Пальмира: От подземного перехода до мирового турне!

Она как бомба, разрывающая танцполы: позитивная, смелая, с потрясающим чувством юмора. Её песни никого не оставляют равнодушным, будь то ироничный «Шо ты робыш» или песня со «скрытым» эротическим содержанием «Шарики». На её творчество реагируют по-разному, но есть во всем этом балагане важное – пока мы смеемся, мы живем. Знакомьтесь – Пальмира Фурман, специально для читателей газеты «Аргументы Недели»:

- Пальмира, давай с нуля. Сколько тебе лет?

- Двадцать семь. Ощущаю себе гораздо старше.

- Рано повзрослела?

- Очень рано. Я начала работать в тринадцать лет. Моя самая первая работа – раздача листовок. Мне хотелось быть независимой.

- От кого?

- От мамы. У меня были с ней определенные недопонимания в силу переходного возраста и потому, что у меня погиб отец. Вернее, его убили, в день его рождения. Я много узнала из того, что мне не нужно было знать про их отношения, появилась озлобленность, но потом уже осознание и высшая любовь…

- И в противовес ты пошла работать? Другие подростки по наклонной катятся, а ты решила стать независимой?

- Такой у меня склад характера. Я барышня боевая. Я пошла раздавать листовки, потом поняла, что на раздачу ходить на высокой танкетке была большая ошибка, поскольку на следующий день ног не чувствовала. Поняла, что это не моя работа. Бродила по Крещатику – там пели музыканты напротив входа в Глобус, они зарабатывали деньги музыкой. И подумала – почему бы и нет? Я встала напротив входа в Глобус, в переходе, прямо под отделением милиции, положила кулёк и закатила программу на полтора часа.

- Что ты пела?

- И классические вещи, и рок, и французский шансон. Смотрю, люди начали бросать деньги, меня это очень обрадовало. Я поняла, что это очень выгодная работа. Работала два-три раза в неделю, у меня еще была музыкальная школа, чаще не получалось.

- Твоя первая публика – это прохожие в переходе? А как же «переходная мафия», не трогала тебя?

- Да, я нравилась людям. А местные меня не трогали, даже милиция – они подходили и просили спеть им «Офицеров».

- И сколько ты зарабатывала в переходе?

- Я могу назвать наибольшую сумму, которую заработала за час – это был еврейский новый год, я пела в переходе на Политехе, а там шли мои еврейские братья, и я собрала 300 гривен! Это был 2006 год, мне было уже шестнадцать с половиной лет и это были отличные деньги. Я поняла, что нужно серьезно заняться пением.

- И параллельно с переходной концертной деятельностью ты училась в музыкальной школе?

- Да, и училась в гимназии, где изучала три языка – английский, немецкий, французский.

- А мама знала, чем ты занимаешься?