель встал прочно на ноги в 30 лет. Он стал состоятельным бизнесменом, и пришло время думать о детях. Его избранницей стала дочь одного из поставщиков, 17-летняя Мари Годеле. Она родила ему пятерых детей за 15 лет совместной жизни. В свои 32 она умерла от пневмонии – заболевание, лекарство от которого еще не изобрели. Человечество уже научилось покорять металл и гравитацию, но все еще не изобрело антибиотики…

 

В документах о личной жизни Густава Эйфели известно очень мало. Возможно, причиной тому стали его инженерные «детища» – Эйфелева башня, статуя Свободы, для которой тот разрабатывал каркас, магазин «Бон Марше» в Париже – ажурное стальное чудо, мосты, вокзалы и многое другое. Его имя унаследовало такое большое количество объектов, что настоящие наследники затерялись в мировой истории. Одно можно утверждать наверняка: Эйфель был необыкновенно преданным семьянином, что еще раз характеризует его как поразительно организованного, педантичного и увлеченного своим делом человека. 

Башня 

 

Столько истерик, гнева, обид и ненависти вокруг символа Парижа и ее новой башни... Она «родилась» в 1889 году, когда Эйфелю было уже 57 лет. Можно сказать, что в эту железную красавицу инженер вложил весь свой опыт, все свои эмоции, свою силу. К этому времени у Гюстава появилась еще одна страсть – аэродинамика. Это сегодня нам очевидно, что плоская поверхность имеет большее сопротивление воздушным потокам, чем решеточная. А значит, сплошной мост на высоте, где всегда дует ветер, больше подвержен силам разрушения, чем ажурный, через который воздушные потоки легко проходят, не испытывая сопротивления. Этому учат в школе на уроках физики, но сто лет назад каждое такое открытие стоило огромных сил и жертв. 


Вернемся к башне. Идея украсить город чем-то особенным пришла в головы городским мужам в связи со столетним юбилеем революции. К тому же была запланирована мировая промышленная выставка, на которую должны были приехать представители всех продвинутых стран. Париж захотел удивить и объявил открытый конкурс на «чудо инженерной техники». Естественно, Эйфель принял участие и победил. Его проект, башня в 320 метров, понравилась жюри. Еще больше им понравились предельно точные чертежи и такая же точная смета. 


Мы опустим технические подробности, но скажем о том, что решение строить прямо на Марсовом поле обошлось городу дорого – протесты, оскорбления и угрозы сыпались со всех сторон. Парижане напрочь отказывались мириться со стройкой века, в едином порыве объединились богема и пролетарии, заранее возненавидев и Эйфеля, и его «чудовище». Первыми взбунтовались художники, предположив, что башня отберет у них место работы. Знали бы они тогда, как обогатит их эта затея всего через два года! 


Простые горожане боялись главного – что вся эта многотонная конструкция упадет и погребет под собой сотни людей. Они еще не знали, насколько Гюстав был силен в аэродинамике! Да и откуда им вообще было знать о законах физики…


Эйфель лично объездил весь Париж, разговаривал с людьми, убеждал, показывал чертежи. Кто-то верил, а кто-то, например, Ги де Мопассан, называл проект «чудовищной фабричной трубой». 


Чрез два года, когда башня была построена, все страхи и ненависть рассеялись, а господин Мопассан пожизненно «прописался» в ресторанчике наверху башни, утверждая, что это единственное место, где он ее не видит. 


Эйфелева красавица стала символом Парижа, она окупила затраты на строительство в первый же сезон за счет стоимости входных билетов. 

 

Покоряя небо 

 

После стройки века Гюстав практически не занимался архитектурой. Башня стала венцом его творчества, она же и погасила тот огонь, что пылал в Эйфеле многие годы. Он по-настоящему увлекся законами аэродинамики уже с точки зрения полетов. Небо манило его с новой силой, и все чаще парижане могли заметить его «этажерку» в небе, которое он покорял со свойственным упрямством…


Умер Гюстав Эйфель, когда ему исполнился 91 год, 28 декабря 1923 года. Он всегда славился железным здоровьем и мог дожить до ста, но не пережил зимней пневмонии. Его башня пережила все войны столетия и с гордостью носит имя своего создателя. 


 

Share on Facebook
Share on Twitter
Please reload

Please reload

Также вам может быть интересно: