Неделя с Аргументами. Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия редакции

© 2017 Еженедельники "Аргументы недели", "События недели"

Обратная связь:

Молитва имеет силу!

Украинская певица Ирина ЦУКАНОВА, которую поклонники знают под псевдонимом РУЛАДА, покоряет своим голосом и манерой исполнения. Но еще совсем недавно врачи сомневались даже в том, что она сможет нормально говорить, а о пении даже не шло речи. Она справилась и сегодня радует слушателей своим волшебным голосом. Рулада даже разработала собственную уникальную методику подготовки вокалистов. 

 

– Ирина, насколько я знаю, в детстве с вами произошел несчастный случай, после которого не то что петь – говорить было практически невозможно...


– В раннем детстве я обожгла дыхательные пути марганцем. Лежала при смерти полгода под капельницей. Представьте, насколько это сложная ситуация для родителей! Единственный ребенок только заговорил – и тут же замолчал. Врачи говорили, что если я выживу, то никогда не смогу разговаривать. Уже сегодня я понимаю, что молитва мамы имеет особенную силу. Случилось чудо! Я не только выжила, заговорила, но и запела. 

 

– А ваша мама какой судьбы хотела для дочери? Она ведь музыкант и знает, какой тяжелый это хлеб. 


– Мама хотела, чтобы я была врачом. Имея музыкальное образование, она проработала много лет в сельском доме культуры, занимаясь искусством. Но всем вокруг было понятно, что я буду музыкантом. Мама, понимая это, видя мое рвение к музыке, провела со мной много бесед на тему правильного выбора профессии. Объясняла, что артист себе не принадлежит. Настаивала, чтобы я лечила людей. Ее мечты сбылись. Сегодня я лечу людей на концертах, на уроках, мастер-классах по вокалу. Я вокальный хирург! Так что все довольны.

 

– Вы не разочарованы в профессии, которую выбрали? 


– Нет, потому что музыка выбрала меня раньше. Она не оставила мне шанса подумать. Пленила, влюбила мое сердце. В голове никогда не было других идей, вариантов для самой себя. Мечты окрылялись от звуков. Когда слышала песню, сердце, казалось, билось чаще. Я жила и живу с абсолютной внутренней гармонией и пониманием того, что во мне и для чего дано. 

 

– Музыкальную школу вы не сильно жаловали, верно? И в музыкальном училище к вам отнеслись скептически? 


– Много раз меня отводили в музыкальную школу. Но не задалось. Не люблю, когда по рукам бьют, голос попусту повышают. При поступлении в музыкальное училище имени Л.М. Ревуцкого в Чернигове у меня возникла «история двух кабинетов». На прослушивании в одном кабинете профессор мне сказал, что музыка – это не мой путь, что у меня совсем нет голоса. В тот момент все живое во мне замерло, все было перечеркнуто. Слезы градом лились. Моя мудрая мама предложила не делать поспешных выводов и зайти в другой кабинет. Я собралась с духом, пошла и спела еще раз, как в последний. Профессор Вячеслав Петрович Литвинов увидел во мне что-то особенное, сказал, что мы еще в консерваторию Чайковского поступим, увидел большую перспективу. Я воскресла! По сегодняшний день ему благодарна, он дал мне основу основ классического пения. История двух кабинетов преследует меня по сей день. И не всегда ласкающие ухо ответы являются решением. Воспиталось умение правильного выбора. Главное, что второй кабинет существует! 

 

– Как появилась собственная вокальная школа? 


– Я начала преподавать вокал не потому, что мечтала быть педагогом. Я даже не планировала, что так будет. Люди слышали, как я пою, и просили направлять их, консультировать, учить. В то время я училась в НМАУ им П.И. Чайковского на факультете оперного вокала. Мои советы были очень понятны и приносили результаты. Вот так я начала преподавать. Мой муж Артур сделал сайт – «уроки вокала». Тогда не было никакого названия. Были индивидуальные уроки, групповые и по скайпу. В итоге это забрало все мое время. Я работала на квартире с десяти до четырех утра. Бедные соседи! Последней каплей было, когда я увидела, что люди, общаясь со мной, держат в руках включенный диктофон. Я поняла, что нужны преподаватели, единомышленники, музыканты, которые будут владеть знаниями, которые смогут управлять прежде своим аппаратом и уже потом смогут научить других. Так и пришла идея выпустить авторский курс по вокалу «Курс 24». Меня стали приглашать провести мастер-класс в высших учебных заведениях. Не для детей, а для преподавателей. Я была шокирована, когда на мой курс начали съезжаться вокалисты, преподаватели, теоретики, дирижеры из разных стран. В квартире я не могла их вместить. Пришло время, когда Артур сказал: «Мы открываем школу». Я приняла это и пошла за ним. Теперь моя школа в центре Киева, добро пожаловать. Позже я выпустила еще один курс – «Тайная жизнь вокалиста». Также в интернете есть бесплатная школа на моем канале в ютубе, в виде вокального видеоблога «Спой со мной» и «Рулада рулит». Уже есть филиалы школы в 40 странах.

 

– Насколько я знаю, уже будучи в зрелом возрасте, вы снова получили травму. К чему это привело? 


– В 15 лет меня случайно ударили, задели ногой по лицу в море, когда падали с «банана». Мне разбили носовую перегородку. Денег на операцию тогда не было. А для вокалиста петь и не иметь возможности сделать правильный, свободный вдох – это большое препятствие. Пришлось придумать, как петь так, чтобы моего дискомфорта никто не видел, не чувствовал. 14 лет я жила на каплях. Было сложно. Но если бы не эта сложность, думаю, ни методики, ни школы не существовало бы. Ситуация со здоровьем заставила меня придумать для своего организма путь, узкий певческий путь комфорта для связок, гортани, ведь резонаторы были закрыты. Так и появились термины, которые используют уже за пределами Украины: «узость гортанная», «выдыхая, не теряю», «эмоции вперед, техника назад», «петь на себя» и т.д.

 

– У вас слишком много испытаний судьбой. Откровенно говоря, это повод сломаться. Вы же решили не только продолжить петь, преподавать, но и начали сольную карьеру. Любите спорить с Фортуной или верите в себя? 


– Все испытания формируют в нас силу, будто готовят нас к чему-то. Люди, испытанные кем-либо, чем-либо, – это сильные люди. Когда развелись мои родители, у меня усугубился язвенный колит. Я начала по-другому ценить время, иначе относиться к своему здоровью, прислушиваться к организму. Мы с мужем стали писать другие песни. Например, альбом «Є час». По поводу того, что нужно верить в себя... Я никогда не верила в себя, это моя большая слабость. Если бы не муж и его вера в мой талант, Рулады бы не было. 

 

– Расскажите, как познакомились с мужем.


– Мы с мужем познакомились на репетиции, для концерта на Троицу, который проходил на площади города. Он играл на гитаре, а я дирижировала музыкальной группой и хором. На репетиции мы с ним даже не общались. Были заняты работой. А после репетиции я позвонила маме и сказала, что встретила своего будущего мужа. Мне было 15. Артуру приснилось в эту ночь, что я его жена и у нас родилась кудрявая доченька. Ему было 16. Это была любовь с первого взгляда! 

 

– Артур, насколько я знаю, является соавтором песен, которые вы исполняете. 


– Да. Я пишу музыку, а он наполняет смыслом мои гармонии и мелодии. Он соавтор всей моей жизни, мой лучший друг. 

– У вас есть заветная мечта? Хоть это и банальный вопрос, но хотелось бы узнать, что для вас значит мечтать и верить. 
– Мечта – это первая стадия веры. Мои мечты – это мысленные холсты, в которых я прекрасный художник. А вера – это основание моей жизни. Верить – это знать. Даже когда не видишь, не трогаешь, но точно знаешь, что оно существует. Это мое ожидание того, на что я надеюсь. Моя вера формируется от того, какое вокруг меня окружение, от того, что я слышу, вижу. Мечтаю иметь сильную, верную команду в жизни, с которой я смогу творить сильные вещи. Пока моя команда – это мой муж. Вот он предлагает нарожать много детей, чтобы они на нас работали. (Улыбается.)

 

– Читая вашу биографию, невольно задумываешься о каком-то высшем предназначении для каждого из нас. Что об этом думаете?

 
– Безусловно! У каждого из нас есть призвание. Не всегда призвание приносит деньги. Иногда человек понимает свое предназначение с детства, иногда в 40 лет, а бывает, что не понимает вовсе. Думаю, что каждый должен осознавать, что в нем есть какая-то суперспособность. Это больше вопрос к родителям. Если бы все внимательно относились к детям и их пристрастиям, было бы больше счастливых людей на Земле. 

 

– Каждая ваша песня – это нечто большее, чем просто музыкальная композиция. Кроме профессионального исполнения есть то, что делает исполнение невероятно «живым». Что это – методика, техника, душа? 


– Наверное, все вместе. Суть профессионализма и техничности – отработать навыки настолько, чтобы применять их не задумываясь. Вокалист, который думает на сцене, как правильно спеть нужный прием или как бы не фальшивить, либо вспоминает слова песни, может восприниматься как робот, даже если ему удается делать все технически верно. Многие мои ученики спрашивают меня, сколько нужно учиться, чтобы владеть вокалом в совершенстве. Я, конечно, делаю прогнозы, но, откровенно говоря, не могу дать точный ответ. Так, как я пою, я пела всегда, с детства. И когда мне говорят «пой проще», для меня это все равно, что сказать спортсмену «беги медленнее» или боксеру – «бейся вполсилы». Я бегаю вот так. Пусть медленнее бегают другие, а я хочу быстро. Мне так нравится. Когда я на сцене, – я в своей стихии. Я не думаю о технике, а наслаждаюсь пением. Я вкладываю в него всю свою душу и все свои эмоции, проживаю каждую строчку. 

 

– Кроме мечты, есть какое-то профессиональное стремление? Может, вы хотели бы спеть дуэтом с Мадонной или покорить оперную сцену? 


– Планирую сделать концерт авторской музыки с симфоническим оркестром. Спеть дуэтом мечтаю c известной gospel-певицей Ким Беррелл. Ким была преподавателем по вокалу и духовной наставницей потрясающей Уитни Хьюстон. 


– Наша редакция желает вам исполнения всех заветных желаний и свершения профессиональных планов! 


– Большое спасибо. Желаю всем крепкого семейного счастья, все остальное приложится!

 

Фото предоставлено пресс-службой певицы


 

Share on Facebook
Share on Twitter
Please reload

Please reload

Также вам может быть интересно: