У микрофона Николай Озеров

95 лет со дня рождения легендарного спортивного комментатора

К звучанию его голоса в каждом доме привыкло не одно поколение советских людей. По популярности и действительно всенародной любви его сравнивали с Владимиром Высоцким. Каждый его репортаж был как спектакль, где сам Николай Озеров исполнял главную роль. При этом он так «смачно» комментировал соревнования, что не заразиться спортом было невозможно.

Спортивный Левитан

В истории Николай Озеров остался непревзойденным мастером экспромта. Чего стоит его фразочка, произнесенная с досадой после того, как на ледовой площадке в матче Суперсерии-1972 с участием советских и канадских хоккеистов разразилась драка: «Такой хоккей нам не нужен». С той поры эта цитата стала крылатой.

Через много лет любимое дело, которому он посвятил большую часть своей жизни, ответит ему похожими словами: «Телевидению такой Озеров не нужен». Постаревший и больной комментатор не вписывался в новый формат. Ему бы уйти вовремя… Но он не хотел уступать место в комментаторской кабине, надеясь, что его опыт пригодится молодым. Уволить легендарного комментатора новое руководство не решилось, но сделало все, чтобы Николай Николаевич почувствовал себя чужим в родных останкинских коридорах: у него забрали кабинет и не давали вести репортажи. Он покинул свой многолетний пост с болью в сердце. Осенью 1986 года ослабевший и едва узнаваемый в интонациях, он пережил последнюю драму своей жизни – одиночество, в котором очутился с окончанием комментаторской карьеры.

Так закончилось время мастера репортажей. Не просто время – целая эпоха. Как нельзя себе представить Великую Отечественную войну без голоса Левитана, так невозможно вообразить период 50–80-х годов без голоса Озерова, без его страсти, азарта и неповторимого тембра. Знание спорта, прекрасный русский язык, бешеный темперамент, артистизм – вся страна бежала к экранам на позывные «дяди Коли»: «Говорит и показывает Москва» (или другой город мира, откуда Озеров вел репортаж).

Первая ракетка Союза

Будущий талантливейший спортивный комментатор в молодые годы имел натуру тонкую, артистичную и художественную, доставшуюся ему явно по наследству. Его прапрадед, живший еще в XIX веке, протоиерей Михаил Виноградов, был композитором духовной музыки, а отец – Николай Николаевич, ведущий солист Большого театра, профессор Московской консерватории, прославился как оперный исполнитель.

Правда, матери – Надежде Ивановне, из-за появления на свет двоих сыновей не удалось закончить учебу на театральном факультете Государственного института кинематографии. Зато старший брат мастера репортажей, Юрий, стал знаменитым режиссером, вошедшим в историю советского кинематографа как лауреат Ленинской премии и автор монументальной киноэпопеи «Освобождение», посвященной Великой Отечественной войне.

У младшего же Озерова жизнь сложилась по-иному. Еще будучи десятилетним мальчишкой, он увлекся «заморским» видом спорта – теннисом. Спустя пару лет было очевидно, что из паренька может выйти толк. И уже в 1935 году, подтверждая это, он взял чемпионский титул Москвы среди мальчиков. Кроме того, щедро одаренный природой юноша, легко осваивал и другие виды спорта: футбол, лыжи, бокс, волейбол, легкую атлетику, баскетбол, коньки, плавание, велосипед.

Очевидно, что подобное многообразие давало гарантию его многосторонней подготовленности и натренированности – отсюда и гибкость, и сила, и неутомимость. А так же в буквальном смысле слова в течение длительного времени абсолютное господство на теннисных кортах Советского Союза. И это несмотря на довольно заметный лишний вес, который спортсмен умело компенсировал.

Его коньком стала великолепная первая подача и жесткий удар справа. При этом он умело создавал и разыгрывал всевозможные творческие комбинации. Скорее всего, по этой причине на игры с участием молодого теннисиста и ходил зритель. И что интересно, к началу 50-х годов талантливый спортсмен, умудрившись собрать внутри страны практически все теннисные титулы и не имея возможности выхода на мировую арену, принял решение о завершении своей спортивной карьеры.

На стыке спорта и искусства

В 1941 году Николай, с детства мечтавший походить на отца, успешно сдал экзамены и был зачислен на актерский факультет ГИТИСа, после окончания которого попал в труппу главного драматического театра страны – МХАТа.

Между тем многочисленные друзья актера отмечали, что если бы всю прирожденную энергию и искрометный талант Озеров посвящал искусству, то его имя, безусловно, вошло бы в историю отечественного театра. Однако озеровская натура была чересчур многоплановой и неуемной.

Наиболее значимой его театральной ролью можно считать Хлеб в популярном спектакле «Синяя птица». Имея солидную фактуру, артист на протяжении нескольких десятков лет небезуспешно создавал на сцене образ солидного и одновременно податливого Хлеба. Однако, стоит отметить, что, прослужив около 30 лет во МХАТе и сыграв более 20 ролей, Николай так и не вошел в число именитых артистов.

Но, несмотря на это, он сквозь годы пронес нежное чувство к театральному искусству. И даже распрощавшись с труппой МХАТа и сформировав для себя имя в новой профессии, а на тот момент спортивный комментатор был почти экзотикой для страны, актер попросту для души еще в течение длительного времени участвовал в некоторых постановках. Ас репортажа

Предложение испытать себя в совершенно непривычном амплуа поступило актеру в 1950 году и было воспринято им с необычным воодушевлением. При этом на обучение он попал к первооткрывателю советского спортивного радиорепортажа – легендарному Вадиму Синявскому, имевшему непоколебимый авторитет и безупречную репутацию. К